Ге Николай

 

 

Автопортрет 1893 год.

 

 

 

Уннкальность творчества Николая Ге (1831-1893) — в его несвоевременности. Он раньше других создал шедевр всей жизни — картину «Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе-. Последующие двадцать лет художник почивал на лаврах — то есть что-то писал, но ничего из ряда вон выходящего. Когда же передвижники — его соратники и сверстники — выдохлись и в русском искусстве главенствовали совсем другие имена (Серов. Коровин, Левитан), Ге, образно говоря, вырвался вперед. Его поздние работы на евангельские сюжеты — образец зрелого экспрессионизма. В Европе так будут писать в 1910-е годы.

 

Картины -Христос и Никодим», «Что есть истина?*, «Суд Синедриона», «Голглфа» были написаны в последние годы жизни, в конце 1880-х — начале 1890-х. В этом ряду «Христос и Пилат» — самое схематичное, чрезвычайно простодушное в своей назидательности произведение.

 «Что есть истина?» Христос и Пилат. 1890 год

 

Разговор библейских персонажей передан здесь как монолог Пилата. Он подобен артисту на сцене, залитому светом прожектора. Эффектно освещена его массивная, словно гипсовая, рука, такой же монолитный череп и вся прочая фигура, задрапированная в тогу, как античный мрамор.

Христос, напротив, похож на жалкого студента-разночинца. забредшего в античный зал Эрмитажа. Он демонстративно худ и патлат. Он и в разговоре не участвует — так. со стороны наблюдает исполнение главной партии.

Но даже среднеобразованныи зритель догадывается, кто прав и виноват: молчание Христа выразительней иного крика.

Мизансцены позднего евангельского цикла у Ге очень напоминают фото оперных постановок; минимум декорации, эффектные паузы и выразительные жесты. Это вообще

энциклопедия жестикуляции: как выразить гнев, отчаяние, волю, правоту и проч.

Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе  »
Всплеск эмоций, который в картине про Петра и Алексея сосредоточен в кулаке царя, до побеления сжимающего рукоять стула, — в других произведениях художника равномерно распределен по персонажам, разделен на положительные и отрицательные эмоции.

В нынешнее время, когда кино и театр предложили столь много вариантов разнообразного выражения чувств через жесты, композиция Ге кажется слишком буквальной. Но для своего времени она была весьма неожиданна.

■ Людмила ЛУНИНА

 

 

Борис Годунов и царица Марфа.

Крамольная картина

А. МЕЛЬНИКОВ, кандидат исторических наук

Николай Семенович Лесков, будучи уже признанным писателем, написал рассказ «Зимний день». Примечательно, что, закончив его, он заметил: «На «Зимний день» много где будут рычать: это неизбежно». И действительно, первый же редактор, которому он отправил рукопись, вернул ее с уведомлением: «Это—отрывок из Содома и Гоморры, и я не

дерзаю выступить с таким отрывком на божий свет». Но нашелся издатель, который решил опубликовать рассказ.

«Распятие» 1893 год.

 

В «Зимнем дне», где Лесков показывает гнилость, преступность, реакционность высшего общества, есть такой диалог:

«… — Но постойте, господа, я видел картину Ге!

— Опять яичница?

— Нет. Это просто бойня! Это ужасно видеть-с!

— Очень рад, что его прогоняют с выставок!»

Что за бойня? Почему автор выделил это слово курсивом? В последнем издании сочинений Лескова так комментируются цитируемые строки: «Ге Николай Николаевич (1831—1894) — выдающийся русский живописец. «Бойня» — по-видимому, цикл картин Ге.

Такая справка мало что объясняет, и выделенное писателем слово остается для современного читателя загадкой.

Портрет Н.И. Петрункевич 1893 год

Чтобы разгадать ее, перенесемся в 1894 год. В Петербурге открывается выставка художников-передвижников. Одна из подготовленных к экспонированию картин — «Распятие» Н. Н. Ге — вызывает гнев президента Академии художеств великого князя Владимира. Он называет картину «бойней» и приказывает убрать ее с выставки. Вот почему Лесков, писавший вскоре после этого «Зимний день», употребил в своем рассказе слово «бойня». Писатель подчеркнул особый смысл слова, выделив его курсивом. Это может восприниматься и как намек на неблаговидную роль властей, которые пытались скрыть от широкой публики творение замечательного живописца.

Пыпин Александр Николаевич. Русский литературовед, филолог, историк.

Но почему запретили выставлять картину? И. Е. Репин, выражая, очевидно, мнение большинства художников, писал: «Меня очень удивило, что «Распятие» Ге для выставки не разрешили. Я никак не мог разгадать причину запрещения ее». Причина же «запрещения» картины, вероятнее всего, заключалась в том, что власти опасались, как бы зрители не увидели в изображении казни какие-то аналогии с тем, что происходило тогда в России.

Флоренция.1864 год.

 

Творчество Н. Н. Ге шло вразрез с тем направлением в искусстве, которое официально культивировалось. Хотя он и писал на религиозные темы, но был далек от проповеди религиозности. В евангельских сюжетах он искал ответы на этические проблемы своего времени. И в этом он не был одинок. В статье В. Вишнякова «Творческий подвиг передвижников» отмечалось, что в «Тайной вечере» и «Что есть истина?» Ге, в картинах «Христос в пустыне» Крамского, «Христос и грешница» Поленова религиозное содержание уступает место реальным нравственно-психологическим проблемам, волновавшим современников».

В картинах Ге на историко-мифологические сюжеты зрители узнавали лица В. Г. Белинского, А. И. Герцена. В картине «Саул у Аэндорской волшебницы» образу пророка художник придал черты Белинского. Для рисунка головы Христа в «Тайной вечере» использовал фотографию А. И. Герцена. В картине «Христос в Гефсиманском саду» изобразил соратника Гарибальди отважного Сони.

Дворик в окрестностях Неаполя. 1858 год.

 

Многие современники Ге знали, что он, находясь за границей, написал с натуры портрет А. И. Герцена. Художник провез на родину картину тайно, наклеив на нее изображение Моисея. Конечно, хотя экспонировать на официальных выставках эту работу он не мог, многие увидели ее. Весть о необыкновенном портрете быстро распространилась, и в квартиру художника началось настоящее паломничество. То же произошло и с картиной «Распятие» после удаления ее с выставки. Поклонники таланта Ге поместили крамольную картину на частной квартире, и сюда устремилось множество людей. Хозяйка квартиры вспоминала: «Были художники, врачи, литераторы, педагоги, ученые, сановники, рабочие, моряки, военные, юристы, чиновники всевозможных ведомств, светские дамы, просто дамы, учительницы, женщины-врачи, даже один священник, наконец, масса женской и мужской молодежи… Особенно горячо относилась к ней (картине. — А. М.) молодежь».

Среди .тех, кто приходил смотреть , была учительница воскресной рабочей школы Н. К. Крупская. Она вспоминала: «На меня картина произвела сильное впечатление; при втором посещении произвела также впечатление и сама личность Ге. Он был толстовец. Когда он говорил как толстовец, это было скучно. Но чаще он говорил как художник. Он рассказывал, как он писал картину, что при этом переживал, что думал, как менялись в ходе работы его представления об искусстве, рассказывал, как владела им творимая картина и как в минуту смерти любимой жены он, вглядываясь в ее угасающее лицо, старался уловить тень смерти, чтобы отобразить ее на своей картине».

Портрет неизвестной. 1868 год.

Н. К. Крупская захотела, чтобы рабочие — ученики воскресной школы — тоже посмотрели картину.

— Зачем это,— изумилась другая учительница- — Что даст рабочим картина? Господь терпел и нам велел?

— Нет, — отвечала Крупская,— такого вывода они не сделают.

И, собрав человек десять, она отправилась с ними на квартиру. Картина произвела большое впечатление на питомцев школы. Это видел и Н. Н. Ге. Он услышал, как рабочий С. И. Фунтиков стал высказывать свои суждения о картине. «Тогда,— вспоминала Н. К. Крупская,— какими-то судьбами, выплыли на сцену капиталист и рабочий, рабочее движение, социализм. Внешне это было нелепо, но внутренне, логически — осмысленно. И то, что хотел сказать Фунтиков, поняли и его товарищи, сочувственно поддержавшие его. У К Н. Ге заблестели слезы на глазах, он взволнованно обнял Фунтикова и говорил, что он именно это-то и хотел сказать картиной».

Возможно, что всех обстоятельств, связанных с показом крамольной картины, Н. С. Лесков не знал. Но он знал, что замолчать ее не удалось. Лесков сочувственно относился к Ге, следил за его творчеством, морально поддерживал в трудные минуты. И, выделяя слово «бойня» особым образом в тексте своего рассказа, тем самым как бы возглашал: «Над творением истинного художника не властен суд царей!»

Христос и Никодим. 1886 год

Н. Ге по- своему подходит к построению композиции. Убедительное тому доказательство   его эскиз «Христос и Никодим». Автор заинтересован контрастом психологическом сопоставлением темного и светлого, красного и зеленого, укрупнением персонажей; фигуры целиком заполняют площадь холста.

Это стремление к укрупненности — еще одна характерная особенность фрагментации.

 

А «бойня» причинила еще немало хлопот властям. Жандармы находили у некоторых рабочих, арестованных за революционную деятельность, фотографию этой картины. И, что было самым удивительным, читали на ней: «От любящего Ге». О чем говорила эта дарственная надпись, жандармы так и не дознались. А дело было в том, что К Н. Ге всем рабочим, которые вместе с Крупской пришли смотреть картину, преподнес снимок своего детища с таким автографом.

После смерти Н. Н. Ге его сын счел опасным оставлять картину в России и вывез ее за границу. На чужбине она не была понята публикой. Н. К. Крупская вспоминала: «Я видела эту картину потом в Женеве. Одиноко и никчемно стояла она в зале, и недоуменно смотрели на нее проходящие в шляпах и перчатках. И мне было обидно».

Не такая ли обида за любимого художника и побудила t-^ С. Лескова включить «бойню» в свой рассказ «Зимний день»?

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта