Уклеба Диана

Уклеба Диана Нестеровна (1910) — советский грузинский художник, поэт.

С Дианой Нестеровной Уклеба я познакомился в Москве, когда в Центральном Доме кинематографистов был открыт ее вернисаж. Слышал о ней немало и раньше, видел ее картины в Ереване. Знал я и о том, что жизнь Дианы Уклеба вплетена в легенду знаменитого армянского художника Джиотто (Г. Григоряна), ее мужа.

Тогда на выставке я расспрашивал Диану о Джиотто и, конечно, о ней самой, о том, какие силы, чувства заставили ее в 68 лет снова поднять оброненную в юности кисть.

Диана говорила, что она внучка гончара, рассказывала, как дед водил ее в раннем детстве в сельскую церковь. Было это у нее на родине, в Грузии. Дед пел в церковном хоре. «Бывало, целую ночь не засну, боюсь, как бы дед не ушел, не взяв меня с собою! — вспоминала Диана.— И тогда, в детстве, жило во мне удивление: как это люди на иконах — словно живые, а не двигаются, не сходят к нам, в жизнь.

 ukleba4Отец.

В школе у нас преподавал священник. В его доме я впервые увидела много книг. Помню, подошла к столу, на нем — открытая книга, я наклонилась, разглядывая рисунки. Вдруг из-за спины появился старец-священник. Я от неожиданности испугалась, мне показалось, что это — Бог.

— Ты любишь книгу? — спросил он.— Это твоя будет!

Я боялась взять, робела. Как, такую неоценимую вещь — мне? Я не взяла. Но вечером священник пришел к нам домой, принес эту книгу. Я так рада была… Он потом помогал нашей семье, даже корову подарил, зимой приносил ей корм. Добрый был человек». В шесть лет Диана обучилась грамоте. Каждая книга для нее была истинным потрясением. Она не любила шумных игр — мечтала о карандаше, который в селе достать в те годы было почти невозможно. Палочкой по глине на берегу горной, шумной реки она рисовала.

Отец ее, камнерез-умелец, любил музыку, сам сделал скрипку и играл на ней детям. При строительстве кутаисского театра он резал орнамент. Мать Дианы тоже не чужда была искусству — плела венки из цветов для церкви. Очень строгой была — по происхождению немка. Без ее разрешения Диана не могла слова сказать.

Ранимость, чуткость — вот что дало детство. Еще — смирение и скромность, восхищенность всем прекрасным и желание рисовать, видеть широко открытыми глазами мир и творить.

ukleba1Цитрусовый натюрморт.

Тяжело было ей, совсем еще молодой девушке, оторваться от патриархальной жизни маленького грузинского села, уехать в далекий Тбилиси, поступить в Академию художеств.

Четыре года учебы у прославленных преподавателей — Гриневского, Шарлеманя. На одном курсе с Дианой Нестеровной учились талантливая художница, поэтесса И. Дивногорцева-Гиголия, известная в Армении скульптор Р. Симонян. Но Академию Диана так и не закончила. Ушла сама. Застенчивая, ранимая, она слишком болезненно воспринимала замечания некоторых преподавателей, порой резкие, критические, теряла уверенность в себе.

Судьба уготовила Диане Уклеба иной путь — она стала верным другом, женою Геворга Григоряна, мастера кисти, жившего тогда в Тбилиси. Талантливейший армянский поэт Е. Чаренц дал ему псевдоним «Джиотто» в память о титане эпохи Возрождения.

До войны они жили в Тбилиси, очень бедствовали, жизнь катилась по острым камням нужды. Как художник Геворг Григорян был слишком нов, чтобы быть признанным официально.

Однажды он — в пароксизме ли нараставшего годами отчаяния, или серьезно переоценив свое творчество,— сжег многие ранние работы… Диану он просил помочь ему — сжигать. Она не смогла!

Потом они переехали в Ереван. Но и там жили трудно, часто впроголодь. И все же с ними была высокая радость — творчество.

ukleba3Последний взгляд.

Джиотто остался в памяти друзей печальным, самоуглубленным человеком. И работы его таинственны и грустны. Пришел день, когда он обратил к жене последний взгляд…    «Последний взгляд» — так и называется сильнейшая из работ Дианы Уклеба. Портрет мужа. Образ Геворга часто снился ей наяву, витал рядом. Она боялась этих приходов», но одновременно ждала, звала их, пока ее рука не взяла давно оставленную кисть и не воплотила образ Джиотто на холсте.

С этого момента, когда в одиночестве, в мастерской мужа, его красками и кистью она написала портрет художника, в Диане Нестеровне снова зажглась жизнь. До того она считала, что со смертью Джиотто все потеряло смысл, не для чего существовать.
-Я думала, жизнь — это лишнее для меня. Но после портрета мужа я стала рисовать: цветы, жизнь… Смерть я не хочу рисовать».

Действительно, в ее работах много жизни. Ей прекрасно удаются натюрморты. Она буквально перевоплощается в цветы, воздух, свет. Об этом же ее стихи:

То я солнце, то луна.

То ручей бурлящий.

То струя из родника…

В издательстве «Сабчота Сакартвело» в Кутаиси вышла книжечка стихов Дианы Уклеба. Стихи ее — музыка слияния с природой.

Сейчас Диана живет в Ереване, где большой музей Джиотто (Г. Григоряна), и Д. Уклеба верно, как при жизни, служит Джотто, его посмертной славе.

В доме, где творил Джиотто, не высохли краски… Картины Дианы, вне зависимости от сюжета, жанра, проникнуты памятью и любовью к мужу.

Музей мужа — радость ее и крест. Диана Нестеровна многое делает сама. Недавно она, не дождавшись помощи, после ремонта двухэтажного здания на коленях, с лезвием в руках, на площади в 150 метров уничтожала следы побелки, оставленные небрежными рабочими.

Московский музыковед М. Кацева написала в книге отзывов о выставке: «Господи! Какое счастье, что живут на свете такие светлые души. Это дает надежду на победу разума и добра».

ukleba2Полевые цветы.

Я перевернул страницу и увидел надпись, оставленную посетившей вернисаж американкой А. Стюарт:

«Какие прекрасные и в то же время тревожные произведения. Вы не должны быть так печальны, это великий дар, что Вы можете выразить себя столь проникновенно».

Станислав АЙДИНЯН

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта