Корень Василий

Василий Корень (около 1640-начало 18-го века). Родом из Белоруссии. Создал первую в России Библию, иллюстрированную гравюрами.

Католический мир торжественно отметил двадцатипятилетие избрания на святой престол Иоанна Павла II. В течение часа в национальный день Ватикана — 16 октября Папа Римский, опровергая слухи о резком ухудшении здоровья, приветствовал на разных языках многочисленных паломников.

Владеет пантифик и русским языком, в чем некоторое время назад могли убедиться представители необычной российской делегации в Ватикан.

Известный московский художник, первый среди сегодняшних создателей лубочных картинок Виктор Пензин подарил Папе возрожденный альбом религиозных лубков под названием «Библия для бедных». Пензин повторил подвижнический труд одного из основателей печатного дела народных картинок белоруса Василия Кореня.

 Тот, приехав в Москву в 1691 году и поселившись в Мещанской слободе, за

четыре года вырезал на липовых досках сцены сотворения мира, грехопадения Адама и Евы и другие библейские сюжеты, а потом напечатал и раскрасил листы. Библия не случайно получила такое название — она и впрямь предназначалась для бедных, не умеющих читать и писать, но имеющих глаза. Говоря современным языком,детище Кореня помогало простолюдинам войти в мир религии, приобщиться к ее главным догматам.

 

До наших дней дошел единственный экземпляр необычного издания, хранится он в Питере, в библиотеке имени Салтыкова-Щедрина. Судьба творения белорусского мастера оказалась трагической. Официальная церковь усмотрела в «Библии для бедных» еретические мотивы, чрезмерную вольность, не каноничным посчитали изображение самого Господа Бога. Весь «тираж», около тысячи отпечатков, полицейское управление по распоряжению церкви конфисковало. Чудом уцелел лишь один экземпляр альбома, состоящего из 36 листов.

Василий Корень, зрелый, талантливый живописец, раздвинул привычные представления о лубке — явлении, настолько естественном, обиходном в < России, что современники мало задумывались об эстетических достоинствах «настенных картинок». Еще в прошлом веке лубок с изображением Бовы-королевича, сказочных героев украшал едва ли не каждый крестьянский дом. Соединяя графику с притчей, назидательными текстами, пословицами, он нес просвещение, настраивал на оптимистический лад. Язык народных картинок прост, доступен для понимания каждому, он заменял простому человеку живопись, литературу, газету. Царские указы во времена Петра I нередко облекались в форму лубка.

Понятно, нынешняя аудитория сегодня иначе воспринимает древнейший жанр отечественного изобразительного искусства. К словам «лубок», «лубочный» прилипла приставка «псевдо». Хочется промыть слова эти ключевой водой, избавить лубок от незаслуженной хулы. Ведь создавали его, резали формы по лубу — липовым доскам профессионалы, замечательные мастера своего дела, такие как Василий Корень.

Виктор Петрович Пензин давно вынашивал мысль воссоздать, или, как он сам говорил, реконструировать альбом Василия Кореня. На воплощение задуманного ушло десять долгих лет. В одном лице Пензин совмещал трех «соавторов» — мастера-резчика, печатника и художника, вручную раскрашивая готовые листы. На изготовление каждой доски общим числом 36 у Пензина уходило от трех месяцев до полугода. Приходилось кое-где восстанавливать утраченный старославянский текст, специально ездить за консультациями в Сергиев Посад. Даже специалисту трудно отличить те листы, конца XVII века, от современных, сделанных Пензиным. Разве что краска современная чуть ярче, так ведь с годами и она осядет. Приходится художнику ставить печать на своих оттисках, дабы потомки-искусствоведы не запутались, где подлинник, а где копия..Так в числе презентов Папе оказался и пениtнский лубок «Тысячелетие христианства на Руси» в черно-белом варианте. Художник долго размышлял, стоит ли красить картину, потом пришел к выводу: поляку, в миру Каролю Войтыле, наверное, ближе строгие тона. Угадал! Подарок произвел впечатление на Иоанна Павла II. Виктор Петрович подарил ему собственноручно реконструированный вариант «Библии для бедных», успев показать за восьмиминутную беседу с патриархом  Запада (обычно простым смертным стым смертным выпадает на аудиенцию не более минуты) девять листов из альбома, окончив сценой изгнания Адама и Евы из рая. Папа, всмотревшись в картинки, не осудил крамольности в сюжетах, больше того, улыбнулся: уж больно смешным, жалким выглядел змей-искуситель — с красными, поднятыми кверху лапками. А вот вкусившая запретный плод и изгнанная из рая парочка получилась с нескрываемой симпатией и сочувствием…

Подарок нашел свое место в Ватиканской апостолической библиотеке. Что интересно, в самом сердце католического мира уже хранится «Библия пауперум» — то есть еще одна «Библия для бедных», созданная в 1380 году.

— Дело, конечно, не в том, что она старше библии Кореня на триста лет, — говорил мне Виктор Пензин. — Важнее, как сделана! По-моему, у Библии на латыни стилистика ближе к светской. У нас же она, хоть и чувствуется русское разнотравье, более религиозна. Итальянцы скрупулезно следовали за текстом, в нашей — больше картинок. Но, главное, и то, и другое — лубок!

В слово «наше» Пензин определенно вкладывал особый смысл. У истоков книгопечатания в тесном строю стояли русские и белорусы. Иван Федоров, Пётр Мстиславец, Василий Тяпинский. В 16-м веке великий учёный и мыслитель, гуманист первопечатник Франциск Скорина образовал в Праге первое в истории белорусское издательство, где в 1517—1519 годах выпустил 23 книги Библии под общим заглавием «Библия руска, выложена доктором Франциском Скориною из славного города Полоцька, Богу ко чти и людем посполитым к доброму научению».

Уроженец Беларуси Василий Корень свои лучшие гравюры на дереве создал в Москве, в слободе мастеров Печатного двора, на углу Сретенки и Рождественского бульвара. С той поры через толщу лет до нынешнего времени уцелела старинная церковь Успения в Печатниках. А продавали картинки-лубки в конце Сретенки у церкви Троицы в Листах, известной и поныне.

Само место, где жил и трудился Василий Корень, подпитывало его в творческих поисках. Тут, на Сретенке, обитали пушкари и кафтанники, селились сабельники и рыбники, сапожники и дегтяри. В начале XVII веке в Сретенской слободе в 63 дворах жили представители 32 профессий!

За четыре года, между 1692 и 1696 годами, Корень создал 36 больших иллюстраций к Книге Бытия — первой книге Ветхого Завета, и к Апокалипсису. Выглядели картинки очень нарядно, сочно, раскрашенные красным, синим, зеленым и желтым. Графическую монументальность «разводили» декоративные элементы — цветы, травы, мелкие детали. Специалисты считают: под влиянием Кореня сложился свой неповторимый стиль русского ксилографического лубка, напоминающий классические фрески ярославских и костромских мастеров XVII века. Вот тебе и «псевдо»!

С подачи Василия Кореня русский лубок исподволь стал своеобразной иллюстративной газетой для малограмотных читателей. Позже у резчиков по липовым доскам появились соперники в лице граверов по меди. В 1711 году Петр I основал специальную гравировальную палату, куда собрал лучших российских мастеров, выучившихся на Западе. В Санкт-Петербурге начали печатать с медных досок панорамы города, портреты царя и вельмож. Бумажные лубки, напечатанные с деревянных досок, злые и насмешливые, вытесненные ветрами новизны, потихоньку оседали в утратившей первородство Москве. Но это уже другая история.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта