Липпи Филиппо

Филиппо   Липпи (1406-1469)   и Филиппино Липпи (1457-1505) — отец и сын — художники эпохи возрождения.

Сын и отец Липпи в Люксембургском дворце.

На этой выставочной площадке провокаций ждать не следует. По традиции Люксембургский дворец представляет только больших художников с мировым именем. Матисс, Боттичелли, Лалик, Арчимбольдо, Вламинк, Миро, Пикассо уже побывали героями выставок в Пале Люксембург, вызвав длинные очереди, тянущиеся вдоль улицы Вожирар.

Сегодня ситуация изменилась. Кошелек потребителя заметно оскудел, и люди думают тратить ли им по 10 -12 евро на человека на посещение выставки, или отложить деньги впрок. Я столкнулась с ситуацией, когда люди просматривают афишу и выбирают только одну, самую нужную им выставку из двадцати представленных одновременно во французской столице.

Правда, итальянских художников Возрождения, привезенных из разных труднодоступных местечек, правила воздержания все-таки не касаются. Организаторы выставки «Филиппо и Филиппино Липпи. Ренессанс в Прага» предвидя спад вернисажного ажиотажа в разгар кризиса придумали несколько хитрых ходов. Во-первых, они объединили своих возрожденцев с другими ранними итальянцами, которые экспонируются в Музее Жакмар-Андре. Можно приобрести билет со скидкой сразу на

две экспозиции и не обязательно идти в два музея в один день — предусмотрен хороший люфт. Пусть звезды Прато имеют мало общего с искусством «Итальянского примитива» но никто не оспорит, что достойные тут союзничают с достойнейшими, плюс выгода на билете. Вторая приманка, скорее, забавная -автобусы, чей путь следования лежит с правого берега реки Сены на левый, то есть которые едут в Латинский квартал или к Люксембургскому саду, работают как передвижные афишные тумбы, рекламируя выставку Липпи.

Вообще-то выставка посвящена не только двум вышеназванным художникам, а теме околостоличного ренессанса — в центр внимания попали не Рим, Флоренция и Венеция, а Прато в Тоскане — местечко в 15 километрах к северу от Флоренции. Главными гениями Возрождения в Прато оказались отец и сын Липпи. Город, очень популярный некогда у паломников из-за того, что здесь хранилась священная реликвия — пояс Богородицы, к середине XV века внезапно разбогател, торгуя дорогими тканями, но быстро попал в зависимость от флорентийских Медичи. Этот факт никак не отразился на художественной жизни города, она продолжала бить ключом: сюда приглашали лучших флорентийских мастеров для оформления церквей и частных домов. Донателло согласился изготовить для Дуомо в Прато терракотовый табернакль «Мадонна с младенцем и двумя ангелами» Другой флорентиец, Доменико де Микелино, изобразил «Святого Франциска со стигматами» также по специальному заказу. Для прорисовки фона этого панно использовалось золото, которое в Прато не переводилось. К чести города стоит добавить, что большинство экспонатов выставки прибыло из муниципального музея Прато (по другому-Палаццо Преторио), где они бережно хранились много лет.

Фра Филиппо Липли призвали в Прато из Падуи — он возглавил там художественную мастерскую. Тогдашний Липпи манерой письма напоминал Мазаччо, что очень нравилось заказчикам из Прато. Он пишет «Мадонну на троне в окружении ангелов, и со святыми Михаилом, Варфоломеем и Альбертом из Трапани» Поскольку по семейным обстоятельствам Филиппо был вынужден прожить в Прато несколько лет, можно сказать, что там сформировалась его авторская манера — максимально возможный натурализм при изображении святых. Он был одним из первых художников-возрожденцев, который не боялся увидеть в Богородице просто красивую женщину.

Если верить жизнеописанию Вазари, то женщины волновали этого переодетого монахом повесу превыше дел духовных. Биограф рассказывает, что он не пропускал ни одной красотки на улице, и его заказчик Медичи считал поначалу, что такой темперамент мешает ему работать, и запирал художника в мастерской, пока не понял, что без общества дам Липпи не сможет писать своих особенных Мадонн. В любом мифе есть зерно истины. Доподлинно известно, что, будучи монахом, Филигпо соблазнил монахиню, которая родила двоих детей. После скандала, который замяли все те же всемогущие Медичи, старому гуляке пришлось остепениться и стать семьянином. Филиппино Липпи, будущий знаменитый художник, родился в Прато. И хотя он сделает для родного города немного — гораздо меньше, чем отец, — частичка славы младшего Липпи принадлежит Прато по праву рождения.

Переоценить творчество обоих Липпи трудно, хотя определенная сложность есть. Сохранилось до обидного мало «чистых» Липпи. Молодой Филиппо часто «дорисовывал» фрески за другими. хотя и великими, художниками, а за ним, пожилым, дописывал картины его ученик Фра Диаманте. Филиппино остался без отца в двенадцать лет — он отправился во Флоренцию и попал в ученики к Боттичелли, который, хоть и не нарочно, заставил полнокровного художника с сугубо индивидуальным взглядом на мир томиться в своей тени. Участь отца настигла сына — он дорисовывал фрески Мазаччо в капелле Бранкаччи в церкви Санта-Мария дель Кармина.

В Прато оба могли свободно быть самими собой — к ним относились как к художникам первой величины, ни с кем не сравнивали и давали псиную свободу действий. В какой-то степени Прато, прославленный ими, стал для них малой родиной.

После Липпи в Прато работали Раффаэллино Гарбо, Боттичелли, Лука Синьорелли, художники из ателье Бенедетто да Майано, Лоренцо ди Джованни ди Нофри (мастер из Сан-Миниато). Но это были разовью заказы и разовые приезды, хотя при общем взгляде на все работы из Прато от Донателло до Синьорелли не складывается ощущения калейдоскопа стилей и направлений. Значит, понятие «ренессанс в Прато» не пустой звук.

Александра ГЕРМАНОВА

Сын и отец Липпи в Люксембургском дворце
На этой выставочной площадке провокаций ждать не следует. По традиции Люксембургский дворец представляет только больших художников с мировым именем. Матисс, Боттичелли, Лалик, Арчимбольдо, Вламинк, Миро, Пикассо уже побывали героями выставок в Пале Люксембург, вызвав длинные очереди, тянущиеся вдоль улицы Вожирар.

Сегодня ситуация изменилась. Кошелек потребителя заметно оскудел, и люди думают тратить ли им по 10 -12 евро на человека на посещение выставки, или отложить деньги впрок. Я столкнулась с ситуацией, когда люди просматривают афишу и выбирают только одну, самую нужную им выставку из двадцати представленных одновременно во французской столице.

Правда, итальянских художников Возрождения, привезенных из разных труднодоступных местечек, правила воздержания все-таки не касаются. Организаторы выставки «Филиппо и Филиппино Липпи. Ренессанс в Прага» предвидя спад вернисажного ажиотажа в разгар кризиса придумали несколько хитрых ходов. Во-первых, они объединили своих возрожденцев с другими ранними итальянцами, которые экспонируются в Музее Жакмар-Андре. Можно приобрести билет со скидкой сразу на

две экспозиции и не обязательно идти в два музея в один день — предусмотрен хороший люфт. Пусть звезды Прато имеют мало общего с искусством «Итальянского примитива» но никто не оспорит, что достойные тут союзничают с достойнейшими, плюс выгода на билете. Вторая приманка, скорее, забавная -автобусы, чей путь следования лежит с правого берега реки Сены на левый, то есть которые едут в Латинский квартал или к Люксембургскому саду, работают как передвижные афишные тумбы, рекламируя выставку Липпи.

Вообще-то выставка посвящена не только двум вышеназванным художникам, а теме околостоличного ренессанса — в центр внимания попали не Рим, Флоренция и Венеция, а Прато в Тоскане — местечко в 15 километрах к северу от Флоренции. Главными гениями Возрождения в Прато оказались отец и сын Липпи. Город, очень популярный некогда у паломников из-за того, что здесь хранилась священная реликвия — пояс Богородицы, к середине XV века внезапно разбогател, торгуя дорогими тканями, но быстро попал в зависимость от флорентийских Медичи. Этот факт никак не отразился на художественной жизни города, она продолжала бить ключом: сюда приглашали лучших флорентийских мастеров для оформления церквей и частных домов. Донателло согласился изготовить для Дуомо в Прато терракотовый табернакль «Мадонна с младенцем и двумя ангелами» Другой флорентиец, Доменико де Микелино, изобразил «Святого Франциска со стигматами» также по специальному заказу. Для прорисовки фона этого панно использовалось золото, которое в Прато не переводилось. К чести города стоит добавить, что большинство экспонатов выставки прибыло из муниципального музея Прато (по другому-Палаццо Преторио), где они бережно хранились много лет.

Фра Филиппо Липли призвали в Прато из Падуи — он возглавил там художественную мастерскую. Тогдашний Липпи манерой письма напоминал Мазаччо, что очень нравилось заказчикам из Прато. Он пишет «Мадонну на троне в окружении ангелов, и со святыми Михаилом, Варфоломеем и Альбертом из Трапани» Поскольку по семейным обстоятельствам Филиппо был вынужден прожить в Прато несколько лет, можно сказать, что там сформировалась его авторская манера — максимально возможный натурализм при изображении святых. Он был одним из первых художников-возрожденцев, который не боялся увидеть в Богородице просто красивую женщину.

Если верить жизнеописанию Вазари, то женщины волновали этого переодетого монахом повесу превыше дел духовных. Биограф рассказывает, что он не пропускал ни одной красотки на улице, и его заказчик Медичи считал поначалу, что такой темперамент мешает ему работать, и запирал художника в мастерской, пока не понял, что без общества дам Липпи не сможет писать своих особенных Мадонн. В любом мифе есть зерно истины. Доподлинно известно, что, будучи монахом, Филигпо соблазнил монахиню, которая родила двоих детей. После скандала, который замяли все те же всемогущие Медичи, старому гуляке пришлось остепениться и стать семьянином. Филиппино Липпи, будущий знаменитый художник, родился в Прато. И хотя он сделает для родного города немного — гораздо меньше, чем отец, — частичка славы младшего Липпи принадлежит Прато по праву рождения.

Переоценить творчество обоих Липпи трудно, хотя определенная сложность есть. Сохранилось до обидного мало «чистых» Липпи. Молодой Филиппо часто «дорисовывал» фрески за другими. хотя и великими, художниками, а за ним, пожилым, дописывал картины его ученик Фра Диаманте. Филиппино остался без отца в двенадцать лет — он отправился во Флоренцию и попал в ученики к Боттичелли, который, хоть и не нарочно, заставил полнокровного художника с сугубо индивидуальным взглядом на мир томиться в своей тени. Участь отца настигла сына — он дорисовывал фрески Мазаччо в капелле Бранкаччи в церкви Санта-Мария дель Кармина.

В Прато оба могли свободно быть самими собой — к ним относились как к художникам первой величины, ни с кем не сравнивали и давали псиную свободу действий. В какой-то степени Прато, прославленный ими, стал для них малой родиной.

После Липпи в Прато работали Раффаэллино Гарбо, Боттичелли, Лука Синьорелли, художники из ателье Бенедетто да Майано, Лоренцо ди Джованни ди Нофри (мастер из Сан-Миниато). Но это были разовью заказы и разовые приезды, хотя при общем взгляде на все работы из Прато от Донателло до Синьорелли не складывается ощущения калейдоскопа стилей и направлений. Значит, понятие «ренессанс в Прато» не пустой звук.

Александра ГЕРМАНОВАФ

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта