Гольдштейн К

Гольдштейн К. — художник

«Так будет же республика!»  1925 год.

 

ПОВЕДЕНИЕ декабристов — типичный пример того, как ведут себя члены так распространенных нынче «тоталитарных сект», подвергающихся психическому воздействию своих руководителей.

ИМЕННО такими были честолюбивые вожди декабристов, а технику «зомбирования» они заимствовали у французских масонов. Вот что показывал на судебном  следствии по делу декабристов некий Грибовский, хорошо знавший подоплеку  дела:
«В 1814 г. когда войска русские вступили в Париж, множество офицеров приняты были в масоны.  Последствием того было, что они напитались гибельным духом партий, привыкли болтать то, чего не понимают, и, из слепого подражания, получили страсть заводить подобные тайные общества у себя».

После ссылки в Сибирь бывшие фанатики стали нормальными людьми, законопослушными гражданами и даже немало сделали полезного для края, в котором оказались по воле судьбы.  Так обычно и бывает с членами тоталитарных сект при прекращении контактов со своими «гуру» — гипноз прекращается и к ним возвращается здравый смысл.

По ним палили из орудий

ГОРАЗДО интереснее не те, кто бросил вызов, a личность того, кто на него ответил, — Николая I. 14 декабря он за несколько часов превратился из беспечного великого князя в твердого и мудрого правителя.
Накануне в Государственном совете было оглашено отречение Константина (он женился на польской дворянке средней руки Лович), и его члены, присягнув Николаю Павловичу, разъехались по домам. На следующий день было назначено приведение к присяге войск. Но когда царь утром спустился вниз, его приподнятое настроение было омрачено ужасной вестью: Московский полк отказывается присягать. Потом к непокорным присоединились еще два подразделения и общее число бунтовщиков достигло 3000.

Царь приказал подвести к нему лошадь и верхом выехал из ворот Зимнего. Он был еще в замешательстве: что делать? Ждать? Ехать к восставшим на переговоры? Но тут приходит уже по-настоящему страшное известие: на Сенатской площади пролита первая кровь. И чья! Участника пятидесяти сражений, героя Бородина, генерал-губернатора Санкт-Петербурга графа Михаила Милорадовича. Это он во время знаменитого наводнения в Питере плавал по затопленным улицам на лодке и втаскивал в нее тонущий народ, что воспето Пушкиным в «Медном всаднике». Милорадович пытался урезонить солдат, напоминая им битвы, в которых они вместе с ним стояли за Россию. И Каховский, боясь, что слова ветерана подействуют, всадил в него пулю. Оправившись от острой жалости к погибшему, царь решительно взял в свои руки управление происходящим. Он лично стал командовать верными ему войсками, расставляя их так, чтобы окружить мятежников со всех сторон. Но за формируемым им кольцом стало стихийно образовываться внешнее — кольцо из городской черни, почуявшей близость беспорядков и надеющейся под их прикрытием поживиться грабежами. Медлить было нельзя, и Николай сделал то единственное, что необходимо было сделать в этой ситуации: выкатил на позицию несколько орудий и приказал зарядить их картечью. Первый залп он дал поверх голов. В ответ раздались громкая брань и ружейные выстрелы. Но Бог сохранил царя невредимым. Пушки навели в середину толпы восставших. Последнее минутное колебание императора — и он громко командует «пли!». Храбрившиеся вояки, бросая оружие, кинулись к Неве, где их голыми руками брала полиция.

Революционеры отсрочили волю крестьянам

НАШИ цари, начиная с Павла, полагали своей главной задачей ликвидацию крепостного права и преемственно трудились над подготовкой этой реформы. А декабристы заявили, что освободят крестьян на следующий же день после прихода к власти, совершенно не представляя себе, как это можно технически осуществить, чтобы не началась повальная резня. Но им и не надо было это представлять, поскольку их главной целью было не освобождение крестьян, а сам приход к власти. А к чему привел их путч? Подавивший его Николай I был вынужден закрутить гайки, наступила «эпоха реакции», и крестьянская реформа была отодвинута до следующего царствования.

О малоизвестных подробностях из жизни российских тайных обществ XIX е. рассказывает доктор исторических наук, профессор Российского государственного гуманитарного университета Оксана КИЯНСКАЯ.

— ПОСКОЛЬКУ декабристы были по большей части люди военные, источниками финансирования их тайных обществ были средства, отпускаемые казной на армию. Деньги собирались употребить на подкуп вышестоящих командиров для того, чтобы те не мешали спокойно 3аниматься конспиративной деятельностью. Ну и, разумеется, на поход z-й армии, которая базировалась на юге Украины, в столицу. По крайней мере, именно так планировалось поступить, но внезапная смерть  императора Александра I спутала  декабристам все карты.

Например, Павел Пестель, основатель и директор Южного общества декабристов, командовал Вятским пехотным полком. Из полковой казны на нужды заговорщиков он изъял 60 тысяч pублей. Для справки: штоф вод стоил тогда копеек 20.

Еще более крупными суммами оперировал другой директор Южного общества, генерал-интендант 2-й армии Алексей Юшневский, осужденный в 1826 г. к вечной каторге. В 1823 г. он пытался добиться увеличения армейского бюджета примерно на 1 миллион рублей. Именно в 1823 г. декабристы впервые запланировали начало революции, но тогда им помешал граф Аракчеев, заметивший столь серьезное превышение запланированной суммы. Вообще же дознание по фактам армейских растрат с участием декабристов тянулось с середины 1820-х по 1830-е гг. Между прочим, эти следственные дела до сих пор не опубликованы и хранятся в Российском Государственном военно-историческом архиве.

Полагаю, что ближайшие последствия победы декабристов были бы для страны довольно мрачными. Как известно, среди заговорщиков были как убежденные республиканцы, так и сторонники конституционной монархии. Даже «террористы». О том. какое правительство встанет во главе России, амбициозные дворяне-революционеры до самого  14 декабря 1825 г. договориться не смогли. Вероятно, между победившими декабристами началась бы война с неясным исходом. Впрочем, кто бы из них ни победил, гражданская война 1825 г. не носила бы столь ожесточенного характера,  как в 1918-1922 гг. Можно однозначно сказать, что крестьяне в России были бы освобождены от крепостной зависимости не в 1861 г., а лет на 35 v раньше. Соответственно либеральные реформы не запоздали бы столь катастрофически. Впрочем, все эти светлые перспективы не имеют к реальности никакого отношения.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта