Сафардиар Юнус

Сафардиар Юнус (1968) — российский скульптор. Родом из Самарканда. Окончил Петербургскую академию художеств. Живёт в Лондоне.

Установка скульптуры Юнуса Сафардиара «Покорение Сибири» в Новосибирском «Толмачеве» — ещеоедин шаг по превращению аэропорта в»арт-порт» согласно международным опробованным рецептам. В лондонском «Хитроу» в пятом терминале создали галерею современного британского искусства, где каждый арт-обьект создан по заказу авиакомпании «British Airways» В Копенгагене в терминалах аэропорта «Каструл» в международном аэропорту Брюсселя, в амстердамском аэропорту «Скипхол» регулярно выставляют артефакты. Поскольку в аэропорту, где пассажиру, устало ожидающему откладывающегося рейса или беспокоящемуся о получении багажа, искусство поможет снять стресс перед полетом или после него.

safardiar
Любой художественный объект своим неожиданным появлением, отчужденным спокойствием, невовлеченностью в хаотические передвижения авиапутешественников заставляет их на секунду остановиться, внутренне встряхнуться от удивления — и двигаться дальше, чуть-чуть освободившись от житейской суеты (что особенно важно для аэропорта, ибо это все-таки — нейтральная полоса между небом и землей). Мы привыкли к сувенирным и книжным киоскам, встречающим и провожающим нас баснословными ценами. И знаем, что глянцевый журнал и кофе в баре не спасают от нервного внутреннего растягивания всего организма .Однако искусство совершенно бескорыстно предлагает пассажирам вне зависимости от класса билета свои услуги, и эти услуги непривычны, а потому эффективны и живительны. Что подтвердил первый арт-эксперимент в «Толмачеве» — именно здесь проходила летом 2008 года передвижная выставка современного российского искусства «Новые правила’,’ проехавшая по музеям от Владивостока до Калининграда, а в Новосибирске обосновавшаяся именно в аэропорту как самом амбициозном, продвинутом и открытом для новаций месте города. Но это была временная экспозиция. а нынешняя скульптура благодаря инициативе бизнесмена и мецената Романа Троценко (практически соавтора скульптора) должна здесь навеки поселиться. Он считает свой дар аэропорту наглядной пропагандой современного искусства и знаком модернизации края.

У этого проекта, не считая организаторов и спонсоров, два героя. Казацкий атаман ЕрмакТимофеееич, что в 1581 поду по предложению промышленников Строгановых отправился в поход за Урал, чтобы покорить сибирского хана Кучума, победно совершил свой поход. Погиб в 1854 году во время вероломной вылазки врагов.
Но «нам смерть не может быть страшна;
свое мы дело совершили:
Сибирь царю покорена,
и мы — не праздно в мире жили!» — перед смертью восклицает Ермак в стихотворении поэта-декабриста Рылеева. Как известно, Ермак утонул в Иртыше, а не в Оби, на которой стоит Новосибирск, и к самому городу, основанному а конце XIX века, он отношения не имел и вообще в этих краях не бывал. Так что его фигура в аэропорту — не тотем, а чистая аллегория, очередная «Песнь о земле Сибирской» только силами современного искусства и новейших технологий.

Так что другим равноправным героем является скульптор Юнус Сафардиар^ Он тоже по-своему покоряет Сибирь, являясь посланцем многовековой европейской культуры: учился в Ленинграде в Академии художеств с ее благородной ориентацией на высокую классику у легендарных Олега Комова и Михаила Аникушина, теперь живет и работает в аристократичном Лондоне, который одновременно стал международным центром самого радикального искусства. И Сафардиар совмещает в своей новой работе, сделанной специально для «Толмачева» и актуальную оптику, и «старорежимные» материалы (бронза, серебро, сталь), и модернистскую экспрессию, и постмодернистскую символику.

Условный Ермак несется на коне на еще более условную Сибирь, представленную в виде бесстрастной маски андрогина, едва ли похожей на посмертный слепок хана Кучума — это скорее символ Евразии (видимо, Азия — женщина но в ней есть теперь и европейское мужское начало благодаря Ермаку и аэропорту), глаза героя бриллиантово блистают, лицо выражает бешеный восторг, слитый с животным ужасом. Сбоку щерится пятипалый волк — по сибирским преданиям, встреча с ним предвещает гибель. В фундаменте композиции — тот же Ермак, беспомощно тонущий в реке. Сверху -абстрактные пузыри, которые, по словам автора, воплощают метафизику исторического факта покорения Сибири. Хотя кажется это последнее дыхание героя на водной глади. Все детали скульптуры помещены в прозрачные кубы из уникального материала — горячего акрила который, например, используется на подводных лодках. Выглядит как стекло, но фантастически прочен.
Все вместе представляет воплощение дикости — хоть в татарском стоическом варианте, хоть в казацком экстатическом, хоть в природном зверином. Но стихия повержена статуарностъю, массивной неподвижностью металлического изваяния. Надрыв истории навеки успокоился в монументализме искусства Это должно очень успокаивать граждан с чемоданами, прилетающих в Сибирь или улетающих из нее. Все в прошлом. Покорение дикого края свершилось. Но мы помним о том, благодаря кому произошел этот исторический катаклизм. Ермак — с нами. «Воспрянул ото сна» — цитируя того же Рылеева.

Федор РОМЕР

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта