Ващенко Юрий

Ващенко Юрий Арсеньевич (1941) — советский российский художник-иллюстратор.

Первая советская академия художеств ВХУТЕМАС-ВХУТЕИН до сих пор слывет гнездом авангардистов, под покровительством извергов большевиков изгонявших из русского искусства все доброе, вечное и национальное. Хотя на самом деле все обстояло не столь устрашающе. Пока производственники учили будущих художников-конструкторов столярному и слесарному делу, по соседству художники-реакционеры обучали советскую художественную молодежь живописи, рисунку и печатней графике. Вождем реакционеров и главным гуру художникое-изобразителей был Владимир Фаворский — художник, искусствовед теоретик искусства, ученик родившегося в Венгрии мюнхенского армянина Шимона Холоши и, главное, последователь скульптора и теоретика искусства Адольфа Гильдебранда, автора книги «Проблема формы в изобразительном искусстве» переведенной Фаворским на русский. Другим источником так называемого учения Фаворского стала брошюра Глеза и Метценже, в которой авторы попытались дать рациональное объяснение кубистским деформациям, что русские читатели восприняли всерьез и приняли теорию на вооружение. Сам же Фаворский и его последователи оказались типичными представителями международной неоклассики, пришедшей в 1920 — 50-х на смену авангарду начала века, в котором так или иначе отметился почти каждый ниспровергатель. Несмотря на свою по сравнению с протодизайнерами-производственниками реакционность педагогика Фаворского была исключительно формалистической, каковой, впрочем, был и настоящий академизм. Будучи посткубистской и постсупрематистской, по причине чего курс у Фаворского включал и беспредметные задания, которые у него вел его ученик и мой учитель, юный тогда Андрей Гончаров, система Фаворского совпадала с конструктивизмом в восходящем к Уиляму Моррису культе материала, даже вещества, ведь Фаворский дружил с о. Павлом Флоренским, для философии которого и вещественность нетварного были невероятно важны. В результате того, что после Гражданской войны авангард, выражающий радикальность периода военного коммунизма, потерял свою актуальность и ВКПб объявила политику плюрализма в искусстве, подход Фаворского к искусству и преподаванию сделал его главным учителем московских художников, а его последователипревратились в сплочённую, могучую и многочисленную группу, имя которым легион, объединённую религиозной верой в учение Фаворского и во многом определяющую характер советской иллюстрации, книжного оформления, станковой живописи. На выставке «Полиграффак ВХУТЕМАСа-ВХУТЕИНа. Учителя и ученики в рамках проекта «Третьяковская галерея на Крымском Валу открывает свои запасники» в ГТГ на Крымском Валу представлены работы как самого Фаворского, так и других преподавателей этого незаурядного художественного заведения: основателя русской цветной гравюры Вадима Фалилеева, мастеров спонтанного натурного рисунка Петра Митурича и Петра Львова, мастера офорта Игнатия Нивинского, живописца и «монументалиста» Николая Чернышева, ксилографа Павла Павлинова.

Ю. Ващенко   Иллюстрации к «Алисе в стране чудес»   1981 год.

Рядом с работами педагогов — выполненные студентами специфические вхутемасовские постановки, модели в искусственно созданном окружении из ширм, стульев и драпировок, какие, скорее всего, и до сих пор ставят на графическом факультете графических искусств Московского университета печати, наследнике Попиграффака ВХУТЕМАСа Помню, как сам я, будучи преподавателем этого факультета, желая разнообразить унылость этих, в прошлом передовых, сооружений и освежить ракурс, сажал пышнотелую натурщицу Соню Хазину на шкаф. Тут же замечательные работы выпускников факультета Андрея Гончарова, Юрия Пименова Александра Дейнеки, Николая Лапшина. Все работа отличаются стремлением создать произведения, далекие от иллюзорного «реализма» целостные образы, крепко сконструированные композиции. Художники эти надолго определили лицо искусства советского периода не только в графике и иллюстрации, но и в станковой живописи, и в искусстве оформления общественных зданий. Однако вслед за плюрализмом 20-х последовал период социалистического реализма, когда в московское искусство, в иллюстрацию в частности, внедрились чужаки-провинциалы, такие, как киевлянин Демемтий Шмаринов и ленинградец Евгений Кибрик, талантливые художники и способные карьеристы, клявшиеся идеалами реализма и считавшие «учение Фаворского» формалистической чепухой. Они начали активно с ней бороться и на время потеснили последователей мастера, точнее, создали им лет на двадцать массу неприятностей, но не смогли их вытеснить полностью. В 50 — 60-е     «фаворята» взяли реванш. Но социалистический реализм сделал свое дело, сломал и уничтожил традиции формализма, и в 60 — 70-е советское искусство, а вместе с ним и иллюстрация отвергли наследие неоклассики и советского модернизма 20-х годов в целом, в том числе и их эпигонов суровостилевцев, и перешли в свободный попет, ориентиры которого во многом определил ставший популярным среди советских интеллектуалов сюрреализм и искусство его ареала. Влияние это было всеобщим, но в иллюстрации, сумевшей отбиться от атак «реалистов» оно в 90-е оказалось еще и официально признанным, о чем рассказывает нам сделанная ГЦСИ в рамках Фестиваля коллекций современного искусства выставка «Мастера книжной графики: Владимир Фаворский, Юрий Ващенко, Игорь Макаревич, Борис Свешников, Леонид Тишков» из собрания Бориса Фридмана в Литературном музее вТрубниковском переулке. Московская иллюстрация советского периода представлена здесь ее стартом, Фаворского, и ее финишем, офортами Макаревича, Ващенко, рисунками Тишкова. Надо сказать, что и в выставленых гравюрах Фаворского, в его монтажах различных пространств, времён и мотивов можно узреть подобие сюрреалистических совмещений несовместимого,в смягченном виде представленых в офортах иллюстраторов 80-х, в чёрном юморе Тишкова. Но это различные по происхождению явления. Что особенно заметно в отношении к материалу и веществу. Иллюстрации уже не печатаются как гравюры Фаворского высокой печатъю прямо с досок или с их рукотворных копий, но оригинал и оттиск разделяют процесс репродуцирования. Поэтому офорт в случае Макаревича теряет свою вещественность,материальностъ. Исключительно выбором собирателя объясняется присутствие работ Бориса Свешникова, художника значительного и оригинального, но не представлявшего общих тенденций. В целом же выставка сделана очень профессионально и с большой любовью. Особенно умиляют печатные доски Фаворского, рабочие инструменты гравера, офортная доска Макаревича, его офортные иглы, вдохновивший Ващенко к работе антикварный столовый нож.

Владимир Сальников

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта