Акопян Акоп

akopjan 99«Я вижу Армению такой…»
Акопян Акоп Тигранович (1923 г.) Армянский советский художник.
Начало его жизненного пути схоже с судьбами многих армян из зарубежных колоний, оказавшихся в изгнании после ужасов турецкого геноцида.

 

 

 

 

Двадцатые годы. Египет, Александрия. Семья фотографа. Несложный быт.

— Когда мне исполнилось семь лет,— рассказывает Акоп Тигранович Акопян,— скончался отец. Он был для семьи всем — главной опорой, а для меня еще и открывателем того нового, особенного мира, который на всю жизнь заворожит и станет моим. А было это так. Однажды он принес домой листы бумаги и карандаши, попросил меня нарисовать лошадь. Мне показалось это невозможным. Попробовал. Каково же было мое удивление, радость, когда рисунок получился. Это стало великим чудом и счастьем. Оказывается, так просто и естественно можно изобразить все то, что видишь вокруг. Взрослые меня хвалили — я старался и рисовал все подряд. А скоро почувствовал, что не могу без этого занятия.
Однако после смерти отца семье жилось трудно, и Акопа отправили на Кипр. Школа-пансион Меконян была для учащихся «малой Арменией».

akopjan0

На берегу Севана. Мартуни. 1969 г.

Именно там воспитывалось чувство любви к родине, которое в дальнейшем определило судьбу Акопяна — ныне народного художника Армянской ССР, лауреата Государственной премии СССР.
…Мысль переехать в Армению родилась давно, но в годы второй мировой войны это было невозможно. Вернувшись с Кипра, Акопян поступает на учебу в Высшую художественную академию Каира. С успехом участвует в выставках, за что направляется египетской армянской колонией на два года в Париж, на учебу.
— Произведения французских художников буквально оглушили меня. Я испугался, что не смогу найти себя, метался, мучился, томился. И вот однажды утром вышел не балкон и увидел: связка чеснока, прикрепленная к водосточной трубе, старые вещи,которые обычно бывают на балконаx. Принес холст и начал писать.

akopjan 7

Натюрморт со стулом. 1986 г.

И был счастлив: наконец-то я нашел , я открыл свой мир — пусть незатейливый мир вещей, но он теперь станет моим. Тот мир, что окружал нехитрую жизнь маленького человека, Его обреченность на одиночество и тоску.

Потом, вслед за натюрмортами, в творчество вошел портрет. Героями-полотен художника стали портной и официант, кухарка и рыбак, в пртретах мы не найдем надрыва чувств, хотя все они драматичны по своему состоянию. В них нет внешних эффектов выражения горя. Все люди сдержанны, они словно срослись со своей болью.

akopjan 8

Портниха. 1985 г.

Именно суровый аскетизм изобразительных средств, продуманность каждой детали, монохромный колорит создают то ощущение отторженности и безысходнности, в которое они пожизненно «заключены», оставаясь один на один с собой.

1962 год. Ему 39 лет. Акопян уже сложившийся художник. Его знают в Советском Союзе. Лучшие работы подарены автором Государственной картинной галерее Армении. Наступил долгожданный момент — со своей семьей он репатриируется в Советскую Армению. Первая же выставка приносит успех. «Мое возвращение на родину открыло для меня новый жанр — пейзаж. Именно через него стали налаживаться связи с родной землей — шло постижение истоков традиций и культуры моего народа».

akopjan 55

Инструменты и яйца. Агрессия

Исключительный интерес представляют натюрморты А. Акопяна. Им создана собственная образно-метафорическая система для выражения сложных и совершенно не свойственных реальным предметам драматических отношений и психологических состояний. Одна из особенностей метода художника состоит в том, что он изображает предметную среду абсолютно достоверно. Он не деформирует вещи, не прибегает к гиперболизации отдельных их свойств, не помещает их в какие-то необычные условия, не искажает перспективу. Сцена, на которой происходит драматическое действие натюрмортов Акопяна, очищена от всего, кроме самих участников; среда, создаваемая им, стерильна. Во многих картинах такой сценой является гладкая поверхность стола. Четко обозначенная линия горизонта проходит посередине холста или чуть выше, придавая композиции уравновешенность и одновременно сужая пространство действия. Эта ограниченность площадки, где сталкиваются в своих сложных отношениях предметы, создает напряженное ощущение неизбежности, неотвратимости конфликта. Строгая монохромность колорита, выдержанного преимущественно в холодных замкнутых тонах, графическая четкость очертаний, предельный аскетизм в отборе предметов рождают чувство серьезности происходящего.

Натюрморты Акопяна — верх концепционности; при этом в них отсутствует нарочитая неестественность.
.
Так в замкнутые интерьеры прежних произведений автора ворвалась распахнутость мира и пейзажей Армении.
У тех, кто знаком с полотнами Мартироса Сарьяна и Минаса Аветисяна, с их звонкой красочностью, сочностью и открытостью цвета, жизнерадостностью, пейзажи Акопяна могут вызвать удивление приглушенностью сближенных тонов, белесой охрой, тонко сгармонированным цветом, рассеянным светом, смягченными тенями. Иногда в них нет-нет да и мелькнут интонации плоских песков Египта, волнистых ландшафтов пустынь. Может быть, отзвуки детских впечатлений проскальзывают в них? Однако, присмотревшись, понимаешь, что образ Родины, созданный Акопяном, истинно созвучен всему психологическому строю восприятия мира армянским народом, глубоко национален по своей сути, которая раскрывается зрителю не сразу, а в игре ассоциаций, в оттенках глубинного подтекста. В его пейзажах мы не найдем хрестоматийного образа Арарата, Севана. Он избегает заманчивых этнографических подробностей живописного уклада сельской жизни.

Тайна настроения полотен кроется в особенностях интонаций цвета, держится на едва уловимых оттенках колорита. То неяркий коричневато-серый, то чуть зеленоватый, бледно-голубой поражает нас неожиданностью восприятия художником армянского пейзажа.

В последние десятилетия Акопян обращается в своем творчестве к такому богатому по своим эмоциональным возможностям жанру, как портрет.

Нередко человек в творчестве художника показан не конкретно, а через окружающие предметы, одежду, хранящую тепло, очертания и перенимающую как бы свойства характера владельца. Так возникли целые серии «костюмов», «манекенов», «столярных инструментов и перчаток». «Мне кажется,— говорит художник,— что предметы, окружающие людей, что-то берут от них, перенимают их повадки, ведут друг с другом беседы, выражая еще нечто помимо самих себя — восторженность и агрессивность, красоту и жестокость, или отражая целые ситуации — схватку, любовь, материнские чувства. Их сочетания порой напоминают модель мира, в котором мы живем». Так рождаются натюрморты. Натюрморт — один из любимых жанров Акопяна. В него художник переносит сложные, подчас полные драматического напряжения человеческие переживания. Натюрморты разнообразны по состоянию — от трагизма до умиротворенности. Умея видеть за привычными оболочками предметов их скрытые характеры, Акопян разыгрывает с ними сложные психологические этюды, в которых он выступает тонким и проницательным режиссером, наполняя свои «спектакли» игрой иносказания, намеков, ассоциаций.

…Последний этаж высотного здания в центре Еревана. Мастерская художника, одного из крупнейших мастеров советского изобразительного искусства. Окна — на четыре стороны света. В одном из них — тающие контуры Арарата. Множество сухих цветов, веток, колючек; кактусы, высохшие плоды и овощи, рыбы, керамические кувшины, перчатки, скрипка, столярные инструменты, манекен… То, что потом прихотью фантазии художника станет главным действующим лицом его произведений.
Мерцает белизной натянутый холст, в который сейчас войдут эти предметы, и — родится новый мир, полный человеческой чистоты и щедрости, мир художника Акопа Акопяна.

Анна Ковалёва.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта