Симаков Сергей

simakov s2Симаков Сергей (1949) — русский художник, ставший священником.

«БЛАГОДАРЮ ТЕБЯ, ГОСПОДИ, ЗА ПОСЛАННИКА!»

ПО ВЕЛЕНИЮ СЕРДЦА

«…Прочитала в газете о возрождающемся Храме, где Вы служите, попросила у Господа благословения и отправляю Вам немного даров (посылку)…

…Когда читаешь о восстановлении храмов и монастырей — одновременно в сердце испытываешь боль и радость. Будем молиться Богу, чтобы Россия воистину стала опять домом Пресвятыя Богородицы, со множеством храмов и монастырей — во всех ее необъятных просторах.

Низко кланяюсь Вам, как подвижнику. Фотиния. 17 сентября 1991 года, г. Москва».

«…С наступающим праздником Покрова Пресвятой Богородицы! Отец Сергий!

Спаси Вас Господь за Ваши подвиги на Святом месте. Третьего числа получила от Вас заказное письмо. Сердце наполнилось радостью и слезами, когда я читала его. Благодарна Вам за житие старца Василиска, прочитала книжечку в тот же день. Поклонитесь за меня его могиле и Братской могиле…»

«ПОД СИМ КРЕСТОМ…»

…Поздний апрельский вечер. Я возвращаюсь из Пошехонья, с похорон дядюшки, Кузнецова Владимира Павловича. Из своих 90 с лишком лет он, москвич в нескольких поколениях, 73 года прожил в Ярославской губернии. Учительствовал, играл на сцене театра, разводил цветы и одаривал ими город, писал учебники, воспитывал детей, внуков и правнуков… Ехал я в унылом настроении и решил, сойдя с автобуса в Ярославле, заглянуть к Симаковым.

Незадолго перед этим архиепископ Ярославский и Ростовский владыка Платон рукоположил Сережу в священники, и теперь он, став отцом Сергием, временно служил в Крестовоздвиженской церкви. А жили они в комнатке, которую им любезно уступила служительница храма.

simakov s1

После ужина и беседы отец Сергий пошел проводить меня на остановку и, теперь уже как священник, на прощанье, благословил. Мы договорились, что летом я непременно приеду к ним под Углич. И подарил мне только что выпущенную им книжицу «Подвижник старец Василиск», составленную по материалам автора «Троицких листков» С. И. Никона и бывшего настоятеля Михаило-Архангельского храма игумена Кассиана (Ярославского С. Н.). Предисловие-обращение к читателю было составлено самим Симаковым. Им же написан портрет этого удивительного человека, который поселился в лесу, близ погоста Михаила Архангела и «с отеческой любовию и вежливостию обращался со всеми собеседниками и собеседницами. В ответах его видели не только ум, знание Священного Писания и отцов Церкви, но и опытность и прозорливость, невольно удивлявшую всех окружавших его. Что казалось невероятным в его советах и предсказаниях, все сбывалось впоследствии».

«С БРАТСКОЙ О ГОСПОДЕ ЛЮБОВЬЮ…»

Прошло три месяца с того момента, когда мы с сыном Михаилом впервые приехали в Загайново, где в одной из трех изб поселилась семья Симаковых. И после этого посещения я постоянно испытываю чувство тяги к этим святым местам, желание оказать посильную помощь в затеянном богоугодном деле,, да и просто по-житейски побеседовать с Сережей и Леной за вечерним чаем, под непрестанную возню котов и кошек, которых в доме несчетное количество, а если быть точным,— семь. Одного из них, по имени «Пухлый кот Муфтик»,которого Серёжа подобрал на земле, когда тот совсем ещё маленьким, выпал из чердака. «А этот шустряк — Чихалкин,— поясняет Лена,— а это Кустик, Мыха, Балерина…» Все они практически одной расцветки — черно-белые. Вместе играют, вместе спят, ходят на охоту.

Мы сидим за широким столом на широких лавках и с великим удовольствием уплетаем творожок со сметаной, приготовленный Леной из деревенского молка. Поистине божественное кушанье.

Моя дочь Ирина, обычно равнодушная к этим продуктам, никак не может оторваться…

В загайновском доме, кроме нас с хозяевами. молодая супружеская пара — Андрей и Люба — столичные актеры, приехавшие, чтобы обосноваться здесь или, во всяком случае, испытать судьбу. Недели две назад отец Сергий обвенчал их в церкви.

simakov s5Монастырь Михаила Архангела в бору.

После завтрака мы с Андреем укладываем в штабеля доски, предназначенные для строительства. Да, рук действительно не хватает. Хотя после публикаций в периодике стали объявляться доброхоты. И вот новая проблема: где разместить всех желающих? Забегая вперед, скажу — Симаков обращался в Высковский сельсовет, к председателю колхоза «Родина», на территории которого находится церковь Св. Михаила Архангела, с просьбой возвернуть еще 12 гектаров из тех 40, что некогда принадлежали церкви Казанской Божией Матери в Чурьякове и саму церковь, но последовал отказ. Позже было составлено письмо, подписанное прихожанами, в котором, в частности, говорится, что «кощунственным является дальнейшее использование церковного здания не по прямому назначению (там сейчас что-то вроде спортивного зала.— Вс. К.) — быть домом молитвы, а также многолетняя свалка мусора и туалет на кладбище — прямое надругательство над памятью наших предков». Это письмо подписали и мы с дочерью.

Что же касается церкви Св. Михаила Архангела, то работ здесь — непочатый край. Реставрация храма и колокольни, постройка домов для священника и приезжих, странников, устройство котельни, замена линии электропередачи, рытье колодца или бурение скважины,— да всего сразу и не перечтешь.

— К сожалению,— говорит с тревогой в голосе о. Сергий,— проблем много: нехватка специалистов — строителей, реставраторов… Недостаток средств, хотя деньги (добровольные пожертвования) продолжают поступать, отсутствие строительных материалов (кирпича, цемента, кровельного железа). Мечтают Симаковы и иметь свой микроавтобус — для церковных нужд и доставки людей к месту службы, ибо маршрутные автобусы ходят редко…

…Передо мной пачка писем, присланных после очередной газетной публикации. На все надо ответить, а то и выслать книжечку о старце Василиске. Только что Михаил Николаевич Бурдаев, помощник отца Сергия, принес денежные переводы. Среди них — от жителя Тбилиси по фамилии Самарадзе. Батюшка опечалился, что тот не написал своего имени. Как же теперь поминать его — этого благородного человека?

Летом в гостях у Симаковых побывало двое наших соотечественников, проживающих в Аргентине. И вот неожиданно письмо от Геннадия Героева, тоже священника.

«Дорогой, досточтимый о. Сергий!

Премного благодарен Вам за внимание, за переданную мне книжицу о блаженном старце Василиске, а также за великолепные репродукции Ваших гениальных работ.

Скажу откровенно, что Ваше имя мне было знакомо, но никогда я не сталкивался с конкретными Вашими работами. Тем более для меня было наиприятнейшим получить от Вас подобного рода знаки внимания. Спаси Вас, Господь, дорогой о. Сергий! Многая и благая лета Вам и Вашему семейству!

Я со своими домашними приехал в отпуск на Родину. Вот уже пошел четвертый год, как мы трудимся в Южной Америке. Но без отпуска жить вдали от родных мест, по крайней мере для меня, невозможно. Это как глоток свежего воздуха, как вопрос дыхания. Особенно сейчас, когда Русь наша, матушка, возрождается, поднимается, стряхивает с себя грязь и золу, кажется, уж очень засохшие. Считаю, что мы должны благодарить Господа, что живем в такое благодатное время.

Леонила Георгиевна со своим сыном приехали в Аргентину «обновленными, окрыленными». Несмотря на нашу разруху и нищету, им все понравилось в России. А встречу и знакомство с Вами они, по их словам, запомнят на всю жизнь.

Мне бы очень хотелось, если Бог даст, познакомиться с Вами лично. Не знаю бываете ли Вы в Москве, если будете в ближайшее время, милости просим к нам в Подмосковье…

Желаю Вам, дорогой о. Сергий, доброго здоровья и многих милостей Божиих в Ваших пастырских делах…

С братской о Господе любовью, испрашивая Ваших святых молитв, священник Геннадий Героев».

«ПОД БЛАГОДАТНЫМ ПОКРОВОМ»

Взгляни, уважаемый читатель, на работу художника, которую он назвал «Преподобный Сергий совершает Божественную литургию».

simakov s6

Прежде чем приступить к картине, Симаков внимательно, досконально изучает все, что может быть связано с сюжетом. И все же существует некое таинство написания. Художник и сам порой не может понять, почему именно создан таким тот или иной образ, выписана та или иная деталь… И когда начинаешь анализировать его творческий и житейский путь, вживаться в
полотна, то невольно приходишь к выводу — это все от Бога. И, наверное, не случайно дали мальчику имя «Сергей», и — родился он в доме (так называемый дом-комод на Покровке, в Москве.— Вс. К.), где когда-то помещалась четвертая мужская гимназия, которую окончили многие наши с ним родичи, и дом 10 у него в столице находится в Крестовском переулке, и…— да много еще можно сопоставить этих случайных неслучайностей, происходящих по воле Провидения. И ты уже почти реально начинаешь ощущать Дух Господний и укрепляться в Святой вере. Но давайте вернемся к тому, что изображено на обложке.

В «Житии Сергия Радонежского», составленном Премудрейшим Епифанием, читаем: «…по окончании святой литургии, улучив подходящий момент, наедине подошли к святому Сергию те ученики его, которые были удостоены чудесного видения, и спросили его о том, кто это. Сергий утаить хотел, говоря: «Что вы увидели чудесного, чада? Служили божественную литургию Стефан, брат мой, и сын его Федор, и я, недостойный, с ними, а больше никакой священник не служил с нами». Ученики же упорствовали, умоляя святого, чтобы он сказал им, и тогда он открылся: «О чада любимые! Если Господь Бог вам открыл, смогу ли я это утаить? Тот, кого вы видели,— ангел Господень; и не только сегодня, но и всегда по воле Божьей служу с ним я, недостойный. Но то, что вы видели, никому не рассказывайте, пока я не уйду из жизни этой». Ученики же удивлены были весьма».

«Преподобный Сергий с ангелом», как называет эту работу супруга матушка Лена, занимает на персональной выставке художника в угличском Алексеевском монастыре одно из центральных мест. Пока пишутся эти строки, выставка готовится к открытию. До этого она побывала в Москве, в Прибалтике, в Сибири, в Ярославле и Костроме. И везде посетители были единодушны: перед нами работы незаурядного мастера, творца — работы поистине божественные, льющие свет из «глуби веков, из выси столетий на нас, грешных», свет, озаряющий наши души, будящий в нас добрые, благородные чувства, заставляющий ощутить себя продолжателем, преемником славных отечественных традиций, великого наследия…

Долог и сложен творческий путь подлинного таланта. Путь Симакова — это путь, по меткому выражению поэта и Владимира Фирсова, от авангарда к Богу.

Кто из москвичей не слышал в свое время о знаменитой «Двадцатке» — О двадцати московских художниках, неформалах, членах объединенного комитета художников-графиков, выставлявшихся на Малой Грузинской, 28. Часами нужно было стоять в очереди, чтобы попасть на вернисаж. Симаков — один из участников этих выставок.

После окончания Московского архитектурного института (они учились вместе с Леной — будущей супругой Симакова, дочерью легендарного генерала Александра Георгиевича Котикова, коменданта города Берлина.— Вс. К.) Сережа преподавал в институте черчение и рисунок, а в свободное время занимался живописью. Это была пора поиска своего места в искусстве. В ту пору Симаков увлекался импрессионизмом, его картины были с сюрреалистическим уклоном и хотя, по его словам, писались как бы подсознательно, все же это была, пожалуй, дань моде.

— Людям нравилось. Я понимал, что — это рынок, а других средств к нормальному существованию не было. Я должен был оправдать себя перед родственниками, близкими. А прав я могу быть, только создав что-то оригинальное. Гордыня несусветная обуяла. Но я привык делать все аккуратно. Русские мотивы появились в картинах прозападных. Но ведь это же несовместимо… Помимо моей воли «полезли» хоругви, кресты, витязи, и они начали все вытеснять. К простоте пошло. В работах стало появляться то, что любил в детстве, когда рисовал на исторические темы, пробовал писать пьесы, сценарии, рассказы…

Здесь следует прервать рассказ Симакова и привести небольшой отрывок из его воспоминаний о поездке в студенческие годы на Соловки. Вот как он описывает Кемский храм:

«Собор был огромный, плотный и вырос как-то сразу в конце сгорбленной улицы, когда мы повернули за какой-то угол. И в то время, как эта улица уползала, извиваясь, под наши ноги и уходила туда, где за спиной ворчали пороги залива, собор рос и рос и наконец заполнил все силуэтом мощным и величественным. Он вырос из темного берега с густой травой и огромными валунами, из деревянной шелухи изб и палаточек, утвердился прочно и нерушимо».

Так и видишь перед тобой эту картину, описанную начинающим художником. Но сколько «образности» заложено в этом портрете, какая масштабность! Будто и впрямь перед тобой не сооружение, а нечто живое, одухотворенное — Витязь сказочный, былинный…

Но надо было пройти художнику через «пробу кисти», через испытания уходом от реальности, чтобы прийти к вечному. Божественному.

— Увлечение сюрреализмом,— продолжает рассказ Симаков,— было несерьезно. Иначе сходят с ума, и дьявол начинает ими управлять. Всякие нереальные вещи, к сожалению, очень реальны для психики человека… Пришли люди и сказали: «Тебе, Сережа, креститься надо. «Начало Андроникова монастыря» — как же ты можешь писать, будучи некрещеным человеком?»

Я, зная церковно-славянский язык, читал духовную литературу. Но бес мучил, в церковь никак не могли с Леной войти. Однажды встретили на Малой Грузинской своего сокурсника Гену Огрызкова, и он принялся рассказывать про индуизм. которым в ту пору, похоже, увлекался. И мы в такой ужас пришли, что я больше не мог с ним встречаться. Какие-то символы… Словом, не понравилось.

— А потом, через некоторое время,— добавляет Лена,- я увидела его в метро и узнала, что Геннадий стал священником. Мы пригласили его в гости. Он вскоре приехал. И это уже был совсем другой человек. Он нас восцерковил, к причастию подводил. Ломало нас страшно. И тогда он решил через работу привлечь — потолок расписывать в храме, иконы…

…Теперь мы уже знаем, что имя Сергея Симакова известно во многих странах мира и, как это нередко бывает, меньше всего здесь, на Родине художника. Копии его полотен приобретены музеями Соединенных Штатов Америки, Германии, Испании, Боливии, Франции, Швейцарии, Румынии… Своими учителями он считает прежде всего М. Нестерова и В. Васнецова. Его большое полотно «Свержение Перуна. Год 988» можно увидеть в Свято-Данилоном монастыре. Даже в самое трудное для себя время художник не шел на компромисс с собственной совестькакие деньги не соглашался продать работы иностранцам.

И трудно представить, что первая его персональная выставка состоялась всего три с половиной года назад. Два десятка работ С. Симакова экспонировались в московском клубе завода «Серп и молот», где демонстрировался фильм режиссера Карпова «Под благодатным покровом», к 1000-летию принятия христианства на Руси. Но вместо полутора месяцев картины демонстрировались всего две недели, ибо художник был обвинен в «пропаганде религии». И это-то в 1988 году!

На картинах Симакова кое-кто пытается и ручки погреть.

Года три назад авторский вариант его работы «Борис и Глеб» при помощи посредников был отправлен в Испанию. Автору была обещана круглая сумма. Но, хотя обещанного, как говорится, три года ждут, Симаков по-прежнему, выбираясь в столицу, вынужден отлавливать своих
«благодетелей», так и не уплативших всех денег. Не хочется называть имени или имен в надежде, что, может, все же проснется совесть.

Пройдет время, и о творчестве и подвижничестве Сергея Борисовича Сима- кова начнут писаться эссе и выпускаться книги. Искусствоведы займутся исследованием его работ, будут сравнивать с той или другой знаменитостью. Но уже и сегодня приходится слышать, что полотна Симакова (как правило, большие по размеру) напоминают работы И. С. Глазунова. Сам же художник в беседе с корреспондентом ярославской газеты «Золотое кольцо» сказал: «На самом деле мы с Ильей Сергеевичем совершенно разные, и изначальная точка отсчета в нашем творчестве абсолютно различна. Все, что пишет Глазунов, он посвящает миру сему, мои же картины написаны приемами этого мира, но стремлюсь я показать мир иной, мир вечный, который для меня столь же реален, сколь реален для большинства мир временный, мир сиюминутный, в котором мы вынуждены сейчас пребывать».

В ноябре прошлого года издательство «Терра» выпустило в свет художественный альбом «Русь и христианство» (составитель О. Кондауров), где воспроизводятся три работы С. Симакова.

В издательстве «Ключ» готовится двухтомник «Русь православная», в котором также будут помещены репродукции eгo картин. Предполагается выпуск, с благотворительной целью, календарей, наборов открыток, альбомов… Между прочим, все денежные средства, полученные от изданий и выставок, художник жертвует на храм св. Михаила Архангела. Воистину Русская натура. Православная Душа!

Но, кроме этой черты нашего народа — стремления к подвижничеству и милосердию, унаследовал Симаков и дар Божий.

ВОСХОЖДЕНИЕ К ИСТОКАМ

В книге-справочнике «Адрес-календарь» Москвы за 1842 год, составленной Карлом Нистремом, есть следующая запись:

«Кузнецов Прокофий (или Прокопий.— Вс. К.) Васильевич с сыновьями, свободный художникЮ резчик печатей имеет гранильное заведение и продажу разных камней на Тверской, в Савинском подворье. Оное заведение существует с 1789 года, в коем производятся всякого рода заказы, как-то: резьба барельефов и медальорная на разных камнях и металлах, гравирование визитных билетов и прочее, гранение и продажа разных камней».

Имя предка упоминается во многих изданиях, в том числе и в «Истории Русского искусства» и в связи с выставкой в 1839 году «Российских мануфактурных изделий», где он был удостоен награды за «изображение Государя Императора из сердолика на малахитовом пьедестале и за Образ Спасителя, вырезанный барельефом из сердолика».

В 1926 году, на выставке в Эрмитаже, также были экспонированы его работы, а в путеводителе сообщалось: «В середине XIX века работал, по-видимому, в Петербурге, мастер-самоучка Прокопий Кузнецов, москвич по происхождению. Ему на выставке принадлежат несколько инталий и камей: портрет Петра I, портрет Александра I в виде Радомысла (с медали Толстого) и две камеи с изображением Христа».

Известен и бюст знаменитого актера Мартынова, выполненный Кузнецовым и установленный на Смоленском кладбище в городе на Неве.

К этому хочется добавить, что П. В. Кузнецов в 1834 году был удостоен Академией художеств звания Свободного (неклассного) художника, со всеми вытекающими отсюда свободами и привилегиями.

В доме у Симаковых висит пейзаж работы моего деда, художника-пейзажиста Павла Павловича Кузнецова, подаренный им своей сестре Вере Павловне, прабабушке будущего художника.

— Я рос под этим пейзажем,— говорит Сережа.— У нас имеются и другие работы Павла Павловича.

Отец Павла и Веры, Павел Федорович, также был художником, и его имя упоминается в литературе. А сын Павла, Михаил, мой отец, учился у А. М. Васнецова, закончил ВХУТЕМАС и был по профессии архитектором-художником. Можно назвать и другие имена из рода Кузнецовых: Федор Дмитриевич, Николай Дмитриевич, которые стали профессиональными художниками.

Близки по профессии Сереже и его родители — Римма Григорьевна и Борис Дмитриевич, к сожалению, скончавшийся в 1979 году. Оба они — инженеры-строители. Сережина мама каждый сезон приезжает на лето в Загайново, помогает по хозяйству и в Храме.

Сестра Наташа, архитектор по образованию, глубоко интересуется историей Москвы, России, живописью брата, всеми его богоугодными делами и хлопотами, понимая, какую большую ношу взяли они на себя с Леной. Беспокоится и верит — быть еще одной Святой обители на Руси! А пока…

И в дождь и в снег, закинув за спину рюкзачок, отправляются батюшка с матушкой в Храм Божий.

Миновав раздольные поля, сворачивают на едва приметную тропу и почти на ощупь пробираются лесами да болотами к месту службы, ведя обычные разговоры о делах насущных. И вековые сосны расступаются перед ними, несущими в мир Слово Господне, Свет негасимый, Звон колокольный малиновый…

ЧУДО МИХАИЛА АРХАНГЕЛА

…Ровно десять лет прошло с того момента, когда супруги впервые ступили на эту угличскую землю, чтобы провести лето, писать этюды. Впервые вошли и в церковь Михаила Архангела, завороженные ее величием, красотой и благолепием.

Поначалу помогали отцу Иоанну — по службе и в делах хозяйственных, а потом уже почувствовали, что их предназначение — возродить былую славу Святой обители, отдать этому все свои силушки, средства и талант. Всю свою Душу. А Храм и впрямь уникален, чудотворен. Вот что о нем рассказывает сам отец Сергий:

«В начале XX века о нашем храме писали следующее: «Церковь зданием каменная, о двух этажах. Престолы: в верхнем (летнем) храме — во имя Св. Архистратига Михаила, в нижнем (теплом) этаже — во имя Введения во храм Пресвятыя Богородицы. Построена в 1787 году тщанием прихожан, прочна. Наиболее чтимые святыни: храмовая икона Св. Архистратига Михаила (Чудо в Хонех) и Божией Матери Смоленской.
В настоящее время находится а Угличском музее, куда попала после очередной церковной земли 35 десятин. Церковные дома: 1) для жительства священника, 2) псаломщика и 3) для Партусов-ской церковноприходской школы (другая существующая в приходе школа — Архангельская — помещается в собственном, принадлежащем ей доме).

Прихожан —665 мужчин, 690 женщин».

— В том селе, где мы проживаем сейчас, в Загайново, к прихожанам отнесены 22 мужчины и 25 женщин. В настоящее время в этом селе из трех домов проживает (круглый год) семья из двух человек, которых с трудом можно назвать прихожанами.

Те, кто бывал в наших местах и в самом храме, видели, в какое запустение пришло это святое место. Ни одного из церковных домов не сохранилось, также нет и домов, составляющих собственно само село Архангельское (от которого до сего времени осталось только его почтовое название). Все строения вокруг него уничтожены в разное время, разными способами. Саму церковную двадцатку в мае 1991 года наполовину уже составили жители не местные, а из города Углича, да батюшка с матушкой, из Москвы.

На месте, где ныне стоит храм, издревле находился Михаило-Архангель-ский мужской монастырь. Его основание относят к XII веку. Он упоминается в летописях XV века.
В 1610 году во время польско-литовского нашествия монастырь был дотла разорен (по преданию, в страстную среду 4/17 апреля). Останки тех, кто осмелился укрываться в монастыре от «звероподобных ляхов», были погребены в братской могиле, над которой когда-то был крест с надписью: «Под сим крестом погребены тела избиенных и сожженных подвижников иноков святой обители Архистратига Божия Михаила и 40 братий, с ними 300 человек мирян, принявших таковую мученическую кончину при разорении сей обители поляками в 1610 году.

Всещедре Господи, сопричти их к лику славных страстотерпцев и мучеников твоих и нам грешным по молитвам их по-даждь здравие и спасение. Аминь».

В 1986 году местные крестьяне Михаил Бурдаев и Александр Кашин вытесали огромный крест, несколько километров несли его на себе и водрузили его на долго остававшейся неухоженной и безымянной могиле накануне храмового праздника (19 сентября).

Еще на одной могиле в 1991 году Михаилом Бурдаевым был поставлен крест, такой же большой,— на могиле инока Василиска. (По инициативе и с помощью С. Б. Симакова.— Вс. К.)

Остается перечислить поименно тех немногих, кто так или иначе помогает или помогал, ибо иных из них уже нет в живых, нашему храму. Стараниями этих не всегда можем узнать, храм сохранен до наших дней, несмотря на многократные ограбления и тяжелые природные и другие разрушительные последствия.

Стараниями четы Мокроусовых. Алексей Васильевич, петербургский купец, был «основателем, строителем и многолетним попечителем,— как пишет владыка Кассиан,— местной Михаило-Архангельской церковно-приходской школы. После его смерти продолжала щедро попечительствовать его жена…». Большое здание школы просуществовало до 80-х годов нашего столетия, когда было разобрано, перевезено в Высоковский сельсовет, под контору, и там сгорело. Такая же участь постигла и другие церковные дома.

Архиепископ Костромской и Галичский, будучи священником Сергием Ярославским и настоятелем нашего храма в военные и послевоенные годы, много сделал для сохранения, поддержания приходской жизни и до конца своей жизни, последовавшего в 1990 году, не оставлял храм своим попечением.

Скромной и великой труженицей на церковной ниве была (а еще и по сию пору кажется, что остается) скончавшаяся также в 1990 году, вслед за своим учителем Кассианом и за Святейшим Патриархом Пименом, коего она была ровесница, Александра Михайловна Андреева. 61 год своей жизни (она умерла 82 лет) она отдала храму Михаила Архангела и была, по выражению одного из священнослужителей, «корнем храма».

Вместе с ней служили неотлучно при церкви, да и сейчас продолжают, ее двоюродная сестра София Михайловна Ромашова (она же печет просфоры и поет на клиросе), староста храма Екатерина Петровна Павлова, Елизавета Семеновна Воробьева, Агриппина Петровна Булдакова, Ираида Ивановна Шишкина, и другие, отдающие храму всю свою привязанность и тепло душевное.

С трудом, но и мужчины местные, которых трудно поднять на какое-либо дело, а тем более заставить ходить в Храм Божий, начинают притекать и деятельно участвовать в самых необходимых работах по поддержанию храма. Так, уже упоминавшийся Михаил Бурдаев, оказывает нам неоценимую услугу, лесник Александр и его брат Валентин Петрович Коротковы и Володя Милованов не оставляют храм своей помощью. Федор Михайлович Ромашов всегда безотказно поможет, имея «золотые руки». Действенную помощь получаем мы от Покровского лесничего Андрея Владимировича Сергеева. И от других людей…

ПРАЗДНИК ДУШИ. ПРАЗДНИК ДУШЕВНЫЙ…

…21 ноября. Чуть свет все отправляются в храм. Сегодня Великий праздник — Архистратига Михаила и всех сил Небесных бесплотных. Идет Божественная литургия. Тепло. И от натопленных печей, и от горящих свечей и лампад, и от дыхания прихожан. Приехали из Углича, из окрестных деревень, из Рыбинска. Среди присутствующих знакомые лица. Сегодня — Причащение… Окропление Святой водой. Крестный ход вокруг храма с иконой «Св. Архистратиг Михаил», написанной отцом Сергием. И праздничное чаепитие с пирогами…

Из храма мы выходим просветленными. Нам с дочерью — на угличский автобус и далее — на московский поезд. Идем новой дорогой — до деревни Селиваново. И как раз приходим вовремя, к самому автобусу, что очень удивляет стоящих на остановке бабушек, только что бывших с нами в церкви. Им до Углича. В автобусе они в который раз до мельчайших подробностей обсуждают службу. Я оборачиваюсь к одной из них и спрашиваю: «Ну как вам праздник?» Женщина приветливо:

«Праздник что надо! Уж батюшка-то больно хорош. Вот мы и едем сюда. Подальше, зато к сердцу поближе».

— Это Бог нам послал такого человека,— доносится с задних сидений.— Храни его Господь!

Храни тебя Господь, отец Сергий! И всех Нас, твоими молитвами!

ОТ РЕДАКЦИИ: мы заранее благодарим всех, кто захочет оказать посильную помощь Возрождению храма Св. Архангела Михаила, что близ Углича, «в бору». Сообщаем адрес: 152624, Ярославская область, г. Углич, п/о Савино, деревня Загайново. отцу Сергию Симакову.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта