Заикин Александр

Александр Юрьевич Заикин (1954) — русский художник- маринист из Пензы. Один из лучших российских маринистов. Он называет свои произведения «Морской археологической живописью».

 

 

 

Море… Оно дарит спокойствие, заряжает энергией. Чтобы его увидеть сейчас, не обязательно бросать все и собираться в теплые края. Достаточно посетить юбилейную выставку пензенского художника-мариниста Александра Заикина. На каждой из более чем 40 картин запечатлен определенный исторический сюжет, вырванный из реальности момент.

 

 

 

Живёт в тихой «сухопутной» Пензе необычный человек: отправляет в дальние плавания корабли на своих полотнах, прививает любовь к морской романтике у современных компьютеризированных мальчишек и философствует на тему морского мышления в государственном масштабе.

«А кто такой Заикин?»

Впервые с Александром Заикиным, художником-маринистом, журналистская судьба свела не так давно. В дни новогодних каникул проходили соревнования по судомодельному спорту среди школьников. Кстати, увлекательный и красивый 8ид технического спорта, когда-то весьма распространенный в Пензенской области. Сейчас же буквально выживает только благодаря энтузиастам. Так вот, отправляя на задание, автору этих строк строго-настрого наказали: не забудь взять интервью у Заикина. «А это кто?» — последовал мой вопрос. — «Как? Ты не знаешь известного художника-мариниста?» — К своему стыду признаюсь: «Нет, не знаю». — «Да он мальчишкам-моделистам за победу дарит свои потрясающие картины!». Раз надо, конечно, познакомлюсь, согласилась я.

Прихожу на соревнования. Спрашиваю у организаторов: «А где Заикин?». Мне показывают на мужчину с окладистой бородой и весьма суровым взглядом. Даже как-то страшновато поначалу было подходить. Но все же решилась. На самом деле суровый художник оказался очень занимательным собеседником, правда, интервью больше походило на интеллектуальную перепалку, где каждый вопрос будто бы определял вес «противника». В заключение поблагодарила за беседу и на всякий случай выпросила визитку -впереди военно-морских праздников много.


«А ваш Юрка удрал в Африку»

Время, как известно, пролетает незаметно. Вот подступил и «мужской» день — 23 февраля. Нахожу визитку и звоню Александру Юрьевичу, дабы напроситься на большое интервью. Он не отказывает, даже вскользь упоминает о своем дне рождения именно 23 февраля и приглашает в собственную художественную мастерскую. И все же иду на интервью с опаской: как встретит?

Дверь открывает совершенно другой Александр Юрьевич, в тельняшке и с трубкой во рту. «Наш человек». В крохотной мастерской с десяток-другой картин по морской тематике. На этом фоне белыми пятнами смотрятся несколько портретов.

— Это работы дочери, — упреждает мой вопрос художник, — я всю жизнь влюблен только в корабли.

Присаживаемся. Задаю первый вопрос, который тут же обезоруживает собеседника, вызывает искреннюю улыбку и задает тон всей беседе:

— Какие ощущения у мальчишки, рожденного 23 февраля?

— Наверное, это судьбой было предназначено родиться в этот день. В пору моего детства было модно стать не просто военным, а именно военным моряком.

И это несмотря на то, что родной город Александра Заикина совершенно не морской. И не Пенза, а уральский Нижний Тагил. Но с морем связана служба в армии на Сахалине в морской береговой артиллерии.

— Помните, у Визбора: «где я бросаю камешки с крутого бережка далекого пролива Лаперуза»? Вот там я и служил. Правда, берег там не крутой, а достаточно пологий.

Рожденные в СССР мальчишки, пожалуй, все чем-то напоминали маленького рыжего Юрку, героя популярного в 60-е годы фильма «Дети Донкихота», который рвался в Африку помогать голодным неграм.

— Помню, как в первом классе мы с приятелем откладывали по 2 — 3 копейки от школьного завтрака, чтобы сбежать на Кипр и спасать президента Макариоса от империалистов. И накопили копеек по 60 каждый. Мальчишество, но от этих воспоминаний тепло и ясно становится на душе.


Нужно ли художнику-маринисту море?
От тесной дружбы с морем Александр Юрьевич отказался добровольно, после службы отклонив предложение работать на рыболовном флоте. Вернулся в родной Нижний Тагил, где окончил Уральское училище прикладного искусства и по распределению оказался в совершенно незнакомой Пензе.

— 17 лет «оттрубил» в НИИ местной промышленности, в отделе промграфики разрабатывали упаковку для товаров народного потребления, товарные знаки, которые сейчас все называют «логотипами».

В результате так это «пензячество» прильнуло к душе художника, что лучше города на земле теперь сложно и представить.

— Нигде не был, право слово, ни за границей, ни в бывших республиках.

Что ж получается, художнику-маринисту совсем и не обязательно жить рядом с морем? А как же самый известный русский маринист Иван Айвазовский, проживший всю жизнь в Феодосии?

— Это ни о чем не говорит. Айвазовский все время писал в помещении. И, кстати, писал море хорошо, а вот корабли — отвратительно. И еще весьма интересный
факт: рисунки парусных кораблей, сделанные Айвазовским с натуры карандашом, — просто блестящие. А вот передать через кисть, как ходят корабли, у него не получалось. И посадить корабль на воду — основа основ для мариниста — у Ивана Константиновича тоже не получалось.

«Эх, Иван Константинович, — промелькнуло у меня в мыслях, — далеко вам, сударь мой, до нашего Александра Юрьевича. Ведь только чистейшее мальчишество позволяет хранить преданность и любовь к морской тематике, при этом оставаясь жителем провинциального города в самом центре «сухопутной» России».


«Непродвинутый» пользователь Интернета

Зато благодаря этому мальчишеству художник Заикин стал известен всей стране. Его работы послужили иллюстрациями более чем к 100 тематическим книгам об истории мирового флота и 150 журнальным статьям.

— А вообще, я предпочитаю писать те корабли, о которых практически никто и ничего не знает, даже любители флота и кораблей. Могу случайно найти в книге парусную схему корабля и воплотить его на холсте. Хотя однажды мой зять доказал мне посредством всезнающего Интернета, что не только я один верю в свою оригинальность. Выдал по одной модели парусника целых пять авторов, правда, все оказались американцами. Но я-то думал, что единственный в мире! — с улыбкой отметил Александр Юрьевич.

Смех смехом, но известных художников-маринистов в нашей стране можно пересчитать по пальцам одной руки. Речь идет о художниках, чьи работы регулярно публикуются в периодических изданиях, используются в оформлении книг.

— Зато есть целая ассоциация художников-маринистов, о которых никто не знает. Видимо, таким образом легче проталкивать свои выставки, но мне этого не надо, всю жизнь добивался всего сам, поэтому ни в каких ассоциациях не состою.

При этом стать наставником для молодых художников, с такой же страстью влюбленных в корабли, Александр Юрьевич был бы не против. Да вот почему-то в городе с замечательной художественной школой таковых пока не нашлось. Может, время наступило немальчишеское?

— А молодежь у нас превосходная растет. Недавно в одном из художественных магазинов увидел отличную картину с изображением набережной Суры и еще лучше -натюрморт с каллами. Спрашиваю продавца: чьи? Оказалось, работы учащихся нашего училища.
«Братва» -за «Крузенштерном»

Всего за свою многолетнюю творческую жизнь Александр Заикин написал более 300 картин. Самая масштабная посвящена Чесменскому сражению 1770 года и самой блестящей победе в истории Российского флота.

Последние годы он тесно сотрудничает с московским издательством «Яуза». . Есть работы пензенского художника и в частных коллекциях. Например, бывший командир подводной лодки, ныне московский бизнесмен, регулярно заказывает у Александра Юрьевича картины с изображением подводных лодок.

А на закате «эпохи братвы 90-х» художнику поступил необычный заказ, вернее, постучались в студию необычные заказчики.

— Приходит как-то здоровый парень-каланча и спрашивает: «Брателло, ты тут типа пароходы рисуешь? Мы тебе хотим картинку заказать в подарок нашему компаньону». И заказывают мне парусник «Крузенштерн», на котором этот компаньон когда-то служил. В день приемки вваливаются в студию человек пятнадцать в кожаных куртках, встают полукругом и рассматривают картину. Потом отсчитывают деньги, жмут руку и уходят. Но самое интересное в этой истории — продолжение. Через десяток лет узнаю, что компаньон этот ныне занимает очень высокий руководящий пост в одной из областей.

Так, в непринужденной беседе пролетело полтора часа. Пора было и честь знать.

— Все что могу, — с той же искренней улыбкой на прощание произнес Александр Юрьевич.

P. S. В силу непредсказуемых журналистских обстоятельств статья не вышла к 23 февраля. Может, и к лучшему. Для прекрасной половины человечества рассказ о настоящем мужчине станет лучшим подарком к 8 Марта.
Елена ДЕМИНА

 

 

 

 

 

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта