Домогацкий Фёдор

Предлагаем слово о художнике Федоре Владимировиче Домогацком (1945), написанное известным советским писателем Василием Субботиным.

У МЕНЯ как писателя была одна большая удача. По-другому я не могу назвать свою встречу с Федором Домогацким, художником, иллюстрировавшим многие мои книги.

…Это было несколько лет назад на Международной книжной выставке в Лейпциге. Экспозиция нашей советской книги занимала, я думаю, целый этаж. В огромном зале было так много прекрасно изданных и великолепно проиллюстрированных книг, что даже странно, что я так долго рассматривал именно эти гравюры. Особенно понравились две, а может быть, и три, принадлежавшие. как я узнал, художнику Домогацкому. Не помню сейчас, что было на этих гравюрах. Я запомнил только фамилию художника и совершенно не обратил внимания на инициалы.

Гравюры Фёдора Домогацкого к «Избраному» в двух томах Василия Субботина.

Некоторое время спустя мне пришлось быть в издательстве и говорить с редактором, который вел мою книгу. Я спросил у него, можно ли, чтобы художник, гравюры которого я видел на выставке в Лейпциге, иллюстрировал мою книгу. Я высказал это как пожелание, как мечту. И вот тут-то мой редактор смутил меня: «Который Домогацкий, отец или сын?», — спросил он. Оказывается, есть и сын, а я и не знал. Признаться, стало как-то неловко. Иные из нас. писателей, плохо знают художников, даже тех, кто иллюстрирует наши книги. Я не один такой.., «Отец, конечно, лучше, — сказал мне редактор, — но и сын

уже неплох…». Я познакомился с младшим Домогацким, Федором, разговаривал с ним,, высказывал свои пожелания, свои фантазии, и он слушал меня и улыбался своей мягкой и умной улыбкой. Мы долго работали над этой книжкой, над моими стихами, она называлась «Строки». Я говорю «мы», потому что часто встречались с Федором Владимировичем, обсуждали «сюжеты» (если это слово подходит здесь) его будущих гравюр, и он даже, когда я лежал в больнице, был у меня в палате и, словно для того чтобы поддержать меня, принес оттиски. Их было больше, чем нужно для книги, но взыскательный художник вместо девяти гравюр нарезал двадцать три. Из них выбрали самые лучшие. Гравюры были так хороши, что я получил книгу, которая была для меня настоящим подарком…

Следующей моей книгой, которую иллюстрировал Федор Владимирович, были тоже избранные стихи, выпускавшиеся уже другим издательством, и в этот сборник вошли как новые гравюры художника, так и лучшие из тех, что были сделаны им раньше. И наконец Федор Владимирович еще раз великолепно украсил мой однотомник прозы «Роман первого лица», сделав для этого издания шесть новых гравюр. Ствол березы, дождем размытая дорога, большак войны, вечереющий овраг. заваленная снегами уцелевшая от войны деревенька, лейтенант с планшеткой через плечо, сидящий на сосне, поваленной у дороги… Все это крупные, в глазах стоящие образы, сцены и пейзажи.

Федор Домогацкий режет на самшите, который, я бы сказал, тверже железа. В его мастерской можно видеть кривые, еще не распиленные стволы этого удивительно крепкого дерева, растущего на Кавказе.

Семья Домогацких — семья художников. Отец Владимир Владимирович Домогацкий — известный график, замечательные гравюры которого украшают многие произведения русской и зарубежной классики, мать, Ольга Артемьевна, — скульптор, дед, Владимир Николаевич, — один из основателей Общества русских скульпторов, работы которого и в Третьяковке, и в Русском музее.

Счастье, что судьба подарила мне эту встречу.

Василий СУББОТИН.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта