Копач Виктор

Копач Виктор Казимирович (1970) — белорусский скульптор. Родом из Гродненской области. Учился в Минском художественном училище у Б. Ч. Лазоревича. Окончил Белорусскую Академию художеств. Участник II Международного симпозиума скульпторов в Пензе.

Легенда о Любви.

В сентябре в Пензе завершился II Международный симпозиум скульптуры, в котором приняли участие 47 человек — количество, рекордное для России, а по интернациональному составу едва ли не самое представительное аналогичное мероприятие в мире. (Только один из китайских симпозиумов по числу участников вдвое превосходит пензенский. Но этот симпозиум — часть национального проекта создания скульптурного парка.)

«Подсевшие» на симпозиумы

…В белом облаке мраморной пыли стучат скарпели и жужжат болгарки. Любопытные, рискнувшие нырнуть в облако, обнаруживают внутри контуры будущих изваяний: экзотических животных, сказочных персонажей, причуды абстракционистов. И скульпторов, отсекающих лишнее от каменных глыб, в респираторах, с головы до ног покрытые белой пудрой. Их имена и национальную принадлежность можно прочитать на табличках-визитках, маркирующих каждое рабочее место. Франция, Германия, Япония, Буркина-Фасо, Перу, Иран, Великобритания, Новая Зеландия, Италия, Чехия… В течение трех недель творчество иноземных ваятелей можно наблюдать в режиме онлайн, они доступны для желающих подискутировать и сделать фото на память,..

Ежегодно в мире проводится несколько сотен скульптурных симпозиумов. Среднее количество участников -человек 15, а подбираются они из тех, для кого симпозиумы — предпочтительная форма работы. Как правило, не великие художники, но крепкие профессионалы. Смысл мероприятия — на конкурсной основе собрать команду скульпторов, предоставить им материал и возможность в течение нескольких недель поработать аврально и изваять произведения, заявленные в макетах, в полную величину. Контракт; который заключается между скульптором и организаторами, предусматривает разные принципы компенсации расходов и выплаты гонораров, часто — дольно символические. Но большинство завсегдатаев таких мероприятий признают себя людьми «подсевшими» на симпозиумы, поскольку, кроме условий для творческой реализации и оказии увидеть новые места на планете, симпозиумы предоставляют возможность общения с коллегами на самой демократической основе. А для многих ваятелей крупных форм участие в таких мероприятиях имеет особую привлекательность, ибо парковая скульптура требует дорогостоящего и тяжеловесного материала, а главное — обеспечения места, где ей надлежит существовать для всеобщего обозрения. Ведь организаторами симпозиумов, как правило, выступают те, кто берет на себя ответственность за оформление публичных территорий, что придает мероприятию социальный уклон — не только дополнительный стимул для участников, но и определенное моральное право для организаторов на порядки снизить размеры гонораров.

Пластическая мысль под Пензой

В Пензу съехались представители почти трех десятков государств, отобранные из более чем 400 претендентов. В этом году тема — «Мифы и легенды», материал — мрамор, дерево или металл, а место, где они могут наполнить мыслью и чувством трехмерное пространство, то же, что и в прошлом году: территория загородного отеля «Чистые пруды» Владелец которого — управляющий пензенской компании «Росстрой» Константин Волков — один из немногих в России оценил дивиденды, которые может принести участие в такого рода культурном проекте. Цитируя Филиппа Котлера, Волков объясняет это просто: «Сейчас главное — маркетинг территории. Если у вас есть успешное предприятие, а вокруг — все плохо, предприятие не будет развиваться’.’ Поэтому на 150 гектарах арендованных им земель вокруг своих отелей и будущей собственной виллы предприниматель решил разбить публичный парк скульптур, привлекающий клиентов в отель, но и открытый для всех мимо проезжающих и даже для привозимых на экскурсию школьников отдаленных пензенских деревень: в период проведения симпозиумов Волков сам проводит экскурсии, «показывает детишкам красоту». Причем патриотический размах амбиций Волкова был изначально высок: сделать свой парк международной пластической мысли крупнейшим в мире, чтобы занести его (и Пензенскую область) в Книгу рекордов Гиннесса, привлечь на мероприятие (и в Пензу) представителей посольств, а также многочисленных туристов.

Напрашивающаяся аналогия с Большими Васюками не работает, потому что результаты прошлогоднего симпозиума вполне материальны — арт-объекты формируют молодой парк, скульптуры по дереву и рисунки (в рамках симпозиума скульпторам предлагают проявить себя и на этом поприще) украшают фойе отелей. А среди приехавших на нынешний симпозиум в Пензу уже есть несколько «гроссмейстеров» международного уровня: академик Международной академии при ЮНЕСКО, народный художник и скульптор Левон Токмаджян, живая легенда современного искусства Южной Кореи Ким Кван Во, председатель союза скульпторов Чили Патриция Дель Канто. Послы пока не подтянулись, но первой ласточкой в числе официальных представителей прилетел директор Культурного центра Южной Кореи в Москве.

Но главное — уровень некоторых работ, за исполнением которых можно было наблюдать с раннего утра и до полной темноты (энтузиазм неудержимый, участники даже требуют установки ночного освещения, хотя соревновательность, как таковая, в уставе симпозиума отсутствует). А также разнообразие интерпретаций: каждый художник — целый мир, а здесь еще созвездие школ и национальных культур.

…Головы «Драконов» норвежца Нильса Хансена зашифрованы в мраморном змеином гнезде. «Песню о жизни» Муссы Каборе (Буркина-Фасо) поет трехметровая бронзовая антропоподобная конструкция, каждый уровень которой — отдельный космос для миниатюрных человеческих фигурок. Команда скульпторов-металлистов из Японии соорудила конструкции, которым каждый волен дать свое толкование — это, пожалуй, самый отдаленный от представления о прекрасном российского обывателя авангард (девушек с веслом и отбойным молотком, физкультурников и вождей мирового пролетариата не просто вырвать из сердца). «Скрытую красоту» Юрий Ткаченко увидел в устремленном вертикально к небесам прекрасном лике, черты которого слегка размыты под вуалью. Своего «Коня Троянского» — концептуальную детскую лошадку с армией солдатиков внутри — иранец Сайд Ахмади вырубил из дерева. Железный «Богатырь» бельгийца Тьерри Лауверса, считающего себя реинкарнатом русских богатырей, с напоминает, скорее, рыцаря, зато похож на самого Тьерри. «Веснянка» Левона Тахнаджяна в мраморной пене одежд и волос, наверное, самое ювелирное творение в галерее скульптур. А «Раненый кентавр» серба Надима Хадзиахметовича — решетчатый и болезненно диспропорциональный — миф абсолютно поэтический. Время покажет, есть ли среди них Родены, но Камиллой Клодель они называют между собой французского скульптора Летисию Базлер, работа которой — «Птица Сирин», излучающая умиротворение и покой, — получила почти единодушное признание коллег

Все это заставляет верить в реальность замыслов затейника — Волкова: устроить под Пензой свой Петергоф, оригиналом которого он так очарован. Кстати, образ Петергофа подразумевает и зеленые насаждения (у Волкова своя агрофирма «Ботаник»). И тут предпринимательский гений Волкова не оставил своими заботами тех жителей Манхэттена и Аравийских пустынь, которые могут и дом построить, и сына родить, а вот дерево посадить для них — самое сложное. И решил сажать для каждого (заплатившего 10 евро) по личному дереву, за дополнительную плату растить eго и предоставлять клиентам возможность в любой момент полюбоваться взращенным на пензенской земле заочным’питомцем» через спутниковую навигационную систему Глонасс,

Пензенской земле не чужды скульптурные традиции. В 120 километрах от Пензы, в городе Саранске, существует скульптурная достопримечательность мирового значения — музей мордовского классика Степана Эрзи. Да и Пензенское художественное училище выпустило немало известных скульпторов. Из их числа и Юрий Ткаченко, автор первого и единственного памятника Мейерхольду (во дворе пензенского дома-музея) и активный участник международного симпозиумного движения. Первый симпозиум в Пензе и в мире -по бронзе — Ткаченко организовал и провел два года назад совсем без денег. Был замечен Волковым и выбран из нескольких кандидатур в качестве худрука и организатора проекта (на место руководителя художественного симпозиума в Пензе претендовал, представьте, Никас Сафронов), Маркетинговый расчет и патриотический порыв предпринимателя счастливо совпал с профессиональным и творческим интересом художника: «Моя цель — как ни смешно звучит поскольку не в Москве живу, — собрать коллекцию скульптур, которую невозможно собрать. И пригласить тех, кого невозможно пригласить, поскольку они слишком хорошо оплачиваются и за скромное вознаграждение никуда не поедут. И с каждым годом все больше удачи» Действительно, нынешней осенью в «мраморном облаке» трудились профессора из университетов изящных искусств Пекина, Токио, Киото, Анталии, Пусана, Сантьяго, Еревана — всего одиннадцать преподавателей ваяния! Ткаченко вместе с супругой — пензенской художницей Валентиной Дусавицкой — обеспечивают такую творческую и дружескую атмосферу в ежегодно обновляющемся коллективе паркостроителей, которая позволяет предпринимателю Волкову за более чем скромный гонорар в 1000 евро получать в собственность результаты пластической мысли художников со всех уголков планеты (кроме разве что нашего с вами Отечества: российские художники, говорят, дешевле чем за 5000 долларов не работают, поэтому заявок на пензенский симпозиум не подают).

 

…Еще не начался прощальный банкет; а грузовик-подъемник уже развозит новые экспонаты по парку-музею, как фигурки по шахматной доске, вписывая причудливые изваяния в пейзаж средней полосы России. На берегу большого Чистого пруда появился третий в стране (после ЦДХ и муниципального парка в Солнечногорске) не по масштабу и художественному уровню, но по возрасту парк скульптур. И хотя по условиям контракта ничто не мешает Константину Волкову распорядиться дорогостоящими плодами симпозиума по своему усмотрению, хочется верить в его новое экономическое мышление: «Я ничего не хочу продавать или дарить. Если я вдруг умру, и детям моим достанется большое наследство, счастья эти деньги им не принесут. Когда деньги приносят людям удовольствие, в данном случае зрительное удовольствие от лицезрения приятного — деревьев, цветов, скульптур — возникает элемент внимания, интереса, желания. И действия! В маркетинге это называется AIDA («attention, interese, desir, action»), жизнь другая у человека начинается»

…Областное министерство культуры уклоняется от участия в мероприятии, пренебрегая возможностью украсить ландшафт Пензы. Но капиталист Волков твердо настроен придать уже следующему симпозиуму гигантский масштаб и такой художественный уровень, чтобы в самом недалеком будущем скульпторы считали за счастье бесплатно дарить пензенскому парку-музею свои работы.

Светлана ПОЛЯКОВА

 

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта