Наскалов Игорь

Наскалов Игорь Иванович — художник, живописец. Окончил Суриковский институт. Преподаёт в Российской Академии Живописи, Ваяния и Зодчества.

Открыв двери мастерской, я увидела боярышню. В полном облачении, богато расшитом платье, меховой шапочке с драгоценными подвесками. Боярышня неподвижно стояла у зеркала, а на стук двери лишь скосила глаза. Левее застыла целая группа: все в древних русских одеждах. Из глубины мастерской, из-за мольбертов выдвинулись трое — в неожиданно современных костюмах. Бородатый неторопливый Сергей Ефошкин, высокий, гибкий Николай Сидоров и Игорь Наскалов с живыми, беспокойными глазами. Сергей размеренно проговорил:

— Четвертый наш «кубинец», Алексей Солдатов, уехал сейчас по неотложным делам из Москвы. Но вы не огорчайтесь, потому что он помнит тоже, что и мы.

Вечер в Гаване.

Я знала: ребята из мастерской народного художника СССР, профессора И. С. Глазунова в Суриковском институте ездили на Кубу по направлению ЦК ВЛКСМ. До поездки был творческий конкурс: компетентная комиссия, посмотрев развешанные на стенах картины всех глазуновцев, а в мастерской двадцать шесть человек, остановила выбор на Наскалове, Сидорове, Ефошкине и Солдатове. Они нагрузились подрамниками, картонками, этюдниками и отправились работать…

— Проходите вот сюда, к окошку. Осторожней, краски свежие, и оттирать их — одна морока.— Коля, мягко улыбаясь, отодвинул палитру, выбрал стул почище.

— Присаживайтесь…— Сергей закурил, привалился к подоконнику.— Да… На Кубе мы были с шестого сентября по семнадцатое октября прошлого года. Уезжали оттуда — бархатный сезон начинался. Объездили весь остров: и в Гаване были, и в Сантьяго-де-Куба, и в Пинар-дель-Рио, и в Тринидаде — на микроавтобусе. Можете представить, сколько мы успели написать, нарисовать, каждый по 70— 80 полотен.

…Улетали ребята солнечным осенним днем с чувством одновременно и тревожным и радостным. Только прошли таможенный досмотр в Шереметьеве, как какой-то молодой кубинец спросил, увидев у них этюдники:

— К Сикейросу?

— Нет, Кубу рисовать, кубинцев. Студенты мы.

— А-а, студенты! Значит, решили перед Московским фестивалем побывать в Гаване? Это замечательно! Обязательно приходите ко мне в гости. Вот адрес.— Кубинец протянул листок и обрадованно пожал всем руки.

Люди, конечно,— вот какой объект, какая натура интересовала суриковцев больше всего. Хотелось писать всех подряд, признались они,— разного возраста, разных профессий, разных оттенков кожи. Людей страны, передавшей эстафету фестивального движения Москве…
Ребята помолчали немного, вспоминая кубинские дни. Игорь сказал:

— Прекрасный остров, что и говорить. Но домой мы рвались изо всех сил. Уже занятия в институте шли полным ходом, в Москве дожди начались, а мы все еще в тропиках.

Игорь закончил пятый курс вместе с Колей и Алексеем, им остался последний дипломный год, а Сергей перешел на четвертый.

— Надо, конечно, вам работы кубинские показать,— сказал Сергей.— Как бы это устроить… Дело в том, что они сейчас в Балашихе, там была выставка, и теперь нам нужно перевезти их во Дворец культуры завода автоматических линий для следующей экспозиции.

Гавана.  Городской пейзаж.

— Да что раздумывать! — воскликнул Николай.— Поехали с нами!

В Балашиху за картинами отправились назавтра с утра. По дороге ребята говорили:

— Вряд ли все увезем: не поместятся в «рафике». Работ девяносто отберем, и хватит.

В городском выставочном зале работы суриковцев висели дня четыре, а теперь надо было забрать их для выставки к митингу солидарности с кубинцами, студентами московских вузов.
— Эх, солнышко какое! Пое-еха-ли! — обернулся к нам на светофоре водитель.— Все нормально, ребята! Нарисовали — возите, показывайте москвичам Кубу. Как там, хорошо? Жарко, наверно?

— Наш переводчик Ноэль,— откликнулся Сергей,— каждое утро заходил к нам в номер уже со стаканом сока. «Доброе утро, дорогие друзья»,— говорил он громко, и мы шли работать на белый от ослепительного солнца берег океана. Ноэль, кстати, приедет летом. У него очень выразительное лицо, ребята говорят: одно удовольствие было его портрет писать.

Портрет Крестьянина из кооператива «Чили» в долине Сан-Висенте.

Картины стояли в подсобной комнатке; маленькая старушка, смотрительница, улыбаясь всеми морщинками, попросила:

— Вы уж поосторожней. Я конечно, понимаю, сами их рисовали, предупреждать не надо, только молодые все торопливые, быстрые, того и гляди — поцарапаете, уроните.

— Да-да, разумеется,— вежливо ответил Сергей, перебирая полотна.— О, вот наш Ноэль. Игорь сделал этот портрет через час после знакомства. Только нас с багажом привезли в гостиницу, как сразу захотелось его написать…

Алёна Башкирова.

 

Комментарии (1)

  • Elena:

    Большое спасибо Вам за статью! Мне, как ученице Игоря Ивановича, было очень приятно ее прочесть и познакомиться с работами, которых раньше не видела.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта