Умарбеков Джавлон

Умарбеков Джавлон (1946) — советский узбекский художник из Ташкента.  Учился во ВГИКе у Ю.Пименова, И.Иванова-Вано, В.Токарева.

umarbekov1Большая вода. Год 30-й.   1977 год.

Невыносимый зной. Солнце, будто расплавившись, вылилось на иссушенную землю. Всюду, насколько хватает глаз, видны люди. В шум стройки вплетаются трубные звуки огромных медных карнаев, словно отмеряя такт движениям работающих. На переднем плане группа загорелых парней кетменями и кирками долбит землю. Ритмичны движения людей. Трудовым вдохновением, задором дышат их лица. Поодаль зазывно дымят пузатые самовары, приглашая уставших подкрепиться ароматным чаем. Идет строительство Большого Ферганского канала… Это картина «Большая вода. Год 30-й», одна из работ Жавлона Умарбекова — живописца из Узбекистана, лауреата премии Ленинского комсомола.
— Я считал своим долгом написать такую картину, — говорит Умарбеков, — хотя на эту тему выполнено немало работ, в том числе известных художников. Борьба за воду — извечная проблема народов Средней Азии. Вода — это новые освоенные земли, хлопок и пшеница, многое другое, что в изобилии может родить наша земля, стоит лишь напоить ее влагой.
Творческая биография Жавлона началась с молодежной выставки в Ташкенте в 1965 году, где было показано несколько его работ (тогда он учился на пятом курсе республиканского художественного училища имени Павла Бенькова). Среди них было полотно «Урожай», сразу получившее признание.

— Когда Умарбеков пришел к нам на художественный факультет, он обратил на себя внимание необыкновенной творческой активностью, — вспоминают преподаватели Всесоюзного государственного института кинематографии Б. М. Неменский и В. А. Токарев. — С первого курса этот скромный, собранный, с хорошей профессиональной подготовкой студент заинтересовал педагогов. Он хорошо рисовал. Выставлял на просмотрах не только учебные, необходимые по программе, но и самостоятельные работы — сложные, с интересным композиционным поиском. Делал групповые портреты, удачно компоновал различные наблюденные в жизни сюжеты, а это на начальных курсах тогда еще не практиковалось. Работал увлеченно, по всему было заметно, что, выбрав профессию, цель жизни, шел к ней уверенно, осознано.

В студенческие годы в период учебной практики Умарбеков часто путешествовал. Прибалтика, Кавказ, средняя полоса России дали богатый материал жизненных наблюдений. Возвращаясь на каникулы в родной Ташкент, Жавлон работал в мастерской народного художника Узбекистана Чингиза Ахмарова. Они стали друзьями. В то время и написал Умарбеков картины — «Песня», «Мой друг», «Далекое детство», «Когда созрел тутовник» и другие.

Культурная и творческая атмосфера Москвы, посещение музеев, выставок расширили кругозор молодого живописца. Обилие художественной информации, полученной Жавлоном в годы ученичества, позволило ему целенаправленно изучать богатейшую культуру Средней Азии, творчески использовать в работе традиции старых восточных мастеров.

Желание больше увидеть сохранилось в нем и после окончания института. Он много ездит по Узбекистану, братским советским республикам. Побывал в творческой командировке в народной Польше. Рисовал стройки, новые заводы, возведенные с помощью Советского Союза.

— Раньше не приходилось писать картин на индустриальные темы, — рассказывает он. — Сперва было трудно, словно растерялся среди стальных и бетонных конструкций, сплетений труб. Но постепенно все это обрело гармонию, «увиделось» в художественном плане.

В результате художник создает картины «Большая Гута» и «Торжественный пейзаж». Первая из них экспонировалась в Москве на Всесоюзной художественной выставке «По ленинскому пути», посвященной 60-летию Великой Октябрьской социалистической революции.

Многочисленные путевые зарисовки — особая страница творчества Умарбекова. В его карандашных работах, будь то беглый набросок или этюд, всегда чувствуется серьезное отношение к рисунку, внимание к натуре. Он умеет живо схватить детали, передать характерные позы людей, движение. Вот на одном из его рисунков гузар в Хиве. Гузар — это на востоке центральное место селения, где находятся магазины, чайхана, куда вечерком собираются люди потолковать о жизни, выпить чаю. Вокруг высохшие, отполированные временем карагачи. А в старой мечети теперь кузница…

umarbekov3Гузар в Хиве.    1971 год.

В 1977 году художник начал работу над циклом картин из истории становления Советской власти в Узбекистане, обединенных общим названием «Время, вперед!». Вот полотно «Юность отцов» — рассказ о борьбе с басмачеством. На переднем плане освещенное луной скрюченное дерево — символ старого времени. С гор спускается отряд красных конников. Они движутся стремительно, как огненная лава.

— Пытаюсь делать вещи так, чтобы сюжет был предельно прост, но заключал большой внутренний смысл, иногда даже с элементами иносказания, — поясняет художник.

umarbekov4Портрет Сардора с красным львом.   1976 год.

«Посвящение Абдулле Набиеву» — раздумье о комсомольцах 20-х годов, картина-памятник организатору первых комсомольских ячеек в Туркестане, зверски убитому басмачами. Сюжет картины таков: женщины — матери, жены — провожают мужчин на борьбу за новую жизнь. А она уже началась: художник показал на дальнем плане пахоту мирно работающих людей.

umarbekov2Портрет легендарного комдива Миршарапова.   1978 год.

«Портрет легендарного комдива Миршарапова» повествует о народном герое Узбекистана. Это парадный конный портрет, выполненный в традиционной форме. Миркамил Миршарапов — советский военачальник, вышедший из крестьянских низов, восемнадцати лет вступил в партию, занимал важные посты в правительствах Хорезмской и Бухарской республик, был послом СССР в Монголии.

Для Умарбекова характерно пристальное внимание к образу человека, что свойственно большинству молодых художников. Их работы — это почти всегда попытки через образное решение раскрыть сложную взаимосвязь человека и времени, старого и нового, практической деятельности людей и окружающего мира.

…Имя художника — Жавлон — можно перевести с узбекского как устремленный. И оно отвечает его характеру.

Д. ДЖАЛАЛОВА. Журнал «ЮХ».

 umarbekov 003Человек разумный.   1980 год.

«Перепады времен» в картинах все более стали выходить за пределы композиционной стилистики, внутренней и внешней хронологии образов, сближаясь с широкой общественной и духовной проблематикой эпохи. Возникшие в этой связи конкретные варианты решения темы многочисленны и разнохарактерны.

Были созданы произведения, явственно и последовательно посвященные такой концепции. Например, в картине «Человек разумный» (1980) на равных правах соседствуют персонажи ренессансной классики— микеланджеловский Моисей, Венера Боттичелли (которая, как высший символ совершенства, помещена в центр композиции) и великие мудрецы — Авиценна, Данте, Навои, Леонардо, Циолковский. Эйнштейн. Рядом с ними— народный певец, рапсод, устами которого говорит само предание. В картине нет развернутого сюжетного действия: монтажное объединение ее отдельных персонажей напоминает программную музыку, где мелодические линии и образы точно соотнесены с какими-то определенными темами и событиями. Впрочем, тут есть программность не только внешнего, сюжетно-образующего плана.

В отличие от картин начала 70-х годов, где образы прошлого возникали в плане сугубо субъективного переживания, «Человек разумный» несет в себе масштабный обобщающий тезис, провозглашая торжество исканий и обретений разума, цементирующих всю историю цивилизации.

На этом основана и временная структура картины. В ней нет конкретных деталей современной жизни, но само объединение взятых из разных эпох персонажей сделано с позиций сегодняшнего взгляда на историю. Сама территория монтажа — это наше время, наше мировосприятие.

А.Каменский.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта