Качелаева Елена

Качелаева Елена Фёдоровна (1948) — советский российский художник театра. Работая художником-постановщиком, оформила более ста спектаклей в Москве.

В театральном мире Гоголь нынче — в большом фаворе. Он, впрочем, один из тех «вечных» авторов, которые, поселившись однажды на сцене, более ее не покидают Но сегодня — особое дело, вот-вот мы уже отметим 200-летие со дня рождения великого автора. И уже начало сезона было ознаменовано рядом премьерных спектаклей по его произведениям. Тут и «Портрет» в Российском Молодежном театре, и «Гоголь. Вечера. Часть вторая» в Центре имени Мейерхольда, и «Ночь перед Рождеством» в Музыкальном театре национального искусства под руководством Владимира Назарова, и «Женитьба» в Театре «Около дома Станиславского» . Не так, впрочем, и много. Но, по счастью, «датские» спектакли для нас более не актуальны. Не хочешь — не ставь, никто не заставляет. Но театр, носящий имя писателя, особая статья. Тут уж положение обязывает И, начав с моноспектакля артиста Александра Лучинина «Записки сумасшедшего» худрук Театра имени Гоголя Сергей Яшин продолжил дело сам: недавно выпустил «Портрет» а теперь вот — «Ночь перед Рождеством».

Сцена их спектакля «Ночь перед рождеством».

К реальному Рождеству, правда, немного не поспели. А жаль, постановка столь колоритно-празднична, что так и просится стать частью какого-нибудь народного гулянья. Впрочем, упомянутое определение вообще характерно для режиссуры Яшина, так что в отсутствии праздника театр способен создать его сам. Что и делает. Не для всех — к Театру имени Гоголя критика относится очень избирательно. Но для тех, кто принимает такое шумное, звучное, фольклорное действо, оно придется в самый раз.

Тут, конечно, нет скрупулезной фольклорной реконструкции. Все чуть-чуть утрировано, слегка спародировано и подчеркнуто. Вот стоят три громадные куклы в народных одеяниях. Глядь, в них откроются дверки, и они на время превратятся в хаты (сценография и костюмы Елены Качелаевой). А рядом хатки крошечные, словно игрушечные, которые можно подхватить руками, да и переставить в нужное место. Злополучный месяц, добыча Черта (Алексей Сафонов), так и впрямь дается в руки: прежде, чем вернуться на звездное небо, проходит по хороводу персонажей, постепенно увеличиваясь в размерах. Вьюжная ночь, как в детской игре, изображается с помощью вздымающейся ткани, что накрывает собой подгулявших мужичков. А еще подвешено над сценой огромное зеркало, то удваивающее происходящее, то придающее ему «кривой» смысл.

Гоголевские персонажи, повинуясь режиссерским велениям, сливаются в один дружный хоровод, который с песнями и плясками оккупирует сцену и с явной неохотой уступает место сюжетным гоголевским событиям. Что же касается песен, то их тоже не стали искать в пыльных архивах, гонясь за «натурой’.’ Призвали все того же драматурга Елену Исаеву (что обработала и толстовскую «Крейцерову сонату» для Театра имени А.СПушкина), она и сочинила новые тексты, отчасти стилизованного порядка. Отчасти «злободневного»: послушать только, как чубатые запорожцы клянутся в вечной верности матушке-России. А уж эти тексты были положены на музыку композитором Алексеем Черным и исполнены как самими гоголевскими артистами, так и участниками детской хоровой студии Союза композиторов России «Преображение’.»Тут, кстати, стоит снять шляпу перед балетмейстером Ириной Филипповой и хормейстером Тамарой Бесовой, которые умудрились сделать из обычных драматических артистов настоящих профессионалов нового ремесла.

От сюжетной истории Сергей Яшин тоже, впрочем, не отступал. Но каждый гоголевский персонаж — это все равно представитель некоего коллективного фольклорного героя, которому на время дано выделиться и просолировать. Только что колядовавшие селяне порой не успевают снять рогатые маски, платки и шапки, а уже трансформируются в Солоху (Анна Гуляренко) или Голову (Алексей Бирюков), Чуба (Янис Якобсонс) или Дьяка (Иван Куколев). Отыграв свое, снова вливаются в дружный хоровод, который, кажется, только их и поджидал. Не исключается из общего ряда и пара молодых влюбленных: Оксана (Ирина Шейдулина) и Вакула (Александр Хатников). Да и сам Черт — Сафонов отнюдь не кажется существом из параллельного мира. Чуть жеманный парнишка готов веселиться вместе со всеми, да вот беда, по гоголевскому сюжету его надлежит побить и выгнать.

Сергей Яшин, как бы кто к нему не относился, обладает весьма определенным качеством — нежеланием изменять себе и собственному стилю. У него даже весьма серьезные спектакли, будь то горьковские «Последние» или «Бешеные деньги» Островского, наполнены музыкой и всяческими зрелищными импровизациями. И общего впечатления это не портит; за редкими исключениями. Поэтому потенциальному зрителю достаточно принять режиссерские условия игры и с ними согласиться. А уж в «Ночи перед Рождеством» все это сам Гоголь прописал.

Ирина ЛЕОНИДОВА

 

На соискание премии Союзного государства

Региональный благотворительный фонд содействия театру и телевидению «Маски» имени И. Смоктуновского предложил кандидатуру заслуженного художника России Елены Качелаевой за оформление спектакля по пьесе Александра Островского «Бешеные деньги» в театре им. Николая Гоголя. За более чем тридцатилетнюю творческую деятельность мастер оформила свыше 100 спектаклей в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Ярославля, Челябинска, Оренбурга, Томска, Душанбе, Тбилиси, Днепропетровска, Новосибирска. Она постоянный участник всероссийских и международных выставок. Живописные и графические работы Еледы Качелаевой украшают экспозиции многих российских и зарубежных музеев и галерей. Елена Качелаева — лауреат трёх телевизионно-театральных фестивалей Союзного государства.

БЕЛТА.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта