Катран Сергей

Сергей Катран (1970) — российский художник -изобретатель, мастер инсталляций.

В Государственном центре современного искусства открылась выставка «Визуальные партитуры» приуроченная к 65-летию Владимира Мартынова. В том, что юбилей композитора отмечается не концертом, но арт-проектом, нет ничего такого уж необычного. На протяжении последнего полувека, если не всего минувшего столетия, музыка и визуальные искусства исследуют общее поле идей и все более сближаются по мере того, как художники осваивают работу со временем, а композиторы — с пространством. Достаточно вспомнить хотя бы американского композитора Джона Кейджа, чье влияние на современное искусство и даже на постклассическую философию оказалось никак не меньшим, чем на дальнейшее развитие музыки.

Владимир Мартынов также принадлежит к типу композиторов-мыслителей, настоящих гуру отечественной интеллигенции — среди его сочинений есть не только музыкальные произведения, но и увесистые книги. Окончивший Московскую консерваторию в 1970 году Мартынов сформировался в рамках неофициальной культуры, испробовав, кажется, все альтернативы кондовой советской музыке, будь то аутентика или электроника, минимализм или рок, фольклор или религиозные распевы. Владимир Мартынов — уникальный в своем роде христианский авангардист, среди произведений которого «Плач пророка Иеремии» соседствует с опусами на тексты Джеймса Джойса, Велимира Хлебникова или обэриутов. Мартынов сотрудничал с поэтами-концептуалистами Дмитрием Александровичем Приговым и Львом Рубинштейном, с режиссерами Анатолием Васильевым и Юрием Любимовым.

Идея выставки, исследующей весь круг идей и интересов Владимира Мартынова, принадлежит руководителю программы ГЦСИ «Контекст визуального» Виталию Пацюкову, каждый проект которого — это исследование всевозможных связей, установление системы параллелей и уподоблений между различными видами искусств и каналами восприятия: кино и живописью, изображением и звуком, текстом и картинкой. Чего только не попало на выставку при таком всеобъемлющем подходе! От дизайнерской инсталляции Николая Штока из компакт-дисков Мартынова до плодов сотрудничества современных художников с композиторами, которых можно назвать последователями юбиляра. Иван Соколов, написал музыку для перформанса Вадима Захарова «Черные птицы»: ряды манекенов, одетых, как постоянный персонаж сюрреалиста Рене Магритта, в черные костюмы и котелки, но с динамиками вместо голов, «распевают» сочиненную Соколовым ораторию на текст анонимного древнегреческого автора, называющуюся «Маргит’.’ Павел Карманов потрудился над саундтреком к видеоинсталляции группы «AES+F» «Пир Трималхиона», хотя запомнился этот опус прежде всего весьма прилипчивой темой, позаимствованной у Бетховена. Карманов представлен и еще одной работой, видеоинсталляцией «1пnerlichkeit» (то есть «искренность» или «сокровенность») — плодом интернет-переписки с неким иеромонахом Дамианом, присылавшим композитору снимки пейзажей мурманского края, в котором он живет, в ответ на музыкальные фрагменты. На выставке звук и изображения наконец соединились.

Переписка, обмен вопросами — ответами, игра в ассоциации и попытки перевода с одного языка на другой — вообще один из принципов проекта «Визуальные партитуры». Так, еще один композитор-концептуалист, Сергей Загний, представлен проектами, в которых он превращает в партитуры то слова английского языка, то математические формулы. И это — не единственный цифровой экзерсис на выставке. Отдельный экспозиционный сюжет образуют произведения, построенные вокруг чисел Фибоначчи — последовательности, лежащей в основе принципа «золотого сечения» Так, Александр Панкин, постоянно занимающийся неким математическим камланием, рисует картину-формулу, представляющую «Запуск треугольника Фибоначчи на Луну».

Стулья Фибоначчи.   2011 год.

А Сергей Катран, в сотрудничестве с написавшим звуковой ряд Мартыновым, сделал инсталляцию «Стулья Фибоначчи» — шахматный сет из белых и черных стульев со стоящими на них фигурами, где под ножки каждого следующего стула подлажены теннисные мячики, количество которых возрастает в соответствии с пропорцией Фибоначчи. Эффектная инсталляция, единственная, сделанная специально для выставки, напоминает мир «Алисы в стране чудес» — произведения, весьма важного для Мартынова.

Сам Владимир Мартынов на выставке представлен не только партитурами, созданными в жанре этакой нотной визуальной поэзии, и видео «Веберн» где музыке австрийского композитора-модерниста аккомпанируют набегающие на берег волны, но и многочисленными записями лекций и текстами. Программной выглядит концепция выступления Владимира Мартынова на симпозиуме «Словарь войны». Суть «метафизической войны современности» по Мартынову, это — война между двумя мировосприятиями, словесным и бессловесным, мужским и женским, причем первый тип для композитора и мыслителя воплощен в легендарном китайском императоре Фу Си, считающемся изобретателем иероглифической письменности и музыки, а второй — в кэрролловской Алисе.

Выставка «Визуальные партитуры» может, и дает пищу для ума, но, увы, не оказывается пиршеством для глаз и для слуха. Виталий Пацюков — весьма оригинально мыслящий искусствовед, но его кураторские проекты отличаются некоей утопичностью: он придумывает свои замысловатые концепции, как если бы в его распоряжении были анфилады музейных залов и неисчерпаемые музейные фонды, а не довольно-таки скромные возможное ГЦСИ. Услышать музыку на выставке, посвященной композитору, можно в лучшем случае в наушниках, там же, где их нет, звуковой ряд инсталляций наслаивается друг на друга, и соотнести тот или иной образ с тем или иным звучанием решительно невозможно. А инсталляции, по мере сил разведенные по боксам, даже не пытаются сложиться в самоценный видеоряд.

В результате «Визуальные партитуры» также представляются полем боя между двумя типами восприятия — визуальным и акустическим, — боя, в котором явно нет победителей.

Ирина КУЛИК

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта