Геленг Отто

Похоже. и нет в мире другого такого города, как Таормина, история которого совершенно изменилась бы с появлением там гранд-отеля.До того, то есть до середины 1870-х годов, Таормина, основанная в IV веке до н.э. греками на восточном побережье Сицилии, была тихим городком из тех, которые принято называть «забытый богом». Трудно понять, зачем его поочередно завоевывали римляне, вандалы. остготы, Византия, арабы, норманны. Анжуйская династия.Арагонская,’Савойская, Бурбоны, а в середине XIX века еще и поклонники революционного литератора Джузеппе Гарибальди. Единственным неоспоримым достоинством Таормины был, пожалуй, открывающийсясо склонов горы Тауро фантастической красоты вид на вулкан Этна и заливИонического моря.
Именно этот вид, как утверждает историк Таормины Антонио Д’Орто, и восхитил побывавшего здесь немецкого классика Иоганна Гёте, записавшего, что посещение Таормины обязательно для посещения путешественниками.
Увы. в вышедших под названием «Итальянское путешествие» дневниках Гёте нет заметок, датированных 6 мая, зато есть коротакая запись, сделанная в четверг. 10 мая 1787 года: «Добрых четверть часа мы ехали вдоль развалин, покуда не добрались до гостиницы — единственного восстановленного здания в этой части города. Из окон верхнего этажа далеко вокруг видны были только зубчатые обломки стен. За оградой гостиничного двора — ни зверя. ни
человека, ночью стояла мертвая тишина. Двери не запирались и не закрывались, для людей здесь все было так же мало приспособлено, как,например, в конюшне, и тем не менее мы спокойно уснули на матраце, которыйуслужливый веттурино ухитрился вытащить из-под хозяина».
Таормине пришлось еще долго ждать наплыва желающих полюбоваться ее красотами. И способствовал этому вовсе не великий поэт, а мало кому известный художник Отто Геленг. 20-летний прусский барон, выпускникБерлинской академии изящных искусств, приехал в Таормину в 1863 году по заданию немецкого «Нового музея». Геленг должен был запечатлеть
сохранившиеся памятники древней архитектуры. В Таормине их немного — собор, построенный в XII веке, дворец, возведенный во времена арабского господства, маленький римский театр Одеон, сооруженный в I веке до н.э. по
приказу Августа Октавиана, первого римского императора. и греческий амфитеатр. Геленг планировал закончить работу за неделю, а задержался, влюбившись в Таормину. на всю жизнь. Именно он подарил Европе главную достопримечательность этого сицилийского городка — неповторимый вид на морес высоты амфитеатра. Древние греки не случайно выбрали

для своего театра это место. Отсюда, как они говорили, открывалась «панорама совершенства».

В середине 1860-х годов Геленг устроил выставку своих таорминских пейзажейв Париже. Французские критики были безжалостны: они утверждали, что акварели прусского художника не имеют ничего общего с реальностью. что все
красоты, изображенные на них. в природе не существуют, они — выдумка, мистификация. Спасая свою репутацию. Отто Геленг решил пригласить за собственный счет троих самых непримиримых критиков в Таормину. Но с условием: если
подтвердится, что нарисованные им пейзажи не выдумка, критики не только оплатят расходы за поездку, но и приобретут у него но одной работе, а главное — напечатают в своем издании статью с рассказом о красотах
полюбившегося художнику городка. Самым трудным в этом пари для Геленга было найти приют, где могли бы
разместиться парижане. Гостиниц Таормине в ту пору не было. Сам Геленг снимал комнату в расположенном неподалеку от греческого амфитеатра доме сына бывшего мэра Таормины Франческо ла Флоресты. Геленгу пришлось долго уговаривать Франческо выделить три комнаты для гостей. Разумеется, парижане проиграли пари. Геленг в скором времени стал весьма
популярным в Европе пейзажистом, а восторженные статьи французов о Таормине уже в начале 1870-х превратили городок в популярное место, о котором Ги де Мопассан писал: «Если кто-то должен будет провести только один день на Сицилии и спросит, что необходимо увидеть, я без сомнения ответил бы: Таормину!»
Отто Геленг поселился В Таормине, женился даже стал городским главой.

Наплыв желающих увидеть красоты Таормины заставил в 1874 году Франческо ла Флоресту расширить свой пансион. Он купил прилегающий к дому апельсиновый сад, граничащий с греческим амфитеатром, и построил в нем гостиницу, название которой попросил придумать Геленга. Художник, досконально изучивший историю Таормины, не колеблясь предложил назвать ее Timeo — по имени знаменитого греческого историка Тимея, сына Андромаха. основателя города. По меркам Таормины новая гостиница была огромной — в ней было 12 номеров, и на фасаде появилась надпись: «Гранд-отель Timeo».
Это было явным преувеличением. Гранд-отель — скорее титул, свидетельствующий о заслугах гостиницы перед клиентами, чем констатация ее относительно больших размеров. Американский писатель Бернхард Беренсон, побывавший в Tlmeo в первый год после открытия, ни словом не обмолвился о том. что из себя представляли ее номера. Он упомянул лишь, что «розовый дом прямо напротив греческого амфитеатра был уникальным местом — с его широкой террасы открывались захватывающие дух виды».
Виды и оставались бы единственным преимуществом Timeo перед другими строящимися в те годы в Таормине гостиницами, если бы не поселившаяся англичанка мисс Флоранс Тревельян. Об этой 30-летней, полной энтузиазма даме ходили слухи, что она дружила не только с королевой Викторией. но и с ее сыном Эдуардом. и удалилась в Таормину на покой не по своей воле. Так или иначе, но городок мисс Тревельян настолько понравился, что она решила обустроиться в нем надолго. С этой целью она арендовала в Timeo весь первый этаж, который перестроила по своему вкусу, обставив свое жилище с роскошью, какой в Таормине никогда не видели. Более того, она уговорила Франческо ла Флоресту разрешить ей разбить на месте заброшенной апельсиновой рощи, куда выходили ее окна, сад в английском стиле.
Пять лет спустя, когда мисс Тревельян вышла замуж за синьора Каччиоло, модного профессора медицины из Болоньи, и переехала на виллу мужа,роскошный сад, шикарно обставленные апартаменты и — самое важное — репутация теперь уже настоящего гранд-отеля остались заведению Франческо Флоресты в благодарность за гостеприимство.
В 1890-х годах Timeo стал излюбленным местом европейской аристократии и богемы, ищущей уединения. О том. что среди гостей Timeo был барон Вильгельм фон Гледен, немецкий художник, прославившийся. однако, как фотограф. один
из крупнейших мастеров изображения мужской наготы, стало известно лишь в наше время. Впрочем, так же долго персонал Timeo хранил секрет, что в отеле останавливался и вел какие-то переговоры с неким господином Стемпелем.
уроженцем Латвии, будущий убийца Григория Распутина князь Юсупов. Персонал отеля умел хранить чужие секреты: он был настолько вышколен наследником Франческо ла Флоресты, Джузеппе, что по окончании сезона (в те годы
Таормина считалась «зимним» курортом, и отель работал с октября по май) за служащих Timeo начиналась настоящая битва между крупнейшими отелями Европы. В последние годы XIX века в Timeo стати появляться и царственные особы.

1896 году в отеле побывал кайзер Германии Вильгельм II, приплывший на остров на своей яхте «Гегенцоллерн». Ему настолько понравилось в Таормине, что в следующий приезд кайзер привез с собой семью. В ‘Timео рассказывают,
что тогда, в марте 1906 года, весь отель был занят придворными германского императора.
В том же году в Timeo побывал и только что вступивший на британский престол Эдуард VII с супругой Александрой. Говорят, он встречался в саду отеля с леди Тревельян. Впрочем, возможно, это было в 1907-м или 1908 году —
британский король еще дважды посещал Таормину и останавливался в Tirneo. правда, уже без супруги. После Первой мировой войны круг гостей Timeo несколько изменился. Короли
уступили место финансовой элите. Среди гостей отеля все чаще можно был увидеть представителей семейств Ротшильдов. Морганов. Круппов, Вандербильтов. Впрочем, в Timeo они подолгу не жили, поскольку приезжали в Таормину главным образом для того, чтобы купить себе в этом все более и более модном среди миллионеров городке виллу. Куда дольше в Timeo жили писатели. Когда-то здесь любили останавливаться Оскар Уайльд, Ги де Мопассан, Габриеле Д’Аннунцио. В конце в 1920-х годов Timeo на несколько лет стал вторым домом для английского писателя Дэвида Герберта Лоуренса и
его супруги Фриды. В Таормине Лоуренс переводил на английский произведения своего любимого сицилийского писателя Джованни Верги, общался с также жившим в Timeo другим известным сицилийским автором Луиджи Пиранделло и писал свой знаменитый роман «Любовник леди Чаттерлей «. Опубликованный в 1928 году. Возможно. Лоуренс встречался и с Анатолем Франсом, Сомерсетом Моэмом и молодым Ирвингом Стоуном — все они были частыми гостями Timeo.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта