Горбунов Иван

И.М.Горбунов (1786(?) -1836) родился в деревне Беклемишево Карсунского уезда Симбирской губернии. Он был дворовым человеком капитана В.Братцова. В 1802 году помещик отдал крепостного в Арзамасскую школу живописи А.В.Ступина.

Портрет А.В.Ступина

В одной из первых. провинциальных художественных школ учились крепостные, мещане, дети купцов, ремесленников. Из стен школы вышли прекрасно подготовленные мастера, которые своим искусством способствовали расцвету художественной культуры и в нашем крае. Учениками А.В.Ступина были Вукол Волков — симбирский мещанин, Карп Виноградов и Антон Кудряшев — крепостные симбирских помещиков. В Арзамасе учились такие известные мастера, как Михаил Петрович Коринфский — архитектор, автор проекта знаменитого в старом Симбирске Троицкого собора, портретисты Кузьма Александрович и Иван Кузьмич Макаровы, работавшие в Симбирской губернии.

Среди учеников школы И.М.Горбунов считался самым одаренным. По отзывам художника Н.Е.Рачкова, Горбунов был «талантом природным и подготовленным».

В 1809 году Ступин привез своих воспитанников в Академию художеств и представил около 30 ученических работ. Среди неожиданно качественных рисунков и живописных произведений наибольшее впечатление на взыскательных судей произвел портрет основателя школы, написанный Горбуновым. Ступин в этом раннем портрете предстает

полным сил и недюжинной энергии. Импозантная торжественность портрета не затеняет глубины и содержательности образной характеристики. Кажется, что в портрете заключается душа и самого живописца. Его надежды, его дерзкие мечты покорить художественный Олимп отразились в горячем взгляде молодого человека, в легкой улыбке, тронувшей уголки губ. Черные кудри романтически небрежно обрамляют лицо. Строгая графика черного и белого в одежде оживлена праздничной нарядностью золотого шитья. Как справедливо писал исследователь творчества учеников арзамасской школы П.Корнилов, портрет Ступина говорил «…о большом даровании и вполне законченном мастерстве художника, а также о высоком уровне педагогической работы в школе. Талантливый юноша за семь лет учебы успел достичь большой высоты в мастерстве».

Портрет послужил весомой рекомендацией к поступлению провинциального живописца в академию. Горбунов был принят вольноприходящим учеником в класс профессора А.Е.Егорова. Уже через год Горбунов награжден за рисунок с натуры второй серебряной медалью, однако по уставу академии он как крепостной не имел права ее получить.

Хранящиеся в историческом архиве Петербурга документы раскрывают перед нами драматические страницы жизни симбирского художника. А 1812 году Горбунов, проучившись «на собственном иждивении» почти четыре года, решил отправиться «в свою отчизну». Он так и не дождался свободы, которая была непременным условием для присвоения выпускнику звания художника. Самое горячее участие в судьбе своего ученика принял Алексей Егорович Егоров.

Академик и профессор, признанный мастер исторической живописи, он сам прожил нелегкую жизнь. Его, пятилетнего мальчика, нашли в калмыцкой степи казаки, С раннего детства Академия художеств стала его домом, где он проучился 15 лет. Не знавший родительской опеки и ласки, Егоров по-отечески относился к своим воспитанникам. Не без помощи Егорова Горбунов сумел организовать в вестибюле академии настоящую выставку портретов и рисунков с натуры. Профессор «поставил себе в обязанность иметь участие в составлении его, Горбунова, счастья».

Егоров написал Совету академии «представление» на Ивана Горбунова с просьбой удостоить бывшего ученика покровительства академии и снабдить нужным свидетельством, «которое й доставило бы ему выгоду пользоваться свободно знанием, им в академии приобретенным». Замечательна характеристика, какую Егоров дает талантливому юноше: «Поелику он, Горбунов, с начала его пребывания здесь, в Петербурге, находился при мне и во все это время упражнялся с совершенным прилежанием и отличным рачением к художеству… а посему…», писал Егоров, он и обратился с этим прошением в «почтеннейший совет Императорской академии».

Благодаря ходатайству учителя Горбунов отбыл в сентябре 1812 года в Арзамас со свидетельством, которое удостоверяло, что он «с 1809 года обучался в Императорской Академии художеств на собственном содержании рисовальному и живописному портретному художеству. И во время учения своего при отличном благонравии оказал весьма хорошие успехи…» Документ подтверждал также, что Горбунов был признан достойным серебряной медали за отменный рисунок с натуры. Однако медаль осталась в академии.

Горбунов вернулся в арзамасскую школу и стал первым помощником Ступина. Годы, когда преподавателем был одаренный талантом живописца и педагога Горбунов, остались самой яркой эпохой в истории школы.

Летом 1816 года пришла добрая весть из Симбирской губернии, Овдовевшая капитанша Елизавета Петровна Братцова решила дать отпускную «крепостному своему дворовому человеку Ивану Михайлову сыну Горбунову». В документе, добротно составленном «крепостных дел писцом», говорилось: «…отпустила я, Братцова, его, Горбунова, за добропорядочное его поведение и верные ко мне услуги вечно на волю с тем, что с написания сей отпускной волен он, Горбунов, избрать себе род жизни и может жить, где пожелает. А мне, Братцовой, и наследникам моим дела до него нет…» Тридцатилетний живописец, освоивший нелегкую профессию портретиста под руководством опытнейших мастеров, наконец, получил возможность распоряжаться своей жизнью по собственному усмотрению.

Через год, в сентябре 1817 года, Горбунов представил Совету академии отпускную и известный уже нам портрет А.В.Ступина. В прошении Горбунов писал: «Если по сей работе окажется он достойным, наградить его аттестатом со званием художника и выдать ему заслуженную им прежде серебряную медаль». Совет академии вынес решение: «Ныне ему сию медаль выдать и наградить его аттестатом художника первой степени». И вот он, бережно хранимый в личном деле Горбунова, документ, украшенный символами «трех знатнейших художеств», скрепленный большой печатью и подписью президента академии. За «хорошие успехи и особливо признанное в нем добронравие и честное похвальное поведение» Горбунов удостоен «аттестата со шпагою», который уравнивает его, бывшего крепостного, в правах с чиновниками 14 класса, дает ему привилегии, которыми могут пользоваться его потомки «в вечные роды».

О последующих почти двадцати годах жизни И.М.Горбунова сведений в доступных нам источниках очень мало. Сохранилось всего несколько произведений, их можно счесть по пальцам одной руки: превосходный портрет «Бабушка и внучка» (183J) находится в Нижегородском художественном музее, парные портреты помещиков Аверкиевых (1825) хранит Государственный Исторический музей. Известно также, что последние годы Горбунова были омрачены извечной российской болезнью — алкоголизмом. Семья художника после его смерти сильно бедствовала. Вдова Горбунова обращалась в Совет академии с просьбой устроить «по бедности» сына Николая и дочь Александру в казенное заведение…

К сожалению, в симбирских коллекциях не отложились произведения живописца, но имя Ивана Михайловича Горбунова не забыто, хотя судьба его, казалось, лишь подтверждала правило: уникальные самородки, взращенные на симбирской земле, выпестованные в дворянских гнездах, уходили искать счастья в другие края, следы их нередко терялись навсегда. Еще в 1809 году, когда молодой и полный надежд Иван Горбунов впервые переступил порог Академии художеств, граф Строганов, президент академии, сказал, глядя на замечательные работы крепостного «моляра»: «Как жаль, что много гибнет у нас достойного народа…» Однако, несмотря на столь горькое пророчество, талантливый симбирский живописец оставил яркий след в истории культуры русской провинции.

Л. БАЮРА.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта