Нежные Анатолий и Анна

Нежные Анатолий Игоревич (1970)  и Анна Александровна (1970) — известные театральные художники. Анатолий — главный художник Государственного Кремлёвского Дворца, Анна — художник по костюмам. Они оформляют спектакли во многих городах России и зарубежья, оформляли новогодние и другие шоу.

В Музыкальном детском театре имени Н.И. Сац состоялась премьера оперы Ефрема Подгайца «Принц и нищий», созданная по мотивам самого известного исторического романа Марка Твена.

Постановку этого произведения осуществил главный режиссёр театра Сац Виктор Рябов, который сначала взялся за неё в Санкт-Петербурге, городе своей студенческой молодости. Но не только это подвигло его приехать в Северную столицу, а ещё и приглашение театра «Зазеркалье». Ведь в «Принце и нищем» всё случается именно потому, что два мальчика, похожие друг на друга как две капли воды, неожиданно встретились и как будто посмотрели на себя в зеркало или побывали в зазеркалье. Один из них — наследный принц, другой — оборванец из нищей семьи. И хотя авторы либретто Роксана Сац и Виктор Рябов вывели все события оперы из старой Англии, где происходит действие романа, поместив героев в некую вымышленную страну, это не лишает спектакль остроты ощущений.

Московский вариант оперы, несомненно, иной, чем питерский. Ведь здесь и другое оформление, и другие костюмы, которые сотворили Анатолий и Анна Нежные. К тому же в Театре имени Н.И.Сац другие актёры, воспитанные и взлелеянные основательницей этого коллектива. А значит, их индивидуальность тоже диктует свои правила. Но главное, что привлекает к этому произведению и авторов, и постановщиков, и зрителей, которые уже раскупили все.билеты на первые
спектакли, — это приключенческая и почти авантюрная основа сюжета. Вот уж есть где развернуться самой невероятной фантазии!

Наталья САВВАТЕЕВА
К своему 60-летаю Ефрем Подгайц получил уникальный, можно сказать, по нынешним временам подарок: на сцене Детского музыкального теафа имени Наталии Сац увидела свет рампы уже четвертая его опера, «Принц и нищий’.’ Большинству современных композиторов даже две их оперы на одной сцене покажутся чем-то недостижимым. А тут — целых четыре (и, кстати, две из предшествующих трех также фигурируют на сегодняшней афише театра)! Есть, правда, и другая статистика: из двенадцати опер Подгайца шесть, то есть ровно половина, не ставились вовсе, и среди них — практически все его «взрослые» сочинения, написанные в этом жанре…

В «Принце и нищем» замечательный композитор предстает перед нами во всеоружии мелодического дара и стилизаторского мастерства, оставаясь при этом человеком, чувствующим ритмы времени и умеющим говорить с аудиторией на доступном языке. Вместе с тем это его сочинение более чем какое-либо иное побуждает задуматься о специфических особенностях Подгайца как оперного композитора. И понять, что он мыслит, скорее, не как музыкальный драматург, стремящийся посредством музыки раскрывать «подводные течения» действия и характеры героев, но как чистый музыкант; для ко-» торого сюжетные перипетии являются во многом лишь поводом для написания такой или иной музыки.

И, кстати говоря, если с этих именно позиций подойти к либретто (авторы -Роксана Сац и Виктор Рябов), то оно покажется не столь уж неудачным, как с первого взгляда. Конечно, при сопоставлении с повестью Марка Твена оно не выдерживает критики, поскольку предельно упрощает всю сюжетную конструкцию, в значительной мере сводя «тяжкий путь познанияГе пройденный принцем в обличье нищего, всего лишь к историческому анекдоту. Но если посмотреть на данное либретто с тачки зрения соответствия композиторским задачам, возможности написать такую именно музыку и, наконец, сочетания с самой этой музыкой, то вывод будет уже во многом иным.
Отталкиваясь от либретто, Подгайц создает своего рода оперу-дивертисмент, пользуясь случаем поиграть с различными стилями. Действие происходит в средневековой Англии? Так вот вам, с одной стороны, аллюзия на барочную оперу в духе «Короля Артура» Пёрселла, а с другой — на так называемую «балладную» вреде «Оперы нищего» Гея и Пепуша. Однако дабы уж совсем не застрять в средневековье, композитор подпускает в партитуру толику Прокофьева и вместе с тем нередко впрямую оперирует интонациями мюзикла И при этом, что особенно важно, неизменно остается самим собой.

Виктор Рябов не стал предпринимать тщетной попытки приблизить оперу к ее литературному первоисточнику (вероятно, и потому еще, что сам же способствовал сведению его к минимуму в качестве одного из авторов либретто), ставя прежде всего именно Подгайца. Режиссерская работа в целом выглядит вполне добротно, и актеры неплохо справляются с поставленными задачами. Несколько раздражают, правда, довольно примитивно-однообразные подтанцовки, но это упрек, скорее, в адрес балетмейстера Бориса Ляпаева.

А вот работа художников Анны и Анатопия Нежных хороша безовсяких огововорок. Особенно впечатляют гигантские костюмы в качестве одного из основных элементов сценографического решения: тем самым наглядно подчеркивается определяющая для данного сюжета роль истории с переодеванием, и одновременно как бы подхватывается стилизаторская игра композитора.

Музыкальное руководство постановкой театр доверил молодому дирижеру (стажеру Национального филармонического оркестра России) Константину Хватынцу и не просчитался. Хватынец прекрасно почувствовал все характерные особенности оперы Подгайца и не только с искренним увлечением, но еще и с должной адекватностью сумел воссоздать их в звучании оркестра (даже невзирая на не всегда чистую игру духовых).

Дмитрий МОРОЗОВ

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта