Ватто Антуан

Антуан Ватто (1684-1721) — французский художник.

 

Антуан Ватто до сих пор остается одной из самых загадочных фигур мирового искусства, хотя жил он в те времена, которые дошли до нас не преданиями и расколотыми черепками, а книгами, воспоминаниями и, конечно, картинами.

Все, казалось бы, на ладони: короткая жизнь и произведения, ставшие символами эпохи и истории. Маленький провинциальный городок Валансьен вошел в историю именно потому, что там родился Антуан Ватто. А потом были Париж и надета, постепенное вхождение в высшее общество, звание академика, постоянные болезни и создание последнего шедевра «Вывеска лавки Жарсена» где художник изобразил не сказочных комедиантов и сладких влюбленных, а одно из самых любимых мест его жизни.

Историки искусства продолжают гадать, как мог сын полуграмотного кровельщика стать олицетворением эпохи заката великой империи «короля-солнце» и культовой фигурой последующего модерна, а в России — Серебряного века с его Арлекинами, Пьеро и итальянскими актерами дель’арте. Потому что слишком многие русские художники и поэты вольно или невольно подражали Ватто.

В России его иногда сравнивают с Виктором Борисовым-Мусатовым. Маленький, изуродованный человек писал свои дымчатые видения поразительной красоты, словно привидевшиеся ему на родных саратовских берегах. Жан Антуан Ватто также не был обласкан жизнью. Тяжелобольной, нелюдимый человек, он изображал на своих картинах то, чего был лишен. В его полотна вошло какое-то удивительное светлое чувство — галантная, красивая и сказочная любовь.

Свой взгляд на решение загадок, оставленных Ватто, предложил известный искусствовед Михаил Герман, недавно выпустивший в издательстве «Искусство — XXI век» книгу «Антуан Ватто». Как и все книги этого издательства, работа увидела свет в великолепном полиграфическом исполнении. Недаром ее оформлял един из самых наших известных художников книги Николай Калинин. Сквозь прорезь обложки на нас смотрит измученное лицо художника, рядом -изящная дама с веером, един из персонажей знаменитой «Прогулки вчетвером». Повествование Михаила Германа дано в обрамлении картин и гравюр как самого Ватто, так и других мастеров его эпохи. Этот рассказ прерывается короткими характеристиками Парижа, нравов королевского двора и уличной жизни вечно бурлящей столицы Франции, ее ярмарок и балаганов.

«Театральные персонажи, написанные Ватто, представали перед зрителями очищенными и от пошлых сплетен, и от действительно скверных закулисных дел, от собственных то трудных, то униженных, то нечистых судеб, в них оставалась — кроме сценического образа -лишь беззащитность перед взглядом зрителей… Мир Ватто не просто конкретен и жизненно реален. Он вызывает у своего создателя то насмешку, то грусть, его мир — в сложном диалоге с окружающей повседневной жизнью, он не выдумывает новую реальность, но будто бы защищает то немногое в ней, что для него занятно, дорого и по-настоящему любопытно?»

Так подходит Михаил Герман к творчеству своего героя. Пристально вглядываясь в его холсты, он приоткрывает завесу над тайною их непреходящего обаяния: «Эта нота рожденной природой тревожной печали — нечто совершенно новое для искусства XVIII века, да и вообще для искусства Франции: поэтические фантазии Лоррена, его восходы и закаты были эпичны, величественны… А Ватто написал природу, созвучную интимнейшим глубинам сознания: возможно, его персонажи никогда не были так открыто печальны, как печален закат на его холсте».

Виктор ЛЕОНИДОВ
Ровно три столетия тому назад, 10 октября 1684 года, на севере Франции, в маленьком городке Валансьене, прославленном мастерством своих кружевниц, родился Антуан Ватто — художник, картины которого помимо многих других достоинств обладают свойством, далеко не всегда присущим даже произведениям самых великих мастеров: они не только не стареют с течением времени, напротив, время, кажется, неустанно открывает в них все новый и новый смысл, но-новому освещает их и заставляет видеть по-другому. В результате каждая эпоха и каждое поколение видит и понимает живопись Ватто по-своему. В многозначности живописи Ватто заключается секрет его неослабевающей притягательности; в ней же, однако, причина, затрудняющая сказать что-либо определенное и окончательное о своеобразии его живописной манеры. Во всяком случае наследие Ватто гораздо сложнее и богаче блестящего и внешне поверхностного искусства рококо, в развитии которого оно сыграло свою роль.

Общество в парке.

Праздник любви.

Капризница.

Не рискуя ошибиться, можно предположить, что Ватто, фламандец по национальности, сын плотника, живший с юности одиноко и самостоятельно, больше всего дорожил чувством собственного достоинства и независимостью; похоже, что свободу он ставил даже превыше Живописи. Немногие мемуаристы, вспоминавшие о нем, все согласны в том, что он был равнодушен к деньгам и славе, не искал их, пока их не было, и не ценил, когда появились. Он любил повторять, что в конце концов всегда остается возможность умереть в больнице для бедных, куда принимают всех. Впрочем, сегодня ясно видно,- что мемуаристы понимали его плохо. Один из них, например, уже после смерти Ватто замечал неодобрительно (и наивно), что «злосчастное непостоянство и легкомыслие не позволили ему наслаждаться достигнутым благополучием». Другие считали, что главное в нем — холодность и равнодушие. Правда, все это были люди, далекие Ватто; но вот характеристика его друга (если только у него были друзья) — торговца картинами по имени Эдм-Франсуа Жерсен.

«Ватто был среднего роста, слабого сложения; он отличался беспокойным изменчивым нравом, твердой волей; по умонастроению был вольнодумец, но вел разумный образ жизни; он был нетерпелив, застенчив, в обращении холоден и неловок, с незнакомыми вел себя холодно, но и сдержанно, был хорошим, но несговорчивым другом, мизантропом, даже придирчивым и язвительным критиком, вечно был недоволен ни самим собою, ни окружающими и с трудом прощал людям их недостатки. Говорил он мало, но складно; он любил чтение, это было единственное удовольствие, которое он позволял себе в часы досуга…

Любопытный свет на характер Ватто бросает маленький анекдот, тоже сохранившийся в мемуарах. Как-то, на вершине своей известности, то есть в середине 1710-х гг., по неотступной просьбе какого-то своего знакомца Ватто подарил ему картину, а тот спустя несколько дней снова явился — на этот раз с просьбой исправить замеченные им в картине оплошности. Ватто изобразил полную готовность сделать это, взял пузырек с аспидным маслом и через минуту вернул посетителю совершенно чистый холст. Знакомец был настолько неумен, что возмутился, и тогда Ватто прочитал ему строгую нотацию о том почтении, с каким приличествует обращаться с художниками. Передавший этот яркий эпизод некто Анн-Клод-Филипп де Келюс закончил свой рассказ словами «… никогда не испытывал Ватто такого удовольствия, создавая картину, какое испытал, когда уничтожал эту…»

Сказать, что Ватто постоянно испытывал недовольство собой, значит ничего не сказать. Чувство, владевшее им, было гораздо более мучительным и глубоким: воплощение замысла оскорбляло его своим несовпадением с идеалом, своей случайностью в сравнении с ним. Неутолимая тоска по совершенству была преобладающим состоянием Ватто, определившим всю его жизнь и творчество.

Он был художником «галантных праздников», пользовавшихся большой популярностью. Самая известная из его картин — «Отплытие на остров Киферу» изображает отплытие избранного общества на мифологический остров, остров любви. Сам же этот остров, как золотой век или как потерянный рай, оставался подернутым дымкой неизвестности.

Понятно, что Ватто был бесконечно одинок. Характерно, что у него фактически не было учителя. С известной натяжкой его учителем может считаться Клод Жилло, писавший маски популярной у парижан итальянской комедии дель арте. В середине 1700-х гг. Ватто около года работал в мастерской Жилло, переняв у последнего, как писал современник, «только вкус к гротеску и комическому», который, заметим, у него самого был от природы в крови. Затем наступил разрыв, Жилло вскоре навсегда бросил живопись, а Ватто вернулся из Парижа в Валансьен, где провел два года затворником. Намного позднее своему собственному ученику, Никола Ланкре, Ватто советовал поскорее бросить ученичество, так как это «пустая трата времени… надо ставить себе более смелые задачи, руководствуясь Учителем всех Учителей — Природой», и сам Ватто «поступал именно так и не жалеет об этом…»

Савояр с сурком.

Картина «Савояр с сурком», хранящаяся ныне в Государственном Эрмитаже, как раз и относится ко времени возвращения Ватто на родину, то есть примерно к 1709 году. «… В этом странствии на родину,— писал А. Д. Чегодаев,— родилось его настоящее и самобытное искусство. Сцены, виденные им в путешествии, народные типы, пестрое бродячее население дорог северной Франции, взбудораженной военными действиями,— все это отразилось в его первых маленьких жанровых картинах, полных необычайной свежести и тонкости…»

Бродячий музыкант (савояр) с ящиком на ремне, в котором — сурок, товарищ по странствиям и партнер в представлениях, вероятно, и впрямь повстречался Ватто где-нибудь на большой дороге. В картине как раз и дана ситуация беглой встречи, мимолетного общения. Удивительна зоркость Ватто, сумевшего подметить выражение добродушия и лукавства на лице савояра, точно воспроизвести его нехитрый наряд. Удивительно и умение художника завязать контакт с незнакомцем, очевидно, расположить его к себе, ибо открытость савояра, его несомненная готовность вступить в разговор не придуманы и не срежиссированы Ватто, а просто срисованы с натуры. Кстати, сохранился рисунок Ватто той самой местности, что в «Савояре»: те же деревья, дома и церковь. Рисунок с беглой пометой для памяти на полях: «Серая полутень и общие серые тени…»

Конечно, встреча с савояром составила только незначительный эпизод в путешествии Ватто на родину; конечно, и картина не относится к самым значительным у него. Однако благодаря «Савояру с сурком» мы можем ясно представить себе начало — отправную точку блистательного, хотя и недолгого, пути Ватто в искусстве и поэтому смотрим на эту картину с признательностью и интересом.»

Картина Ватто на аукционе Christie.

В. Алексеев

 

 

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта