Караваджо Микеланжело

Караваджо Микеланжело Меризи да (1571-1610) — итальянский художник, основатель реализма в живописи. Писал свои картины без рисунков и эскизов, реализовывал свои композиции сразу на холсте. Первым применил резкое противопоставление тени и света.
Папские конюшни на Квиринале (Скудери дель Квиринале) отмечают десятилетие своего превращения в один из самых лучших римских выставочных залов. Это не преувеличение. И хороша галерея прежде всего тем, что на ее территории не дышит далекое прошлое, как повсюду в Риме. Здесь от главного — посещения тематической выставки — не отвлекают ни мраморные фризы, ни статуи в нишах, ни мозаики на попу, ни внутренние дворики. Наоборот, в Скудери все раздражает, как в музеях бывшего СССР хочеся скорее войта в синтетическое выставочное пространство и забыться в искусстве.

История здания конюшен действительно восходит ко временам, когда на Квиринале в своих летних резиденциях традиционно отдыхали римские папы, и в XVIII веке в стенах будущей галереи располагался манеж с лошадьми. А после того как главная вилла — Квиринальский дворец — перешла во владение короля Виктора Эммануила II, манеж снова пригодился по назначению, и когда лошадок сменили автомобили, Скудери превратились в гараж для правительственных машин. В 1938-м же здание вообще перестали эксплуатировать и, соответственно, ремонтировать — так оно и простояло в запустении шестьдесят лет: живой укор в центре города у так называемого итальянского Белого дома. Почему его отреставрировали в 1999 году в стилистике советских ДК — загадка. Итальянцы, для которых туризм стал предметом любимого экспорта аж с XIX века, подумали, что внутреннее убранство галереи, расположенной в правительственной зоне, не должно быть ни ультрамодным, ни стилизованным под античную старину, ни барочным, а таким
нейтрально-современным, вызывающим ассоциации с недавним прошлым Италии. Сделав книксен коммунистам, с тематикой соцреализма музей более никак не связан. Вот уже десять лет подряд здесь проходят самые изысканные выставки. Нынешняя посвящена Караваджо.

Интерес к творчеству художника не иссякает, усталые туристы бродят вечерами с путеводителями в руках по римским церквям в поисках разрозненных картин Караваджо, находящихся в открытом доступе; в музеях не устают рисовать стрелки, по которым можно быстро отыскать залы с одной-двумя работами Караваджо; кураторы придумывают темы новых выставок, куда могли бы войта вожделенные народом полотна мастера. Революционное во всех отношениях творчество художника потворствует игре мысли современного интерпретатора. Караваджо — первооткрыватель натюрморта, волшебник света, основоположник реалистической живописи, бытописатель плебса, толкователь Библии, авантюрист и дуэлянт, каких свет не видывал. Все эти аспекты личности и творчества Караваджо многократно освещались. Велись споры вокруг работ его последователей — так называемых кавараджистов. Кроме официальных последователей, которые сознательно писали в манере Караваджо и развивали заявленные им темы, были и такие, чьи картины долгое время приписывались киста самого художника. На сегодняшний момент споры об авторстве Караваджо практически закончились — круг оригинальных работ замкнулся. Сливки с этого круга и решили снять устроители выставки в Скудери. Здесь только «надежный» подлинный Караваджо: двадцать четыре работы, из них две — из музеев США. Вокруг этих заокеанских работ — столпотворение.

Концерт.   1594 год.

Если картину «Музыканты» (у нас известную под названием «Концерт») многие и знали по частым репродукциям, хотя в случае с Караваджо изучение репродукций практически бессмысленно, то «Св. Иоанна Крестителя» из канзасского музея можно назвать подлинным раритетом. Креститель — один из любимых персонажей художника, он не уставал рисовать этого мальчика облачённого в верблюжью шкуру, дерзко отказался от классических канонов изображения Предтечи, вечно похожего на героя эпоса о Гильгамеше. Собственно, реализм Караваджо, если о нем говорить, в том и заключается в том, что он по возможности избегал общих мест при изображении библейских персонажей. Святой ститель хоть и был пустыником, ноего молодость и красоту ни одно из Евангелий не отменяет. Караваджо уподобляет Предтечу героям античных мифов, которым уготована жестокая судьба (беднягам Адонису и Гиацинту) религиозный пафос картин чудесным образом сохраняется.

Историю апостола Павла от Караваджо на Квиринале не рассказывают, так как дело происходит в Риме и за этими сюжетами можно отправиться по церквям.

Лютнист.     Фрагмент.

Россию на выставке представляет эрмитажный «Лютнист» и попльзуется там успехом, потому что работает без конкурента — нью-йоркского «Лютниста», как две капли воды похожего только окруженного другими аксессуарами (на эрмитажной картине есть элементы натюрморта — букет и фррукты а американская работа — скорее чистый портрет.)

Корзина с Фруктами.   Конец XVI в.

Екатерина БЕЛЯЕВА

 

Ломбардия не является самой «музейной» областью Италии, особенно Милан с его культом деловитого и энергичного человека, которому некогда самому заниматься искусством, но нетрудно выделить миллионы на собирательство шедевров для города. Одно из такого рода миллионерских собраний в Милане -Епархиальный музей, или, как его еще называют, Музей диоцеза, который открылся ровно десять лет назад, в 2001 году, а сейчас с помпой празднует годовщину рождения роскошной выставкой «Глаза Караваджо’,’ подготовленной главой итальянских искусствоведов — консервативным ученым Витторио Згарби.

Гадалка.   До 1595 года.

Новый музей является частью огромного комплекса, включающего знаменитую базилику Сант-Эусторджио, которая исторически считалась важнейшим местом для поклонения пилигримов, путешествующих в Святую землю или Рим. В ней были захоронены «три короля’; или, как их называет Библия, «три мага’.’ Мифические останки библейских персонажей связывают с именем Эусторджио (IV век), епископа Миланского, основателя первой церкви на этом месте. В XII веке, когда Милан был захвачен Фридрихом Барбароссой, реликвии магов перевезли в Кельн, где они благополучно хранились вплоть до начала XX века С 1903 года чудесные мощи снова покоятся в Сант-Эусторджио. Капеллы этой церкви — маленькие музеи ломбардской живописи. В Милане, как и по всей Италии, церковные картины — даже самые ценные экземпляры — висят на своих исторических местах. По левую руку от фасада церкви Сант-Эусторджио стоит каменная кафедра конца XVI века — точная копия той, с которой выступал замученный еретиками святой Петр Веронский. Справа же — несколько часовен, пристроенных а XIII — XV веках семействами Висконти, Портинари, Бривио и другими. Капелла Бривио сооружена самим Браманте, а капелла Висконти располагает фресками и саркофагом Стефано Висконти, который хоть сам городом и не поруководил, но зато мог бы порадоваться успехам в этом деле своих сыновей: Маттео, Галеаццо и Барнабо были правителями Милана в течение тридцати лет. А еще в Висконтиевой капелле хранится старейшее в Ломбардии деревянное распятие, которое прикосновением избавляет беременных женщин от жара и лихорадки, а всех остальных — от мигрени.

Больной Вакх.   Начало 1590-х годов.   Фрагмент.

Собственно Епархиальный музей занимает покои и внутренние дворики бывшего доминиканского монастыря, и вход в него — не через многочисленные кирпичные ворота церковного фасада, а со стороны — через специальный деревянный вестибюль. Музей диоцеза — это не просто обнародованная монастырская коллекция, а концептуальный музей, претендующий на звание серьезной пинакотеки, как миланские же Брера и Амброзиана. Специализация этого музея — ломбардское искусство от Средневековья до XXI века. Любимый автор XX века, чьи работы красуются в Епархиальном музее, — Лючио Фонтана. Пока упор делается на классику — каждый год в Епархиальном музее проходит по 2 выставки, посвященные художникам или скульпторам, чья биография была как-то связана с ломбардской столицей. Любимым персонажем остается Караваджо, чье детство и юность прошли в Милане. С его именем была связана первая выставка музея в 2001 году, и вот сейчас Караваджо снова в эпицентре интереса Витторио Згарби, который подготовил чудесную экспозицию в Музее диоцеза «Глаза Караваджо» — это выставка работ своеобразных предтечей Микаланджело Меризи, прозванного Караваджо, который прожил в Милане не меньше восемнадцати лет. Выставка дает возможность посмотреть на конкретные работы художников, которые повлияли на манеру Караваджо.

В период ученичества Караваджо главой католической церкви был пала Сикст V. Контрреформация шла полным ходом. Миланское герцогство, находящееся под испанским владычеством, стало центром строгой религиозной и художественной доктрины. В искусстве Европы, и Италии в частности, господствовал маньеризм; параллельно существовал и болонско-римский академизм. В живописи получил развитие ломбардский стиль, художники которого ориентировались на реалистическое отображение жизни. Микеланджело Меризи оказался под сильным влиянием нового направления.

Его отец, Фермо Меризи, был архитектором и декоратором миланского герцога, маркиза Ди Караваджо, Франческо I Сфорца. Первые годы жизни маленький Микеланджело провел в Милане. В 1576 году отец и дядя Караваджо умерли от чумы, и мать мальчика оставшись одна с пятью детьми, испытывала большие материальные трудности. После смерти Франческо I Сфорца титул маркиза переходит к герцогу Колонне, который впоследствии становится первым покровителем молодого художника. Узнав о незаурядных способностях юноши, Колонна подписывает четырехлетний контракт с его учителем Симоне Петерцано на приобретение произведений его ученика Караваджо на протяжении всей жизни оставался под покровительством герцогского дома Колонны, и много позднее это заступничество спасло ему жизнь.О деятельности миланской мастерской Петерцано в период когда там появился Караваджо, мы знаем очень мало. В 1584 году Джованни Паоло Ломаццо писал, что Петерцано радовался большому спросу, каким пользовались его картины, выполненные «элегантно и легко». В его фресках в церкви Гареньяно вблизи Милана, как и в его картинах «Венера’; «Купидон и два сатира» (Собрание Корсини, Нью-Йорк) маньеризм смешивается с ломбардским реализмом. Влияние живописи Петерцано на ранние произведения Караваджо просматривается достаточно отчетливо.

Мадонна со змеёй.   1605-1606 годы.   Фрагмент.

Однако прослеживается и преемственность живописи великих мастеров Возрождения. Так, несомненно, Караваджо не мог не восхищаться картиной Леонардо да Винчи «Мадонна в скалах’,’ ранее находящейся в миланской церкви Сан Франческо Гранде. В Бергамо его, безусловно, воодушевила живопись Лоренцо Лотто, отличающаяся особой эмоциональной напряженностью. Бернард Беренсон доказывает что в ранних картинах художника обнаруживается сильное влияние великих венецианцев Джорджоне, Тициана и Джованни Беллини. Молодой художник также изучал произведения Андреа Мантеньи в Виченце, что наглядно демонстрирует единственная выполненная Караваджо фреска, несомненно, написанная под воздействием живописи этого великолепного мастера перспективы. Караваджо приезжал и в Мантую, где осматривал палаццо дель Те с монументальными произведениями Джулио Романе. В Милане под влиянием искусства братьев Кампи образовалась настоящая школа художники которой, разрабатывая темы своих произведений, отображали прежде всего реальную жизнь. Живопись этих мастеров освещала все нововведения в изобразительном искусстве. Возможно, произведения художника Высокого Возрождения Джованни Джироламо Савольдо помогли Караваджо подойти к открытию эффекта светотени. Тогда же он писал знаменитую художницу Софонисбу Ангуиссолу, которая в юные годы была знакома с Микеланджело.

Она создавала жанровые сцены из повседневной жизни. На одном из ее рисунков, выполненном углем и мелом, изображен маленький сын художницы, которого рак укусил за палец. Этот рисунок подсказал молодому живописцу сюжет первой картины, которую он написал после приезда в Рим.

Работ самого Караваджо на выставке нет. Згарби хотел устроить маленькую провокацию, пригласив в Милан знаменитую «Голову Медузы Горгоны» из Уффици, но привоз картины не состоялся по неизвестным причинам, и ее замещала бумажная копия, что никак не отразилось на качестве выставки. Идея Згарби всяко ясна, ведь Медуза Горгона (в виде Горгоны Караваджо изобразил себя) поражала своим взглядом — так же живопись Караваджо продолжает поражать зрителей всех возрастов.

Екатерина БЕЛЯЕВА

 

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта