Макаренко Денис

Макаренко Денис — скульптор из Новосибирска.

Казалось бы, союз кузнеца и архитектора должен быть сродни союзу коня и трепетной лани. Архитектор работает с пространством, иногда забирается мыслью в абстрактные высоты, а суровый кузнец имеет дело с раскаленной материей, это очень «конкретная» профессия. Оказалось, что их вполне можно впрячь в одну телегу. Это показал 3-й Фестиваль кузнечного искусства «Поющий металл» который состоялся в Ульяновске (он проходит раз в два года).

Фестиваль собрал около ста кузнецов из разных городов России — от Санкт-Петербурга до Владивостока, а также из Украины и Белоруссии, так что его можно считать чуть-чуть международным. Во время предыдущих фестивалей кузнецы трудились над общими проектами. В 2006 году они сделали ветровой орган, который теперь стоит рядом с Ульяновской филармонией и упорно молчит, потому что его установили на безветренном пятачке. Во время второго фестиваля, два года спустя, его участники сковали-сварили объект под названием «Первый круг» — в тог год Ульяновску-Симбирску исполнилось 360 лет; и это был намек на то, что первый круг своей истории город уже совершил («Первый круг» установлен в центре города).

Человек-продукт.

В этом году концепция изменилась. «В России, на родине авангарда, не хватает авангардной скульптуры» — подумали организаторы и решили исправить эту несправедливость. Союз архитекторов России провел всероссийский конкурс среди молодых профессионалов, из 67 скульптурных проектов, выполненных в духе авангарда начала прошлого века, в духе Татлина и Малевича, отобрали 20 самых интересных, из которых 12 было решено воплотить в металле и разместить их в городской среде. Коллективный проект назвали «Архкузница’.’ Идея состояла в том, чтобы объединить усилия архитекторов и кузнецов, не отведя последним простую роль декораторов. И те, и другие во время фестиваля ходили в одинаковых черных футболках с надписью «Куй!»

Работа шла в течение четырех дней на главной площади Ульяновска — площади Ленина, посреди аномальной жары: электрические кабели не выдерживали, но люди продолжали творить. Это был своеобразный мастер-клаос под открытым небом — и для зрителей, и для участников. «Это хеппенинг с дидактическим наполнением, — говорит профессор МАРХИ, лауреат Госпремий в области искусства, почетный гость фестиваля Вячеслав Колейчук. — Архитекторы больше работают карандашом, а тут они видят, как кузнецы работают с металлом, как создают образ по их эскизам, видят свои оиибки, проходят обучение… Архитектурное мышление конструктивно, это не чистый художественный акт, в нем заранее воспитывается подтекст, что это надо будет еще и сделать».

Кузнец из Перми Ольга Стенно работала над фигурой из толстого листового железа, напоминающей роденовского «Мыслителя» (проект «Надолго» Альфии Сафуровой из Тюмени). Она соглашается, что архитекторы мало знакомы со спецификой кузнечного дела, но говорит, что кое-чему научилась у них и сама: «Они поделились умением абстрактно видеть мир, с юмором, присущим этому виду мышления. Раньше для нас это были параллельные миры, теперь они пересеклись в художественной перспективе»

Подсчитано, что профессия кузнеца включает около 40 специальностей. Кузнец — тот же художник, но в данном случае, чтобы собрать по эскизам конструктивистские объекты, потребовались в основном навыки резки и сварки. Мастера сетовали, что им не хватает творчества, «все время хснется воткнуть в объект что-нибудь кованое? но. следуя за мыслью архитектора, приходится наступать на горло собственной песне.

Архитектор из Москвы Олеся Смирнова участвовала в фестивале с проектом «Танцующие». Он представляет собой две причудливо изломанные плоскости, находящиеся друг с другом в определенном пространственном отношении. «Я люблю танцевать, сама танцую, поэтому было интересно показать пластику металла в движении, движение в металле, — говорит Смирнова. — Поскольку кузнецам все время хотелось творить, пришлось слегка отойти от замысла, мы даже немного «повоевали». В итоге ребята придумали один креативный элемент, который мне понравился?

Архитектор из Самары Александр Филимонов придумал проект под названием «НеТатлин: Постмодернистская башня героям авангарда». Это конструкция из десяти металлических стульев, от большого до малого, поставленных друг на друга. Наклонная пирамида из стульев отдаленно напоминает знаменитую «Башню Татлина? образец раннего советского конструктивизма По словам Филимонова это его философское размышление о преемственности поколений в авангарде: каждый следующий стул в композиции символизирует поколение, которое стоит на плечах предыдущего и воспринимает его опыт Впрочем, объекты актуального искусства, как правило, открыты для интерпретаций. Например, одна жительница Ульяновска призналась, что когда смотрит на эту башню из стульев, то думает о чиновниках, ползущих по карьерной лестнице, — от стула к стулу.

Горажане с удовольствием фотографировались на фоне малопонятных объектов, например, сидя в ковше циклопического размера ложки (проект Дениса Макаренко и Алисы Паленете из Новосибирска под названием «Человек-продукт»). Судя по интересу к «Архкузнице» жители в целом консервативного Ульяновска сегодня более готовы к восприятию абстрактной скулытгуры в привычной городской среде, чем девять лет назад, когда Ульяновск был объявлен культурной столицей Поволжья: тогда выставки актуального искусства вызвали у горожан откровенное неприятие. Теперь же странная новизна уже не отпугивает, даже если Ника Самофракийская сварена из швеллеров и двутавровых балок (проект Вячеслава Пичугжа из Москвы) и напоминает оригинал весьма отдаленно. «Здесь видно необычное отношение к жизни, сами идеи — разнообразные и философские, такие вещи украсят пород»-считает жительница города Елена Истомина.

Нельзя недооценивать людей, полагает Александр Филимонов: «Авангард должен входить в городскую среду и эстетически «подтягивать» горожан. Если человек видит что-то непонятное для себя, это не значит, что это уродливо, просто ему не хватает знаний, нужно залезть в Интернет, в литературу, понять, откуда это вышло, дорасти самому». Ольга Филимонова, супруга Александра и тоже архитектор, также уверена, что люди готовы к разнообразию: «Нас научили жить в отчужденных микрорайонах с бедной средой, и когда в горсде появляются такие интересные вещи, это правильно»

Художник, дизайнер, архитектор Вячеслав Колейчук (благодаря ему мы знаем, как выглядит гравицапа и транклюкатор из фильма «Кин-дза-дза») согласен со своими молодыми коллегами. Он считает, что адептов актуальных направлений можно воспитать, только предъявляя им образцы этих направлений, чтобы люди привыкали: «Если вы предлагаете новую структуру художественного мышления, то будьте любезны воспитать зрителя в понятиях этого мышления, дайте ему азбуку, лексику, грамматику и так далее — как в языке. Без этого ничего не понять’.’

Огромная статуя Ленина на одноименной площади Ульяновска спокойно взирала на вырастающие причудливые арт-объекты. Здесь же, на площади, проводили соревнования по уличному баскетболу, здесь же молодежь катается на роликовых коньках и велосипедах. Рок-группа «Монгол Шуудан» участник культурной программы «Поющего металла’,’ у подножия Ильича спела гимн махновцев-анархистов «Яблочко» и этот акт пожалуй, стал апофеозом постмодернизма: «Пароход идет волны кольцами, будем рыбу кормить комсомольцами? В таком контексте и сам Ильич воспринимался уже не как исторический деятель, а как арт-объект. Все происходящее на площади Ленина — это конструктивное проявление жизни, считает Вячеслав Колейчук: «Люди созидают, причем открыто, на виду у публики и в центре города. По современным понятиям, это перформанс для горожан, большой и правильный «пиаровский»ход.

Теперь, когда арт-объекты собраны, -что дальше? Скульптурный проект предусматривает освоение пространства В идеале оно должно быть организовано вокруг скульптуры, хотя есть примеры, когда готовый объект удачно вписывается в пространство, еще больше примеров неудачных, городские власти Ульяновска не были готовы к тому, чтобы ассимилировать более десятка авангардных скульптур в городской среде, даже в спальных районах. Выход нашли такой: разместить объекты на территории довольно обширного студенческого городка Ульяновского технического университета (логично: железки поближе к «политеху»). Две скульптуры уже установлены. Ту самую «ложку» («Человек-продукт»), в частности, смонтировали около здания студенческого кафе. По меркам художественного авангарда — решение слишком предсказуемое…

Сергей ГОГИН

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта