Йин Йо Мок

Искусство будущего» в арт-центре «Ветошный»
Современное искусство у нас принято считать чем-то непонятным и требующим объяснений. Что, однако, не мешает использовать само это искусство в целях популяризаторских или, иначе говоря, рекламных. Причем востребованной тут оказывается именно что непонятность contemporary art, иначе говоря, его способность удивлять и поражать воображение. Уже не один известный бренд устраивает в Москве выставки современного искусства, что, похоже, мjжет оказаться несколько двусмысленной рекламной кампанией и для самого contemporary art, все прочнее ассоциирующегося с миром дорогих удовольствий.

 

Soni Column. 2006 год.

 

Открывшаяся в новом выставочном пространстве, просторном Арт-центре «Ветошный» возле Красной площади, международная экспозиция «Lexus Hybrid Art» представляющая себя как «выставку искусства будущего’,’ организована знаменитым автомобильным брендом «Lexus». Автомобили, как известно, восхищали еще итальянских футуристов, провозглашавших, что гоночный автомобиль прекраснее Ники Самофракийской. Однако выставка «Lexus Hybrid Art» хоть и обращена в будущее, непосредственного отношения к автомобилям не имеет. Ее участники — а это меди ахудожники, дизайнеры, архитекторы из Японии, Южной Кореи, США и Европы — скорее, прославляют технологии как таковые, без которых, как прогнозируют участники выставки «искусства будущего» художественный процесс будет так же невозможен, как и, скажем, производство автомобилей и прочей техники.

На входе в зал публику встречают живые экспонаты. Участники перформанса бельгийского художника Лоуренса Мальстафа превращены в своего рсда картоны в рамах, только вместо холста на рамы натянут полиэтилен, между двумя полотнищами которого перформансисты зависают в почти что вакуумной упаковке,

довольствуясь только небольшим количеством воздуха, поступающего через специальные трубки с насосом. Мальстаф не столько апологотизирует прогресс, сколько, видимо, призывает задуматься об опасностях цивилизации, превращающей не только произведение искусства, но и самого человека в товар. Однако при взгляде на его работы думаешь о вещах, куда менее отвлеченных, а именно — о том, не задохнутся ли там героические участники его акции.

Инсталляция бельгийского художника — единственное более или менее «фигуративное» произведение на выставке. Остальные произведения формально больше всего напоминают абстрактный экспрессионизм и минимализм 1950 — 1960-х годов, но не столько воплощенный в новых материалах, сколько развоплощенный при помощи новейших технологий и обусловленный уже не столько волей художника, сколько данными тех или иных исследований.
Подвижные геометрические структуры на экранах видеоинсталляции нью-йоркского художника и программиста Скотта Драйва «Электроовца» (название это отсылает к знаменитому роману Филипа Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах») на самом деле являются некоей формой сгенерированной в компьютере искусственной жизни, чье развитие обусловлено выбором зрителей-пользователей, участвующих в проекте через Интернет. Пять плазменных экранов, черное поле каждого из которых разделено белой чертой (инсталляция японца Рюочи Куросавы), поначалу кажутся видеоверсией полотен Барнета Ньюмана, но стоит задержаться у работы подольше, и экраны разражаются электронным шумом, и вслед за ним белая линия, словно сошедший с ума эквалайзер, взрывается сначала причудливым орнаментом, а потом — потоком разнообразных видео-образов. Звук и свет вообще оказываются едва ли не основными элементами выставочных проектов, представляющих собой что-то вроде эволюционировавшей на какие-то заоблачные стадии прогресса цветомузыки, причем интерактивной и способной взаимодействовать не только со зрителем, но и с окружающей средой. Британская архитектурно-научная исследовательская студия «Loop.pH» представила столб светящейся паутины: эта эффектная инсталляция является частью проекта, исследующего альтернативные источники энергии освещения — тончайшие нито способны не только светиться в темноте, но и накапливать солнечную энергию, используемую для освещения вечером. Еще одна светящаяся колонна из панелей со множеством лампочек, проект южнокорейского художника Йин Ио Мока, реагирует уже на зрителя: от его прикосновений объект начинает издавать звуки. Инсталляция немца Мартина Хессельмайера и австрийца Андреаса Мукселя — подвижный лабиринт из люминисцентаых проводов -реагирует на низкочастотные вибрации самого здания, производимые, например, шумом проходящего рядом транспорта. А австриец Гёбхард Сенгмюллер представил «электронную камеру-обскуру» — эффектное сооружение из соединенных множеством тончайших медных проводов датчиков движения и светового панно: вспыхивающие лампочки-пиксели довольно убедительно складываются в силуэты проходящих мимо датчиков зрителей.

Светящиеся в темноте всевозможные провода кажутся едва ли не главной фактурой выставки, пространство которой выглядит наглядной метафорой Всемирной паутины, в которой переплелись искусство, наука и техника. Высокотехнологичный hybrid art, которому посвящена выставка, оказывается новой разновидностью уже известного и в Москве science art, хотя с поправкой на рекламный характер акции. Большинство участников выставки в Ветошном представляют не столько проект исследования, сколько предельно зрелищный его результат. По своему формату мероприятие это напоминает не столько выставку современного искусства, сколько экспозиции национальных и корпоративных павильонов Всемирных выставок -своего рода «Луна-парк» с мультимедийными аттракционами на тему прогресса как такового.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

товары