Касаткин Николай

Касаткин Николай Алексеевич (1859-1930) — русский советский живописец.

С самого начала творческого пути Николай Алексеевич Касаткин был тесно связан с традициями демократического реалистического русского искусства. В 1891 г. он стал членом Товарищества передвижных художественных выставок и одним из активных деятелей. В своих ранних произведениях он обращается к народной жизни, ярко и непосредственно запечатлевая сцены повседневного быта деревни и города.

Шахтёрка.   1894 год.

В 90-х годах XIX века под воздействием развивающегося пролетарского революционного движения Касаткин обращается к темам труда и быта русского рабочего класса. Художник совершает несколько поездок в Донбасс. Он рисует картину тяжелого труда дореволюционных рабочих («Шахтер-тягольщик»), нищету их семей («Сбор угля бедными на отработанной шахте») и вместе с тем раскрывает глубокую силу и красоту образов русских пролетариев, которых не могут сломить гнет и нужда («Буревестник» или «Тяжело», «Шахтерка»). В сильных фигурах шахтеров, запечатленных в лучшей картине Н. А. Касаткина «Углекопы. Смена», воплотились представления художника о новой крепнущей общественной силе.

В 1898 г. Касаткин получил звание академика живописи, а с 1903 г. стал действительным членом Петербургской академии художеств.

Художник горячо откликнулся на события революции 1905—1907 гг. в своих картинах и рисунках «9 января», «После обыска», «Последний путь шпиона». Создает в лучших произведениях образы гневной, борющейся народной массы («Атака завода работницами») и образы революционеров («Рабочий-боевик»).

Рабочий-боевик.   1905 год.

Новый расцвет творчества Касаткина наступает в советское время. Его искусство стало одним из звеньев, связавших классический русский реализм XIX века с советским искусством, развивающимся по пути социалистического реализма. В 1919 г. он исполняет серию этюдов на Сормовском заводе, открыв ими историю индустриальной темы в советской живописи. В 1922 г. Касаткин выступает на 47-й выставке передвижников с несколькими циклами картин, посвященных жизни и борьбе русского пролетариата, принимает участие в деятельности только что созданной Академии художеств революционной России. В 1923 г. Н. А. Касаткину было присвоено звание неродного художника Республики.

Основное место в творчестве Касаткина в советский период заняла работа над воплощением образа нового, советского человека («Селькорка»). В середине 20-х годов Касаткин создав серию портретов пионеров и комсомольцев, ярко и свежо запечатлеват он образы советской молодёжи, юных борцов за коммунизм.

 

 

•…Сколько бы ни жило человечество, чего бы ни пережило оно в будущем, Ваши вклады в сокровищницу образов времени вечно будут расти в своей ценности и интерес к ним никогда не зарастет плевелами»—так писал И. Репин в письме к Н. Касаткину.

Действительно, одно из Основных достоинств живописных работ Касаткина — будь то жанровые сценки или галерея женских образов, созданная им на протяжении жизни,— все они запечатлевают свое время, выражают ход русской истории.

■Никодай Алексеевич Касаткин родился в семье художника-литографа. Руководимый отцом, он уже в детстве чутко улавливал отношения тонов в своих самых первых живописных пробах, легко схватывал сходство в портретных зарисовках. А в четырнадцать лет был зачислен в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где учился у таких выдающихся мастеров, как Перов, Прянишников, Саврасов.

Известно, что Перов очень любил способного ученика. выделяя его среди прочих. 1876 годом датирует он портрет своего семнадцатилетнего воспитанника.

Уже в глубокой старости, обращаясь к молодым художникам, Касаткин наставлял их словами Перова: «Что же движет художника-человека? Направляет его? Мой учитель в школе говорил: -Любовь к людям. Любовь к людям. А не к себе…»

Соперницы.    1890 год.

Касаткину не пришлось завоевывать успех у публики, он пришел к нему с первыми полотнами, появившимися в выставочных салонах. Характерно, что среди этих полотен главное место отведено жанровым сценкам, запечатлевшим привлекательные женские лица. Вот «Соперницы» (1890 г.), ставшие широко известными по многочисленным репродукциям: две молодые женщины с ведрами идут к колодцу по заснеженной деревенской улице. Одна, разгоревшись от обиды и гнева, обращается, по-видимому, с попреками к другой, опустившей глаза долу. Сценка эта заставляла зрителей улыбаться — так тут все было жизненно, совсем как в действительности. И лица у женщин очень хороши: одна тихая да приветливая, а другая—сразу видно, спуску не даст. И веришь, что художник не выдумывал своих героинь, а писал их с живых деревенских женщин.

•Девушка у изгороди» (1893 г.)—тоже сценка, ее можно было бы назвать «Напрасное ожидание». Девушка одета бедно, но уже по-городскому, даже косы собраны в большой узел на затылке. И все-таки чувствуется, что она совсем недавно из деревни и ходить с непокрытой головой по улице ей непривычно, потому и не расстается она с белым деревенским платочком. Стоптаны ее ботинки, успела вылинять ситцевая юбка, но вся тонкая девичья фигурка так и светится на фоне весенней зелени. В правильных чертах ее лица, в мягких, по-детски припухлых губах столько чистоты, что становится страшно за ее судьбу, за эту ее новую городскую жизнь среди грубых, безжалостных людей, которых исковеркали невежество и рабский труд.

Впрочем, успех этих да и многих других полотен с некоторого времени перестал радовать художника, более того, стал казаться ему оскорбительным. К этому времени — конец 80-х годов — Н. А. Касаткин сблизился с Л. Н. Толстым, часто бывал у него в Ясной Поляне. Толстой спорил с теоретиками и историками искусства всех времен, считая, что люди поймут смысл искусства только тогда, когда перестанут считать целью его красоту. Это все равно, говорил он, что приписывать цель и значение пищи наслаждению, получаемому от еды. Мысли эти были очень близки Касаткину. Неужели он живет для того, чтобы создавать полотна, радующие и ласкающие глаз разодетой публики выставочных залов и салонов! А в это время миллионы задавленных, закабаленных тружеников страдают в угнетении. И вспоминал, как шарахались в 1878 году от картины «Кочегар» Ярошенко эти благополучные посетители салонов.

Постепенно у Касаткина сложилось убеждение: «Надо взять такую форму жизни, где бы самый цвет, самые краски тоже выражали протест, тоже уклонялись от общепринятых традиций, как и сама тема». Это убеждение и привело его к путешествию в Донецкий угольный бассейн. Первую свою поездку туда он совершил в 1892 году. И с тех пор почти каждую весну на протяжении десяти лет стал проводить на шахтах.

…На пустом дворе шахты, в серовато-сизых утренних сумерках на фоне унылых казарм стоит, подбоченясь, женщина («Шахтерка»), Молодое, насмешливо улыбающееся лицо не кажется изможденным. Касаткин и не хотел вызвать сострадание у зрителя.

Пожалуй, не было еще до этого в галерее портретов русских женщин-тружениц другой такой же: с выражением независимого достоинства и отсутствия всякой робости. Касаткин первым понял, что а России появился новый тип женщины-пролетарки, женщины, обязанной всем только себе самой, своей нравственной стойкости, своему труду.

Отныне этот новый тип женщины становится ведущим в творчестве Касаткина. Они все очень разные, эти женщины, написанные художником, и по внешнему виду и по характеру. Вот, например, лукавая, разбитная «Лихая ткачиха» (1905 г.), а рядом — самостоятельная, насмешливая «Пряха» (1904 г.) и упрямая, твердая «Работница прядильной» (1904 г.).

Женская голова.   1908 год.

Акварельный портрет женщины относится к 1908 году. Это было время реакции. Художник хорошо понимал, что его картины на остросоциальные темы не могут быть выставлены. И он много путешествует, работая в основном акварелью, тушью, карандашом. Где встретил он женщину, запечатленную на этом портрете, мы не знаем, как не знаем и кто она. Но обаяние ее облика притягивает нас. Обаяние скромности и простоты, сочетающихся с внутренней значительностью и самостоятельностью. Да, у этой женщины есть что-то общее и с шахтеркой и с другими женщинами из рабочей среды, которых ранее писал художник. Только там характер выражался прямо и резко.

Мягки и прозрачны краски портрета, они как бы контрастируют со скупыми и точными линиями, которыми художник наметил плечи и платье женщины Рисунок этот, поражающий своей силой и выразительностью, является одной из лучших касаткинских работ в коллекции графики Третьяковской галереи.

Год от года все крепче связи художника с рабочей средой, все большё проникается он сознанием, что живопись «должна агитировать, должна звать как мощный колокол, как пушка, быощая на сто верст». Во время революции 1905 года он делал зарисовки на улицах, пробрался однажды даже к Бутырской тюрьме и устроился со своим альбомом неподалеку ворот, вглядываясь в лица арестованных рабочих, что вскоре и сам был брошен в тюрьму.

Уже после Октябрьской революции, получив одним из первых звание народного художника Касаткин продолжил работу над галереей женских образов: «Селькорка». «За учебу. Пионерка с книгами» (1927 г.).

С молодым любопытством приглядывается он к лицам, ищет ту новую красоту, которая родилась вместе с раскрепощением, вместе с новыми формами жизни. Он считает, что первое требование, которое стоит теперь перед художником,— «перешагнуть через ветхозаветное понятие, что труд есть проклятие жизни, и перейти на новый путь и понять, что труд есть слава общей нашей жизни и ее красота».

Осипова Л.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта