Бабкина Ульяна

Бабкина Ульяна Ивановна (1888-1977) — народная мастерица из под Каргополя.

О СОЛНЫШКЕ, ГЛИНЕ И БАБУШКЕ УЛЬЯНЕ
На выставках народного искусства раздел игрушки один из самых популярных. Тут всегда толпятся и взрослые и дети. И не удивительно. Обобщенность силуэта, подчеркнутость деталей превращают игрушку в настоящую народную скульптуру, а яркая орнаментальная роспись делает ее понятной и близкой каждому.
С нетерпением ожидала сельская детвора наступления теплых весенних дней. Не раз бегали мальчишки и девчонки за околицу, в поле и там хором пели, «закликая» солнышко:

Солнышко-ведрышко,
Выгляни, красное.
Из-за горы-горы!
Выгляни, солнышко,
До вешней поры!
Видело ль ты, ведрышко,
Красную весну!
Встретило ли, красное.
Ты свою сестру!
Видело ли, солнышко.
Старую ягу,
Бабу ли ягу —
Ведьму зиму!
Как она, лютая, ,
От весны ушла.
От красной бегла,
В мешке стужу несла.
Холод на землю трясла.
Сама оступилася,
Под гору покатилася,
Встретила весну —
Солнцеву сестру!

В ту пору во многих селах и городах проходили шумные ярмарки. Чего только не свозили на них народные мастера! И ни одной ярмарки не обходилось без забавных глиняных игрушек. Чаще всего это были звонкоголосые свистульки. Отцы и матери покупали их своим ребятишкам. А те, собравшись стайкой, брали глиняных петушков да утушек и отправлялись за деревню. И там что есть мочи дули в свистульки, чтобы скорее уносили ноги злая старуха зима.

В те далекие времена глиняная игрушка была не только детской забавой или украшением жилища. Образы ее отражали народные представления о мире, были тесно связаны с исконным занятием русского человека — земледелием.

Полкан.   1970 год.

Земля… Для крестьянина она словно живое существо. По представлениям народа, земля засыпала на зиму и пробуждалась от горячих лучей вешнего солнца. Пила воду и родила урожай. Нежно, по-матерински заботилась о людях — кормила, поила и одевала их, охраняла от бед, плакала от человеческой несправедливости. В глазах народа была она чистой и светлой. И это поистине сыновнее уважение к земле воспитывалось в людях с самого раннего возраста.

Теперь понятно, почему так часто в народном искусстве встречаются глиняные женские фигурки. Одни стоят подбоченясь, другие несут блюда с пирогами, третьи кормят младенцев или просто держат их на руках. Все они были когда-то образом родной земли, ее животворящих сил.

Кадриль.   1972 год.

Присмотримся повнимательнее. В иных краях игрушки, как и глиняная крестьянская посуда, покрыты зеленой глазурью, в других — цветным лаком с «серебром» и «золотом». И очень часто украшены нарядной росписью. Орнамент несложен, но расположение его элементов строго определенно. Например, на юбках глиняных баб, на спинах и боках коней и птиц встретим мы один и тот же рисунок: красные круги, яркие киноварные кресты. Что они значат?

«Не земля хлеб родит, а небо», — говорили в народе. И верно: солнце для пахаря — это свет и тепло, а значит, и богатый урожай. Исстари с солнцем были связаны представления о здоровье и достатке, о правде и счастье.

Наступал Новый год. По народным преданиям, вновь нарождалось солнце. Эти дни праздновались очень торжественно. Во многих северных деревнях бабушки пекли внукам узорные пряники с разноцветной сахарной поливой, лепили из ржаной муки козули — игрушки, изображавшие лошадей, оленей, коров, птиц… А солнце разгоралось все ярче и ярче. Наконец день равнялся с ночью. Солнце побеждало тьму и холод, а вместе с ними болезнь, несчастье, смерть. Все ближе была долгожданная пора, когда крестьянин бросит в ниву первые семена… К дню весеннего солнечного равноденствия пекли из теста «жаворонков» и «тетерок». Только и разговоров было, что совсем уже скоро прилетят птицы и прогонят злую стужу дружным своим щебетом. И принесут на крыльях весну-красну!

Катание на лодке.   1971 год.

Мы часто называем весну «утром года». Сегодня слова эти только метафора. Но для нашего прадеда-землепашца, жизнь которого была неотделима от жизни природы, весна и впрямь была утром года. Долгие века в народе жили поэтические представления о том, что молодое солнце выезжает в эту пору на небо в колеснице, в которую запряжены чудесные кони. Они хорошо знакомы вам по русским сказкам. Шерсть у них серебряная, грива и хвост золотые. Бежит конь — из ноздрей и ушей пламя пышет. А скачет «выше лесу стоячего, выше облака ходячего, озера меж ног пропускает, поля и луга хвостом устилает».

С представлением о солнце долгое время был связан и красный цвет. Оттого орнамент на игрушках писали жаркой киноварью или охрой. Круги, окружности, красные кресты, украшавшие глиняные фигурки, и впрямь похожи на солнышко. Взгляните на него, прищурив глаза, и вы увидите четыре ярких расходящихся снопа лучей.
Такие узоры рисовали не только на птицах и конях, непосредственно связанных с образом дневного светила, но и на женских фигурках. Рисуя, словно сказку сказывали, как солнце своими лучами согревает землю и дает ей силу плодородия…

Прошли века. Люди по-иному стали представлять себе мир. Уважение хлебопашца к земле осталось прежним. А вот связь народной игрушки с крестьянским календарем, с древними земледельческими обрядами постепенно ослабевала. Все чаще мастера присматривались к окружающей жизни, в ней искали темы для творчества.

Как развивается искусство игрушки в наши дни? Об этом мы узнаем, познакомившись с Ульяной Ивановной Бабкиной.

Имя это составило целую эпоху в развитии русской глиняной игрушки. О творчестве замечательной северной мастерицы рассказывали газеты и журналы, радио и телевидение. В родную ее деревню Гринево, расположенную неподалеку от Каргополя, часто приезжали художники, искусствоведы, этнографы, писатели и просто любители народного искусства.

Незабываемыми для гостей Ульяны Ивановны были минуты, когда выставляла она на стол свою «глиняную сказку». Друг за дружкой появлялись поющие на разные голоса петушки и утушки, коровы и олени, черные и синие волки.

— А волк почему синий? — спрашивали ее.

— Каким же его рисовать? Я по лесу иду, а он мне навстречу бежит. Поди-ка с дороги, шумлю ему, он и побег. Волк, знать, добрый был, вот и крашу его синим. А этот — черный. Он овечку ухватил, на плечо закинул и потащил. Я его прежде черным замарала, потом синей кистью на спине звезды навела — ночью ведь он приходил…

На столе появляются все новые и новые игрушки. Вот баба с пирогами в старинном северном наряде, приветливая, хлебосольная, чем-то похожая на хозяйку. Лихие гармонисты в шляпах набекрень, в зеленых, красных, белых рубашках с узорами весело растянули мехи. Закружились в кадрили пары: статные бородатые мужики и бабы в кокошниках, безусые парни и девушки. Чуть поодаль — кормилицы с младенцами на руках, хозяйки с корзинами, деревенские модницы с муфтами, в широкополых шляпах. Бабы все улыбчивые и прибранные, мужики опрятные, бороды расчесаны. Один за другим выступают вперед «вершники». Кони под ними зеленые, синие, а на боках алые кресты. Смотришь на разноцветные Ульянины игрушки, и перед глазами праздник.

Всадник.   1970 год.

Начнут гости расспрашивать Ульяну Ивановну, как такие игрушки она делает.

— А просто делаю, — отвечает она. — Глины принесу, да вскипячу чугунок воды, да глину оболью кипятком. Ногами ее потопчу, руками помну да камни выну — она мягонькая будет. Тогда и леплю. Потом на полочку поставлю сохнуть. Через дня два в печь ставлю. Печь затоплю и обжигаю. А простынут — красить примусь.

Интересно увидеть, как рождаются ее чудо-игрушки. Возьмет Ульяна Ивановна маслянистый ] комок глины, помнет в руках, как бы приноравливаясь, впору ли вымешена, и начнет лепить лишь одной ей ведомого Полкана. Сделает его бравым «генералом»: грудь крепкая, лицо круглое, с широкой бородой. Носик небольшой, глаза что угольки. А туловище — словно у коня, и на ногах копыта. Щеки ему нарумянит, бороду легким росчерком синей и красной краски отметит, эполеты и портупеи наведет, а на груди лучистое солнышко нарисует. Сказывает потом, что Полкан-богатырь давным-давно жил, о нем еще бабушка ей говорила…

Игрушки Ульяны Ивановны почти по-детски непосредственны. Работать она любила под песню или сказку, частушку или прибаутку. И игрушки, так рождавшиеся, были для нее словно живые существа. С ними она даже разговаривала. И лишь вдоволь натешившись, складывала в бурачок.

Человеком Ульяна Ивановна была удивительным. Маленькая, подвижная, с веснушчатым, морщинистым, словно печеное яблоко, лицом, высоким лбом и веселыми, по-детски озорными глазами. Хоть и не велика ростом, да значительна. Это чувствовал каждый, едва только заговаривал с ней.

Родители мастерицы, ее деды и прадеды все были крестьянами, но не знали крепостной зависимости. Нелегким трудом добывали кусок хлеба, ведь округ Гринева каргопольская сушь: поля нехлебородные, вода далеко. Одной землей здесь не прожить. Вот и приходилось крестьянам искать дополнительный заработок. Большая часть гриневцев занималась гончарством. Делали посуду, а для детской забавы лепили еще и игрушки. Изделия расходились далеко за пределы карго-польские, возили их вниз по Онеге-реке до самого Белого моря.

Борьба охотника с медведем.   1972 год.

В крестьянских семьях дети взрослели рано. С малых лет и Ульяна стала помогать в домашнем хозяйстве, в ремесле родителям. Не один год месила глину,, потом села за гончарный круг, делала посуду, лепила игрушки.

Шли годы, она сено косила, ходила в лес за грибами и ягодами, гончарила. Деревенская ребятня только и выжидала случая, когда бабушка Ульяна примется за игрушки. Лепит и красит она сказочные фигурки, а мальчишки и девчонки вокруг толпятся — домой их не зазвать. Рассадит Ульяна Ивановна их вокруг стола, даст кому глины, кому кисточку с красками и рассказывает, как и что делать.

На всю жизнь сохранила она верность родной земле, труду отцов и дедов. Именно ей обязан каргопольский гончарный промысел тем, что донесла она старую традицию, что всеобщий интерес к ее творчеству побудил и других вспомнить прежнее ремесло.

Своими игрушками мастерица чаще всего рассказывала об окружающих ее людях, о трудовых буднях села, о веселых деревенских праздниках. С задором, даже озорством лепила она «кадрили» с лихими гармонистами и танцующими парами. Гармониста то посадит верхом на оленя, то пристроит на рога — так забавнее. Изображала добродушных соседок с полными румяных пирогов блюдами, нянек и кормилиц. Лепила охотников и кузнецов, всадников и извозчиков. С трогательной любовью делала фигурки зверей, домашних животных и птиц.

Среди ее глиняных фигурок встречаются и трагические «сказы»: «Борьба охотника с медведем», «Черные волки», «Медведь задирает корову». Ими она как бы напоминала, что есть на свете и зло, и дети об этом тоже должны знать.

Игрушки бабушки Ульяны говорят об исключительной ясности ее творческого мышления, о поэтическом восприятии всего, что окружало мастерицу. Глиняные человечки приземисты, коренасты, круглолицы. Роспись совсем проста: белой краской покрывала Ульяна Ивановна открытые части тела, большими цветными пятнами обозначала одежду, тычком кисти намечала глаза, рот, румянила щеки. Односельчане ее большей частью русые, а цвет этот понимается народными мастерами как один из оттенков красного. Оттого бороду у мужичков наводила мастерица киноварью, которую оттеняла росчерками синей краски. Рисовала аккуратно, чтобы вышла борода словно расчесанная. Прическа, опрятность — очень важная черта образов. Эта внешняя стать говорит о внутреннем содержании героев.

Ульяна Ивановна Бабкина прожила большую жизнь. Умерла она в 1977 году. А в 1978 году любители народного искусства отметили девяностолетие со дня рождения мастерицы.

Игрушки бабушки Ульяны учат нас видеть в самом обычном прекрасное. Жить чисто и  без утайки. Любить свой родной край и уважать простого человека труда. И еще работать всю жизнь не покладая рук.

Г. ДУРАСОВ   журнал «ЮХ».

.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

товары