Модильяни Амадео

 

 

Амадео Клементе Модильяни (1884-1920) — итальянский художник, скульптор.
Урожснец Ливорно, в начале века Модильяни одним из первых среди итальянских собратьев отправился в Париж (1906) и с тех пор вновь и вновь возвращался туда. «Только атмосфера Парижа меня вдохновляет. — говорил он.— Это в Париже моя мастерская, мое место работы…»

 

 

 

Модильяни стал не только своим в кругу Матисса. Вламинка, Аполлинера, Конто, Пикассо, Леже, но именно ему досталась роль героя парижской богемы тех лет, все типичные черты которой сосредоточились в нем как в фокусе. Опыты нового искусства, полуголодная, беспорядочная жизнь, протест против корыстного мира наживы и чистогана, его уродств и зла, его образа мыслей… В письме к другу, художнику Гилья, Амедео писал: «Мы — это мир. Буржуа — это другой мир, далекий от нас… Можем ли мы замкнуться в темный круг их узкой морали?»

Злосчастный, потерянный, один из «проклятых» художников. Модильяни не был понят. Даже в видавшем виды «Салоне независимых» в 1910 году его «Виолончелист» вызвал шум. «Ню» Модильяни, по свидетельству Жакоба. «чистейшие, но ужасно обнаженные, были скандальны для благомыслящих, подобно «Олимпии» Мане». Из-за них полиция требовала закрытия парижской выставки 1918 г. в галерее Берты Вейль на улице Пигаль.

Парижские друзья, напротив, часто обвиняли его в пристрастии к традиционному, в академизме, приверженности духу итальянских музеев.

Модильяни почти не продавал свои работы. «Пишу в уме три картины в день, — говорил он. — но зачем портить холсты, которых никто не хочет?» Буквально в день его смерти (умер он 36 лет от роду) вокруг его картин возник лихорадочный коммерческий ажиотаж.

Среди всего многообразия философских и литературных интересов выделялась наиболее устойчивая линия в его творчестве — национальная традиция. Вечной любовью Модильяни был Данте. Кто бы ни писал, все вспоминали о том. что он знал наизусть и великолепно читал всю «Божественную комедию». Он любил Петрарку и сиенских мастеров XIV века: Дуччо, Симоне Мартини, а также Боттичелли, Карпаччо. а главное — Пьеро делла Франческа. При этом Модильяни отнюдь не был подражателем. Он воспринимал скорее общие принципы. Как у сиенцев, цвет и линия — у него всегда основа изображения. В музыкальном строе его картин линия «пела» среди совершенства цвета. Процесс работы шел от фона к фигуре.

Модильяни привлекала открытая экспериментам парижская лаборатория. В контексте ее исканий своеобразие его манеры, стиля заявляло о себе с особенной остротой. Но парижские поиски художник пропускал черёз призму собственных идей. По выражению Гуттузо, Модильяни «одолевала тоска по Симоне Мартини ( Один из основоположников сиенской школы XIV в.. чья живопись отличалась особой изысканностью линий и цвета)». Через изящество Мартини Модильяни воспринял японское искусство, которым увлекался Париж. Наряду с другими художниками парижской школы он искал вдохновение и в далеких экзотических искусствах, в негритянской скульптуре. Однако у него нет ни магических заклинаний. ни непосредственности негритянских примитивов. Он и любимого им Сезанна понимал в традиционном итальянском порядке: живопись должна извлекать суть, ядро. Потому можно писать одно и то же. Подобно тому как писал Сезанн гору Сент-Виктуар и свои знаменитые яблоки

Жанна Эбютерн в жёлтом свитере.  1919 год.

Портрет Жанны Эбютерн.

Портрет Жанны Эбютерн в широкой шляпе.   1918-1919 год.

Жанна Эбютерн.

 В последние годы жизни Модильяни ежедневно писал позировавшую ему Жанну Эбютери — юную подругу, преданную жену, не сумевшую пережить его кончину: она покончила жизнь самоубийством. В ее мягкой красоте, в совершенном овале лица, в плавном ритме скругленных углов и полукружий художник воплощал свои стилистические символы, в которых видел способ раскрытия эмоциональной наполненности натуры.

Портрет миссис Хастингс.

БЕАТРИС ХАСТИНГС (ок. 1915-16). Роман Модильяни с Беатрис Хастингс был типичным богемным романом -с неумеренными возлияниями, бесконечными разговорами об искусстве, скандалами и потасовками, cyмасшедшей любовью. Два года длился он — потом Беатрис попросту от художника сбежала. Вообще, Модильяни любили женщины, даже преследовали его. И вместе с тем художник, по выражению Анны Ахматовой, «был окружен плотным кольцом одиночества». К этим словам стоит прислушаться — Ахматова тоже не избежала чар Модильяни. Они любили друг друга. В старости поэтесса написала воспоминания о художнике, в которых есть несколько точных и оригинальных замечаний.

Беатрис Хастингс.   1915-1916 год.

Беатрис Хостинге и Жанна Эбютерн, две женщины, которых по-настоящему (хотя и не без странностей) любил Модильяни, оставили заметный след в его творчестве. Художник написал дюжину портретов Беатрис и две дюжины портретов Жанны, сделав, помимо этого, множество рисунков с их изображениями. На портретах Беатрис выглядит сильной и волевой, а Жанна — нежной и ранимой (так было и в жизни). Модильяни обожал писать Жанну, называя ее портреты своим «признанием в любви на холсте».

 

Одни и те же модели (друзья: X. Сутин, Л. Зборовский и его жена Анна, Л. Чековска) он находил достаточными для решения поставленных задач.

АННА ЗБОРОВСКАЯ (1917).

Анна Зборовская.   1918 год.

Семья Зборовских сыграла важную роль в судьбе Модильяни. Леопольд Зборовский немалые силы клал на то, чтобы открыть Модильяни широкому зрителю. В общем-то, зто ему удалось сделать — правда, уже после смерти художника. Пока Модильяни был жив, Леопольд как мог помогал ему — давал пристанище в своей квартире, поставлял лучших натурщиц, спасал деньгами, которые сам с трудом добывал. Анна Зборовская не отставала от своего мужа. Когда у Модильяни не было моделей, она сама становилась моделью. Эта картина — результат подобного душевного сотрудничества.

Автопортрет.

  В восприятии жизни, ее трагичности для Модильяни все одинаковы: и его друзья, и он сам в единственном «Автопортрете», написанном в конце жизни, и Жанна, и безымянные модели. Часто портреты известных лиц обращены в безымянные: Люния Чековска— «Синьора с белым воротничком», мадам Дориваль — «Синьора в шляпе» и т. д.

Цыганка.

Модильяни писал и портреты не просто безвестных людей, но и стоящих на самом низу социальной лестницы: «Горничная», «Ученик», «Цыганка с ребенком». «Деревенский парень». «Нищий». Он ярко представлял тенденцию искусства рубежа XIX—XX вв. к расширению круга явлений, охвата действительности, к проникновению все глубже в социальные пласты, в мир «униженных и оскорбленных».

Если принимать точку зрения общности Модильяни с экспрессионизмом, то, очевидно. лишь в передаче трагического мироощущения, в выборе объекта изображения.

Казалось бы, что может быть парадоксальнее словосочетания «мелодический экспрессионизм»? «Мелодический» и «экспрессионизм» с его эпатажем, жестокостью, крайним уродованием форм ради предельной выразительности Но именно это определение применено в наше время итальянским искусствоведом де Микели к творчеству Модильяни. Он хотел «создать… правду жизни, красоты и искусства» Исходил Модильяни всегда из натуры: «Чтобы работать, мне нужно живое существо…» Натуру художник схватывал легко, мог рисовать быстро, где и как придется, любым огрызком карандаша, на первом попавшемся клочке бумаги. Сохранилось множество былей и небылиц о том, как рисовал он на бумажных салфетках в кабачках Монмартра за чашку кофе или рюмку алкоголя. Но вопреки легендам о Модильяни, творившем якобы в состоянии некоего «озарения», художник следовал продуманным нормативам. Он писал: «Я вижу, что и метод и усидчивость необходимы… Организуем форму, сохраняя равновесие между безднами и солнцем. Мы строим мир посредством форм и красок, но лишь мысль — бог этого нового мира».

Ему недостаточно было эксперимента, просто формы, он требовал абсолютной высказанности. искренности, идентифицировал жизнь и искусство. «Он сжег жизнь, чтобы зажечь искусство». — говорили о нем.

Е. ХЕРСОНСКАЯ

 

Амедео Модильяни прожил вполне богемную жизнь. Нищета, болезни, алкоголь, наркотики, бессонные ночи, беспорядочные связи были его постоянными спутниками. Но это не помешало ему стать величайшим художником-новатором, создавшим неповторимый «мир Модильяни».

Амедео Модильяни родился 12 июля 1884 года в Ливорно, на западном побережье Италии. Его родители происходили из благополучных еврейских семей (один из дедов будущего художника был в свое время процветающим банкиром). Но мир встретил родившегося ребенка неласково — в год рождения Амедео его отец, Фламинио, разорился. и семья оказалась на пороге нищеты.

В этой ситуации подлинным главой семьи стала мать будущего художника, Евгения, обладавшая несокрушимым характером. Она получила очень хорошее образование, пробовала силы в литературе, подрабатывала переводами и преподавала детям английский и французский языки. Амедео был младшим и самым красивым из четверых детей Модильяни. Мать не чаяла в нем души еще и потому, что мальчик рос слабым. В 1895 году он серьезно переболел плевритом, а в 1898 году — брюшным тифом.

Около этого времени Амедео всерьез увлекся рисованием. К школьным занятиям он был совершенно равнодушен и уже в четырнадцатилетнем возрасте поступил учеником в мастерскую местного художника и скульптора Г. Микели.

«Дедо (так звали мальчика в семье) полностью забросил все свои дела, — писала в дневнике его мать, — и не занимается ничем, кроме рисования… Он рисует целыми днями, поражая и смущая меня своей страстью. Его учитель очень им доволен. Он говорит, что Дедо очень хорошо рисует для ученика, проучившегося живописи всего три месяца».

• В 1900 году, когда Амедео вновь заболел плевритом, в его левом легком обнаружили очаги туберкулеза, ставшего впоследствии одной из причин ранней смерти художника. Мать повезла сына поправлять здоровье на остров Капри. На обратном пути подросток посетил Рим, Флоренцию и Венецию. От этого путешествия сохранились письма, отправленные им приятелю, — с пылкими признаниями в любви к искусству и с упоминанием о прекрасных образах, «тревожащих воображение». Впрочем, было в них и кое-что другое. В одном из писем с Капри юный путешественник рассказывает о «прогулке лунной ночью с одной норвежской девушкой, весьма привлекательной на вид». Амедео был очень красив и с легкостью покорял женские сердца.

 

Молодой Амадео Модильяни и и юная Анна Ахматова увлеклись друг другом в начале XX века в декорациях старого Парижа.

Впоследствии знаменитый, а тогда не известный никому Модильяни сделал несколько рисунков, изображающих Ахматову. Ни о какой грядущей славе молодые люди не помышляли — так хороша была жизнь и так красивы были они сами. Они расстались в 1911 г. и более не виделись. О том, что Модильяни стал признанным художником, заключенная в сталинской России Ахматова и не знала. И уж тем более не
ведал о дальнейшей судьбе своей загадочной русской красавицы Модильяни.

В эссе 1964 г., посвященном Амедео Модильяни, Ахматова утверждает, что подаренных ей рисунков было шестнадцать, но сохранился только один, остальные погибли. Этот знаменитый рисунок существует в экспозиции музея со дня основания. Однако, как выяснилось, не все рисунки были подарены — кое-что Модильяни оставил себе.

После выставки ранних, малоизвестных, произведений Модильяни из коллекции его близкого друга Поля Александра, состоявшейся в Венеции в 1993 г., целых восемь рисунков были опознаны: Ахматова. Летом 2007 г. шведский промышленник Нильс Нильсен подарил один из них В. Путину — для создаваемого в Петербурге президентского центра искусств. А Путин передал драгоценный подарок на временное хранение в Музей А. Ахматовой.

Это и позволило сделать маленькую изящную выставку: рисунок Модильяни, машинопись-эссе Ахматовой о нем с авторской правкой, букет красных роз _ (легенда гласит, что однажды, не застав Амедео в мастерской, Ахматова бросила в окно красные розы).

На рисунке, подаренном Ахматовой, она изображена в платье. На работах, оставшихся у художника, мы видим обнаженную модель. «Остается неизвестным, — пишет куратор выставки А. Ипполитов, — как, где, при каких обстоятельствах познакомились Ахматова и Модильяни: случай ли свел их, общие русские или французские знакомые или вообще посторонние люди; длительны ли были их встречи и сколь длительны, что послужило толчком их связи, да и вообще, была ли связь или это было наваждение, неизвестно сколько продолжавшееся…»
Прелесть рисунка Модильяни именно в том, что художник простодушно рисовал прелестную, очаровавшую его девушку. А спустя десятилетия оказалось, что участники романа очень знамениты и уже не принадлежат самим себе. Их отношения — составная часть «романа культуры» XX века, и целые книги пишутся на тему так все-таки что это было? «Особой нужды в спекуляциях нет, — справедливо замечает г-н Ипполитов. — То, что мы видим, -прекрасный рисунок одного из лучших мировых художников прошлого столетия, вдохновленного знаменитой и очень красивой русской поэтессой, — вполне достаточно… Был ли он сделан непосредственно с обнаженной Ахматовой, как хочется думать многим, или, как утверждает сама Анна Андреевна: «Рисовал он меня не с натуры, а у себя дома…», то есть по памяти, не имеет большого значения».

Молодые люди были счастливы и оставили нам художественные документы, свидетельствующие об этом. И в легкой, изящной линии Модильяни запечатлелась, юность века — прекрасная юность ужасного века.

 

Знаменитый карандашный портрет поэта Анны Ахматовой, выполненный в стиле ню итальянским художником Амедео Модильяни, передан в дар России шведской компанией Ruric.

Работа 1911 года куплена в Лондоне у сына Поля Александра — тот был покровителем Модильяни и одним из заказчиков его произведений. Всего Модильяни сделал 16 рисунков Ахматовой. В ближайшее время рисунок будет передан в собрание ГМИН им. Пушкина — его покупке содействовала директор этого музея Ирина Антонова. В России, по оценкам экспертов,

находится не более шести работ художника. В ГМИИ есть два рисунка Модильяни из коллекции писателя Ильи Эренбурга. В других государственных музеях работ Модильяни нет. И еще только 2—3 рисунка и портрет Пикассо находятся в частных коллекциях. «Два-три года у Ахматовой и Модильяни были отношения. Этот рисунок из серии работ, когда художник увлекался древними цивилизациями, в частности, Египтом. И сама развернутость плеч, головы — это результат его увлечений древнеегипетскими рельефами. Он видел Ахматову так, тем более что в ее облике есть какая-то возвышенная, древняя стилистика», — сообщила «Профилю» директор ГМИИ Ирина Антонова. Сама Ахматова говорила, что этот рисунок Модильяни составляет все ее богатство: «Взять подмышку рисунок Моди —, и уйти».

Наталья Соколова

Акварель Амедео Модильяни «Кариатида» 1913 года была приобретена анонимным покупателем на торгах аукционного дома Bonhams в Лондоне за $800 тыс. (423 тыс. фунтов стерлингов). Эта акварель — коллекционная редкость: кариатиды у Модильяни чаще всего — на рисунках и в эскизах.

 Кариатида.   1913 год.

Выставка работ Амедео Модильяни «Встреча с Модильяни» в рамках Фестиваля искусств «Черешневый лес» в ГМИИ им. Пушкина.

Посетители увидят более 20 картин и столько же рисунков, а также знаменитую скульптуру «Голова женщины». Произведения для масштабной выставки человека-легенды собирали по всему миру: в Нью-Йорке (Музей современного искусства. Музей Гуггенхайма и Метрополитен-музей), в Лондоне (галерея «Тейт-Модерн»), Париже (музей Пикассо).

Модильяни в разное время называли то кубистом, то экспрессионистом, то неоромантиком; одну из первых его картин — композицию «Жизнь и смерть» — искусствоведы относят к символизму. Но чаще всего его величали «любителем абсента, гашиша и женщин». В 1906 году, после изучения искусства во Флоренции и Венеции, 22-летний еврей Модильяни приехал в Париж. Моментально влившись в богемную среду, он завоевал симпатию благодаря своей необычной красоте и аристократическим манерам, не мешавшим ему, впрочем, шокировать публику: порой его видели прогуливавшимся по улицам пьяным в хлам, а несколько раз даже абсолютно голым. Кроме того, Модильяни был постоянным участником драк из-за женщин, которых у него было множество: любовницы по совместительству работали натурщицами, а натурщицы — любовницами. Но он умел и дружить с дамами, равными по духу, например с Анной Ахматовой, которой подарил 16 рисунков (уцелел только один).

В 1917 году состоялась скандальная выставка Модильяни, представившего значительное собрание ню. Работы сочли неприличными (это позже о его обнаженных фигурах станут говорить, что они написаны в духе работ Боттичелли). Ситуацию усугубило то, что картины показывали в здании напротив полицейского участка. В итоге выставку закрыли. Хотя несколько коллекционеров заинтересовались и купили часть работ, что и позволило Модильяни съездить для лечения туберкулеза (от которого он скончался в 1920 году) на Лазурный берег. Теперь его картины в топ-лотах ведущих аукционов, а « Портрет Жанны Эбютерн» в прошлом году был продан за 16,4 млн. фунтов на аукционе Sotheby’s.

 

Уже третий год шла мировая война. Земля покрылась шрамами рвов и окопов. И кричало от боли, мучилось искусство,
больное. как сама жизнь. И был художник, который в эпоху всеобщего ожесточения искал, пред чем преклонить колени. Он искал и нашел.

Женщина в ожерелье (Лоллотта).   1916 год.

Женский портрет.

Дама с чёрным галстуком.

Девочка с косичками.

И это были женщины — нежные, незащищенные, с небывалыми глазами и трогательно длинными, прекрасными шеями.   Красота уже в который раз за неисчислимые века делала свою каторжную работу — спасала мир.

Выставка Модильяни в Бонне

Амадео Модильяни был тем мастером, чьи работы при жизни подвергались жесточайшей критике и приводили посетителей в шок, а его выставки закрывались, не успев открыться. (Анна Ахматова удивлялась: «Я знала его нищим и не понимала, на что же он живет: он ведь совершенно не был признан как художник».) Ныне же работы Модильяни — в крупнейших залах мира. Вот и сейчас, спустя 18 лет после последней по времени большой выставки работ этого художника в Германии, в популярную Федеральную художественную галерею в Бонне ежедневно, кроме понедельников, выстраивается терпеливая очередь.

Ретроспектива шедевров Модильяни состоит из сорока картин, семидесяти рисунков и двух скульптур. Хотя Модильяни — очень известный художник, но увидеть одновременно больше сотни его произведений — редкое удовольствие. Скажем, в 2007 году выставка Модильяни прошла в Москве, в Музее изобразительных искусств имени А.С.Пушкина, но в ней было представлено всего 25 картин мастера. Причина проста: такую выставку крайне сложно собрать. Огромное количество работ находится в частных коллекциях, а те, что висят в знаменитых музеях, входят в их золотой фонд, и музеи предпочитают с ними не расставаться.

Ситуация с одолженными для этого показа на выставке экспонатами, -говорит директор Художественной галереи Роберт Флек, — разрешилась не без проблем, главная — в том, что владельцы разбросанных по миру коллекций в музеях и частных галереях весьма неохотно предоставляли нам произведения Модильяни для нашей выставки. В том числе по финансовым и организационным соображениям: огромная страховочная цена, обеспечение безопасности при транспортировке шедевров и проч.

Все же научному куратору выставки Кристофу Витали удалось собрать работы, охватывающие 1900 -1919 годы и почти полностью отражающие творчество мастера. Экспозиция построена по биографическому принципу. Здесь представлены как ранние работы, так и работы, созданные в Париже.

Сидящий мужчина.   1918 год.

Хронологически выставка начинается с периода, к которому относятся портреты «Медея» (1900), «Портрет нищего из Ливорно» (1902). По прибытии в 1906-м в Париж Модильяни снял дешевое ателье на Монмартре. Новая парижская живопись ошеломила его, он был подавлен дерзостью художников с Монмартра, гением Гогена и Сезанна. В Париже он вел очень беспорядочную жизнь, увлекался гашишем и алкоголем.

Однако, как свидетельствует английская писательница Беатрис Хастингс, с которой у Модильяни с 1914-го по 1916 год был роман, «он никогда не творил под влиянием гашиша! В этот период она была основной моделью художника.

МАКС ЖАКОБ {1916).

Французский писатель Макс Жаков неизменно у поминается везде, где речь идет о новых течениях в искусстве, заявивших о себе в начале XX века. Он был дружен со многими выдающимися представителями тогдашней культуры. Сам писал тексты, изысканно сплетая фантастику и реальность. Впоследствии был близок к сюрреализму. Кончил лсизнь трагически — в фашистском концлаге. Этот портрет характерен для творчества Модильяни, интересовавшегося не заумными абстракциями, но только человеком и его душой, просвечивающей сквозь тело. Однажды художник сказал: «Человеческое лицо — высшее творение природы». Этому кредо он никогда не изменял.

В течение следующих лет Модильяни писал много портретов — от Диего Риверы, Жана Кокто, Макса Жакоба, Хаима Сутина и Франка Бурти Хавиланда до торговца картинами Леопольда Зборовски, который поддерживал постоянно нуждавшегося художника. Известно, что Модильяни часто не мог заплатить за аренду жилья, он несколько раз сбегал из квартиры до срока — иногда оставляя там даже свои картины. Портреты торговца художник писал так же часто, как и его подруги Ханки. Она — лишь одна из многих женщин, чьи портреты писал мастер. Из них состоит отдельный «женский зал» боннской экспозиции.

В Париже молодой живописец быстро вошел в крути столичной богемы, познакомился с такими мастерами, как Пабло Пикассо и Константин Бранкузи. Однако при жизни Модильяни так и не сумел добиться успеха. Единственная персональная выставка, организованная в 1917 году при поддержке Леопольда Зборовски, вызвала нарекания со стороны общества и полиции, возмутившихся непристойностью работ, и была отменена до открытия, галерея Берты Вайль, где тогда был выставлен художник, находилась в Париже напротив полицейского участка. Поэтому неудивительно, что толпа, которая собралась в декабре 1917-го перед выставленной в витрине галереи ню, обратила на это внимание полицейского комиссара. Он обвинил автора в пропаганде проституции и потребовал от владелицы галереи, чтобы она убрала картину Модильяни из втрины: дескать, она слишком непристойная. Как раз с 1917-го Модильяни посвятил себя изображению обнаженного человеческого тела, что на выставке представлено «Лежащей обнаженной (Целин Ховард)» и рядом других картин.

Лежащая обнажённая. (Целин Ховард).   1918 год.

Лежащая обнажённая.   1917-1918 год.

Самой важной моделью для Модильяни в это время была его новая спутница жизни Жанна Эбютерн.

С годами слабое здоровье Модильяни ухудшилось, и 25 января 1920 года в результате обострения туберкулезного менингита он умирает в возрасте 35 лет.
Все существующие скульптуры Модильяни созданы между 1909 и 1914 годами. Это — 23 каменных головы и две фигуры (стоящая женщина и кариатида). Наброски кариатид Модильяни делал многократно, собираясь создать целую серию голов и фигур для задуманного им Храма Красоты. Этому замыслу не суждено было сбыться. Правда, семь голов (тоже своего рода серия) он показал в Осеннем Салоне в 1912 году. Друг художника, известный скульптор Жакоб Эпштейн, отметил в
своей автобиографии, что по ночам Модильяни зажигал установленные на каменных головах свечи и освещал ими мастерскую, стремясь «имитировать освещение древнего языческого храма». Он же сообщил, что, по слухам, «Модильяни вырезал свои каменные головы, накурившись гашиша». Модильяни был скульптором-самоучкой, поэтому его ранние скульптуры выглядят грубыми (и даже топорными). Но, интенсивно работая, он вскоре нашел свой собственный стиль, одновременно элегантный и мощный. Каменные головы Модильяни обладают притягательной, почти магической силой. Можно предположить, насколько величественным мог бы оказаться задуманный художником Храм Красоты. Скульптуры Модильяни совершенно не похожи одна на другую

modiljani20                                                                                                            Женская головка.

Так, если одна из показанных здесь женских голов отличается изяществом и ярко выраженной индивидуальностью (вверху), то другая (внизу) есть плод намеренной стилизации и напоминает нам об увлечении Модильяни примитивными культурами.

 

 

Наследие Модильяни составляют главным образом картины и эскизы, однако с 1900 по 1914 год он, под влиянием Бранкузи, всерьёз увлёкся скульптурой. Но через несколько лет бросил скульптуру, так как его больные легкие не переносили каменную пыль. Главным объектом творчества Модильяни всегда был человек, и именно портреты составляют большую часть его наследия. В своем творчестве Модильяни часто обращался к эпохе Возрождения и — тоже не без влияния Бранкузи — к популярному в то время африканскому искусству. Один из немецких арт-критиков замечает: «Знаменитые удлиненные лица, шеи и фигуры Модильяни появились из африканской пластики. Высеченные из камня и вытянутые вверх узкие женские головы превратились в вытянутые вверх лица на портретах?

«Модильяни — один из самых известных художников, — говорит директор галереи Роберт Флек, — но его работы, как это ни удивительно и ни прискорбно, сегодня мало кто знает, тем более -детально, так как их мало кто видал в оригинале. На самом деле картины выглядят совсем по-другому, чем их репродукции в альбомах!

В этом легко убеждаются посетители выставки в Бонне.

Григорий КРОШИН

 

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта