Голубятников Павел

Голубятников Павел Константинович (1892-1942) — русский художник с трагической судьбой.

Государственный музей изобразительных искусств в городе Нижний Тагил   получил грант Института Открытое общество (Фонд Сороса), выиграв его в представительном конкурсе — программе «Культура и искусство». Столь высокой награды музей удостоился за проект «Возвращенное имя — П.К.Голубятников, ученик К.С.Петрова-Водкина».

 

Автопортрет.   1922 год.

 

 

Имя художника Павла Константиновича Голубятникова сегодня мало известно даже исследователям изобразительного искусства. Драматическая судьба его полотен, как и его личная судьба, была как бы предопределена самим ходом истории в России довоенного периода.

…1942 год. Ленинград. Блокада. Дом в дворике Академии художеств. где лютой зимой от дистрофии умирает художник. Уже две недели, как не дают паек. Он провожает глазами жену, уходящую сменить дочь, стоящую с ночи в очереди за хлебом, и говорит ей вслед: «Оля, запомни — я тебя всю жизнь любил». Это были последние слова Павла Константиновича Голубятникова..

После его смерти остались картины, которые увидели свет лишь спустя более чем полвека. Жена — Ольга Петровна, — эвакуировавшись на Урал с двумя детьми, увезла из разбомбленного весной дома все. что было связано с именем мужа. Боясь растревожить боЛь воспоминаний, она более 30 лет не раскрывала холсты; свернутые в рулон еще в Ленинграде. Лишь в 1975 году они попали в руки сотрудников Нижнетагильского музея изобразительных искусств; который сегодня и является единственным обладателем коллекции произведений живописи и графики Голубятникова.

Киевлянка.   1925-1926 годы.

Павел Константинович — один из участников того сложного художественного процесса 1910-1930-х годов, который в последние два десятилетия привлек к себе пристальное внимание. Изучение художественной ситуации тех лет и позволило не только продемонстрировать многообразие художественных явлений, но и открыть ряд забытых имен художников. Сегодня пришло время вернуть отечественной художественной истории имя Павла Константиновича Голубятникова — ученика К.С.Петрова-Водкина, его последователя в творческих исканиях и педагогической практике и друга, по признанию самого Кузьмы Сергеевича.

Судьбу Голубятникова как живописца предопределила встреча в 1912 году на выставке «Мир искусства» в Санкт-Петербурге с одним из центральных произведений Петрова-Водкина «Купание красного коня», поразившим воображение молодого юноши. Однако не сразу Павел Голубятников становится учеником Петрова-Водкина. Впереди учеба в школе Общества поощрения художеств в классе прославленного Н.К.Рериха, годы студенчества в Петербургском университете на физико-математическом факультете, . революция, служба в армии Лишь в 1918 году Голубятников становится студентом ВХУТЕМАСа наряду с первыми учениками Петрова-Водкина.

Воспоминания Голубятникова о годах учебы у Мастера, написанные в 1939 году после смерти Петрова-Водкина. наполнены юношеским восторгом: «Вижу я его в нашей академической мастерской, идущего от этюда к этюду, мы столпились вокруг него. Мастерская напряженно впитывает указания и объяснения Кузьмы Сергеевича. В наших сердцах укрепляется вера в живопись. Нам раскрываются законы формы, цвета и композиции пространства. А какие чудные дни были, когда обсуждались эскизы на заданные темы… Вне академии мы стали близкими друзьями, товарищами, посещали концерты, театры, мастерские художников. выставки…».

Вероятно, знакомство Голубятникова с Петровым-Водкиным можно отнести к разряду тех редких встреч, когда происходит такое полное совпадение мировоззрений. что возникает истинное родство душ. Планетарность концепции Петрова-Водкина, ориентация его школы на традиции древнерусской живописи, монументализм образного мышления были именно тем, что искал Голубятников в искусстве. Всем сердцем приняв образно-стилистическую систему учителя, Голубятников все же искал свой путь в искусстве. Его первое значительное полотно «Гроза», написанное уже в Киеве, куда Голубятников переезжает с семьей в середине 1920 годов, заставило заговорить о нем художественную критику. В образе золотокожего юноши, сидящего в насыщенно-фиолетовом по цвету челне, была заложена та душевная неустойчивость, неуверенность, за которой стоят тревожащие любого человека вопросы, как правило, возникающие в переломный момент жизни — что ждет впереди?

Киевский период в жизни Голубятникова был успешным. Павел Константинович преподает в Киевском художественном институте. Много, активно и увлеченно работает со студентами. Он неизменный участник крупнейших выставок на Украине. Во второй половине 20-х годов художник получает два престижных приглашения — на выставку в Нью-Йорке и Международную биеннале в Венецию. В 1926 году по приглашению Давида Бурлюка он участвует в выставке «Интимного искусства» в Нью-Йорке. Его произведения преобретаются в коллекции знаменитой собирательницы Катрин Дайер, позднее одной из основательниц Нью-Йоркского музея современного искусства и не менее известного в  художественной среде русского авангарда коллекционера Кристиана Блистона. Украинский колорит наполняет картины художника звонкой чистотой красок. В них так много свободы. Цвет приобретает значение символа. Жизненные мотивы часто трактуются через призму библейских сюжетов. «Дети в саду», вызвавшие много нападок, -это «Святая Троица. «Киевлянка», о которой Петров-Водкин писал, что «в ней есть самобытность», ассоциируется с одним из иконографических типов Богоматери. «Рыбаки» вызывают в памяти притчу об Иисусе и рыбаках…

Жизнь произведений Голубятникова складывалась, согласно основным позициям художественно-выставочной политики государства: взлет активности и признание во второй половине 1920-х годов на Украине — и резкое прекращение участия в выставках с 1932 года. Вскоре Голубятников по приглашению Петрова-Водкина переезжает в Ленинград для преподавания в его мастерской в Академии художеств.

Картины «Парашютистка», «Аэродром», «В парке культуры и отдыха» наполнены ликующе-радостным духом, звонкой чистотой красок и образов. В них запечатлена вера в грядущее. Но, создавая работы, тематически и духовно отвечающие основным требованиям метода социалистического реализма, Голубятников не изменял собственному принципу предметно-пластического изображения мира.

Постепенно в сознании Голубятникова, понявшего «ненужность» своего искусства, происходит надлом, усугубленный увольнением из Академии художеств, отсутствием средств к существованию. Постоянная нехватка денег заставляла Голубятникова в ущерб творческой деятельности работать в трех-четырех студиях Художник искал пути выхода из нараставшего душевного кризиса. В педагогике это отметилось активной деятельностью, организацией художественных студий, в теории — разработкой совместно с В.Е.Татлиным плана по созданию Лаборатории новых вещей быта, работой над методическими программами по искусству. Но главное — над теоретическим трудом «Атлас цвета», три тома которого предполагали 120 000 таблиц шкал цвета. Его атлас превосходил всё, что сделано до сих пор. «Атлас цвета» погиб в Ленинграде во время бомбёжки города.
Сегодня реставрированы все произведения художника, открыта персональная выставка, произведено научное исследование творчества Голубятникова, выпущена альбом-каталог.

Елена ИЛЬИНА, Лариса СМИРНЫХ

 

Комментарии (1)

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта