Уайес Эндрю

Уайес (Уайет) Эндрю Ньюэлл (1917-2009) — американский художник-реалист. Сын художника-иллюстратора Ньюэлла Конверса Уайеса, отец художника Джеймса Уайеса.

uajes2

Ветер с моря.   1947 год.

Проникнутый сельской тишиной, мир Уайеса, как распахнутое окно в его известной картине «Ветер с моря», открыт ветрам истории и современности, насыщен подспудными драматическими конфликтами, предопределившими человеческое бытие в ведущей капиталистической державе мира. Апологеты модернизма иной раз не прочь обвинить Уайеса в провинциализме, но, по сути, именно этот «провинциализм», приверженность болям и радостям родной земли, как и у прогрессивных писателей США, обеспечивает общечеловечность творчества художника, гарантирует его успех у зрителей самых различных стран мира.

uajes 006

Сын Альберта.   194 год.

Когда я вспоминаю детство, то не могу не сказать о портрете «Сын Альберта» одного из самых моих любимых современных художников — Эндрю Уайеса. Это американский мастер, который все свое творчество посвятил простым фермерам. Его герои всегда предстают такими, какие они в жизни — немолодые, некрасивые, усталые труженики или трогательные в своей угловатости дети. Но всегда в произведениях Уайеса есть качество, которое я особенно ценю в портрете, — отражение духовной сути героев. Причем это достигается очень тонко : глубокой продуманностью всего произведения, остротой композиции, изысканной сдержанностью колорита. Уайес написал сына своего соседа-фермера. Мечтательность, неуловимая жизнь души передаются художником поразительно трепетно и глубоко. Творчество Уайеса кажется мне на редкость цельным и органичным. Он не ищет эффектных героев, а в лицах простых людей, в их судьбах находит подлинный источник вдохновения.

Е.Романова.

 

Тревожные вести доносятся в последние годы из-за. океана. Правители Соединенных Штатов Америки пытаются превратить свою страну в мирового жандарма, диктующего агрессивную волю народам планеты. Не случайно у карикатуристов олицетворением Америки становится чаще всего не старомодный долговязый «дядюшка Сэм», но популярный герой комиксов, мускулистый Бэтмен, «человек — летучая мышь», свободно парящий в воздухе и скорый на расправу. Пресса, телевидение, массовая культура внедряют в сознание западного обывателя «американскую мечту» о сверхсовременном и сверхмощном обществе, призванном лидировать на Земле. Этими же пропагандистскими мифами, пусть предстающими иной раз в завуалированной форме, переполнено и модернистское искусство США, которое тоже нередко навязывает себя всему миру в виде «идеальной» модели.Но есть и иная, светлая и гуманистическая американская мечта, иное искусство в стране, накопившей за сравнительно короткую историю свои культурные традиции. Реалистическое искусство США находит в СССР благодарных читателей и зрителей, оно несет сложную и часто нелицеприятную правду о прошлом и настоящем державы, переживающей сейчас далеко не самый славный исторический период.

Эндрю Ньюэлл Уайес — достойный наследник традиций прогрессивного американского искусства. Не раз уже его картины гостили в нашей стране, не раз писали о нем советские авторы, подчеркивая веру художника в человека как высшую цель искусства, в то, что, утверждая свое нравственное достоинство, человек победит.Родился Эндрю Уайес в 1917 году в маленьком поселке Чадс-Форд на северо-востоке США. Слабое здоровье не позволило ему посещать школу и художественное училище, и его единственным наставником долгие годы был отец — художник книги Ньюэлл Уайес, чьи иллюстрации, воссоздающие образы злодеев и добрых героев произведений Верна, Дюма, Стивенсона, остались в памяти не одного поколения юных американцев. Влияние на художника оказал и друг отца — виртуоз книжной графики Говард Пайл, также работавший в романтической манере. Зрелые вещи Уайеса свидетельствуют о постижении искусства старых европейских, американских и дальневосточных мастеров. Навсегда осталось с ним воспитанное отцом чутье графика-рассказчика, который не просто открывает перед зрителем окно в мир, но и позволяет угадать цепь предыдущих и последующих событий.

uajetШагающий по сорной траве.    1951 год.

В своих поисках, по собственному выражению, «истины предмета» Уайес пишет либо акварелью, либо темперой. Его акварели предметны, осязаемы, даже жестковаты, как осенний луг, унылый после бабьего лета, но впитавший все богатство оттенков природы накануне зимы. Нередко его акварели сухой кистью сопоставляют с классической дальневосточной живописью тушью — настолько выверен в них каждый штрих.

uajes1Оленёнок  (Косуля)    1981 год.

Темпера, техника строгая и требующая из-за трудности поправок предельной точности, позволяет Уайесу воспроизводить мельчайшие детали натуры. Словно помня девиз Гюстава Флобера «Истина — в мелочах!», он любовно запечатлевает в картинах морщины, трещины, складки на лицах, одежде, стенах старых домов и одновременно — свежесть молодой кожи, след солнечного луча или порыв ветра, рисунок новых побегов и цветов, пробивающихся сквозь жухлую траву. В живописи художника под внешней созерцательностью, которая поверхностному наблюдателю может показаться безмятежной идиллией, сталкиваются два вечных потока — роста и тления, света и мрака, жизни и смерти.

Местам, где родился, Уайес посвятил все свое творчество. Лето он проводит в Кэшинге, штат Мэн, близ Атлантического побережья, большую часть года — в Чаде-Форде. «Пенаты» Уайеса лежат в тихом уголке сверхиндустриализированной Пенсильвании, однако это не только оазис сельской тишины, но и подлинный заповедник американской истории. Мир пенсильванских картин художника, небольшой по площади — двухмильный отрезок Брэндивайнской долины да прилегающие две мили долины Харви-Рэн,— заключает в себе немало впечатлений, с детства обретенных художником в долгих прогулках с отцом.

От первопоселенцев, членов религиозной секты квакеров, остались причудливо-восьмигранные здания школ, некогда центров квакерских общин, теперь приспособленные под жилье. Долина Брэндивайн была полем битвы республиканцев с войсками английского короля в годы войны за независимость; в самом Чаде-Форде сохранилось здание, где размещалась ставка генерала Лафайета, предводителя республиканцев. Бури гражданской войны 1861 — 1865 годов тоже не миновали этих мест. Жители Чадс-Форда и его окрестностей, многие из которых стали персонажами картин Уайеса, зримо воплощают приметы прошлого.

uajet 001Кернеры.   1971 год.

Здесь живут потомки и индейцев, коренных обитателей этих земель, и англичан-квакеров, и немцев, покинувших свою родину еще в XVIII веке, и негритянских невольников, вывезенных с Западного побережья Африки, и даже загадочные «делаверские мавры», о происхождении которых ходят легенды. Найти полуистлевший камзол колониальной эпохи, мушкет времен Георга III, солдатские сапоги прошлого века не в новинку местным жителям. Дошли сюда и реальные отголоски европейских событий, среди соседей художника — ветераны и первой и второй мировых войн…

uajes4Мужской портрет.   1966 год.

Здесь же, на шоссе близ Чадс-Форда, в 1945 году в автомобильной катастрофе погиб отец Эндрю Уайеса. «Зима» — первая темпера, исполненная Уайесом после смерти отца. Подросток в кителе и пилотке, привезенных с фронтов второй мировой войны, быстро шагает по желтовато-бурой прошлогодней траве, отбрасывая тревожную угловатую тень… Личная скорбь об утрате, печаль оцепеневшего зимнего поля, эхо сражений, только что отгремевших в далекой Европе,— все это сливается в картине в сложное единство.

«Ветер с моря» художник писал в доме друзей, Олсонов. Отдаленная буря, как это всегда бывает у Уайеса, не изображается впрямую, но налетает легким отголоском. «Когда ты делаешь конкретную форму и тень,— учил отец,— помни, что это не просто тень, но событие, которое в таком облике больше никогда не повторится. Старайся уловить именно это качество, именно этот ускользающий характер вещи». Словно вспоминая отцовский совет, Уайес, работая над «Ветром с моря», два месяца в летнем затишье ждал нового порыва морского бриза и, только вновь увидев, как он распахивает занавески, смог дописать картину.

uajes6Мир Кристины.   1948 год.

«Мир Кристины» — самое знаменитое произведение мастера. Его умение воплотить драму жизни с тонким целомудрием, удивительным внутренним тактом сказалось здесь особенно впечатляюще. Героиня картины соседка Уайеса, Кристина Олсон, с детства разбитая параличом и способная передвигаться либо в кресле с колесиками, либо ползком по земле. Ее мир ограничен постройками фермы, за гребнем холма лежат никогда не виданные ею горизонты. Однако живописец создает не скорбный образ болезни, но подлинный гимн стойкости и силе человеческого духа. Фигура Кристины, словно впервые открывающей для себя пейзаж, романтична и грациозна. Но здесь нет ни малейшей идеализации — автор вдумчиво отбирает черты натуры, позволяющие оттенить жизнеутверждающую суть образа.

Постепенно Уайес стал и замечательным портретистом, запечатлевая, как правило, людей близких и до тонкостей знакомых, как бы продолжающих в портрете негромкий давний диалог с самим автором. Здесь хочется вспомнить творческий метод классика американской реалистической литературы Уильяма Фолкнера. Посвятив свой труд писателя «клочку земли размером с почтовую марку» (округ Лафайет в штате Миссисипи, превращенный в мифическую Йокнапатофу его романов), писатель не любил принимать журналистов, зато охотно проводил долгие часы в неторопливых беседах с местными старожилами, слагая свою многотомную эпопею об американской земле…

Среди давних знакомых Эндрю Уайеса была Маргарет Хэнди («Детский врач»), избравшая профессию вопреки воле родителей и ставшая одной из первых женщин, окончивших медицинский факультет. Среди давних знакомых и Ральф Клайн («Патриот»), Выходец из семьи немецких колонистов, бодрый старик с толикой индейской крови в жилах, ветеран, воевавший с немцами во Франции в 1914 году, он позирует на портрете наподобие индейского вождя, облаченного, однако же, не в ритуальный наряд, а в старый армейский китель… Снова и снова люди в портретах Уайеса становятся живыми символами американской истории. «Голос прошлого все сильнее по мере того, как я пишу»,— заметил художник в одном интервью.

uajet1Вдали от дома. (Далеко-далёко).   1952 год.

Часто конкретный портрет перерастает в философскую притчу. Например, о юности, в романтической мечте прозревающей будущее («Далёко-далёко»). Как-то сын художника, Джейми Уайес, потерял, гуляя с отцом, любимого оловянного солдатика. Отец пошел его искать, а вернувшись ни с чем, увидел, что мальчик, забыв о потере, сидит в глубоком раздумье. В портрете «Внучка» детство вступает в задорный и упрямый спор со старостью. Александр Чендлер, старый слепой негр, привык греться на солнышке рядом с играющими внучатами. Когда старик, пробудившись от дремы, не слышал голосов детей, он принимался оглушительно колотить палкой по стене, пока недовольное потомство не возвращалось. Полотно «Мансарда» — о горьком старческом одиночестве, отчуждающем человека даже от стен родного дома. Здесь изображен спящий Том Кларк, один из «делаверских мавров», выделяющихся среди пенсильвамского населения своей ярко выраженной арабской внешностью.

Вo многих композициях Уайеса человеческое жилище становится почти что одухотворенным, воплощающим и гордость ручного труда, и память об ушедших поколениях. Художник блестяще чувствует фактуру старых стен и вещей, подмечая даже, что обветшавшее строительное дерево с влажной, морской стороны выглядит совершенно иначе, чем с материковой. Подлинным историческим памятником кажется в «Северной точке» скромное обиталище Генри Тиля на острове рядом с побережьем Мэна. Постройку эту ее хозяин, промышлявший ловлей крабов, сложил из выброшенных волной остатков британского судна времен американской революции XVIII века, которое везло королевских солдат и потерпело крушение.

uajes7Дерево.   1959 год.

Вечным и прекрасным фоном для человеческих трудов и дней, для примет истории постоянно служит природа, полная первозданной мощи и чистоты. Художник мысленно как бы оберегает ее от неумолимого нашествия техники, избегает изображать автомобили, а сельские проселки неизменно предпочитает холодной геометрии современных автострад.

uajes9Собаки.    1958 год.

uajes5Эскиз к картине «Парение».   1950 год.

Поэтической прелести исполнены образы животных — собак, оленей, различной сельской живности. Страстную любовь к животным (Уайес ненавидит охоту и охотников) художник передал и своему старшему сыну. Джеймс Уайес, герой картины «Далёко-далёко», повзрослев, тоже стал живописцем, автором анималистических полотен. Известен он и как одаренный портретист.

uajes10Меховая шапка.   1963 год.

Населенный простыми людьми Америки, художественный мир Уайеса проникнут сельской тишиной, но вместе с тем открыт ветрам истории и современности, насыщен драматическими конфликтами, предопределившими человеческое бытие в ведущей капиталистической державе. Апологеты модернизма иной раз не прочь обвинить Уайеса в провинциализме, но, по сути, этот провинциализм, приверженность болям и радостям родной земли обеспечивают обще-человечность творчества художника, гарантируют его успех у зрителей различных стран мира. Его произведения, отмеченные духовной цельностью и нравственной чистотой, доносят до нас облик Америки честной и человечной, облик, прочно удерживающийся в сознании даже среди воинственной трескотни нынешней вашингтонской администрации.

С сердечной благодарностью встретил художник в 1978 году весть об избрании его в почетные члены Академии художеств СССР. Творческий путь мастера продолжается. Путь, выводящий маленький пенсильванский округ и клочок мэнского побережья к горизонтам прогрессивной мировой культуры.

М. СОКОЛОВ. Журнал «ЮХ».

 

 

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта