Евтеева Ирина

evteeva1Известный петербургский режиссер Ирина ЕВТЕЕВА_
закончила новую работу -«Маленькие трагедии». Это анимационно-игровой фильм-фантазия по мотивам произведений А.С.Пушкина. Длится он 40 минут, а на его создание ушло больше двух лет. Премьера состоялась в петербургском Доме кино.

—    Ирина, вы сняли восемь фильмов, которые собрали немало наград на престижных международных кинофестивалях («Лошадь, скрипка… и немножко нервно‘,«‘Эликсир», «Клоун»,  «Петербург«,  «Вечные вариации»), а свою уникальную технологию вы запатентовали?

—    Нет, увы. Хотя мне давно говорят об этом.

—    Но ведь ваше ноу-хау может использовать какой-нибудь другой художник!

—    Ну вряд ли кто еще будет так долю и кропотливо работать. Устанет

—    Ваши фильмы можно показывать на фестивалях как анимационного, так и игрового кино?

—    Можно. Проблема только в формате. Для игрового этого мало. Например, 10-минутный «Клоун» победил в конкурсе короткометражных фильмов в Венеции и Тегеране.

—    Многие актеры переходят у вас из фильма в фильм как талисманы: Сергей Дрейден, Светлана Свирко, Алексей Барабаш, Владимир Кошевой, Владимир Аджамов, Зара Мгоян… Разве что Лиза Боярская впервые снималась.

—    На роль Лауры в «Маленьких трагедиях» пробовались человек 20. У

Боярской я увидела такую энергию в глазах, что стало ясно — она! Лиза -очень одаренный человек, прекрасно работала. Она

торопилась в театр, и поэтому нам надо было снять всю сцену за полсмены. Это трудно. Кусок большой, надо не только пластично двигаться, но и держать пространство кадра. Иногда актеры «выпадают» из него, не чувствуют границ, мы ставим чемоданчики, что-то еще, чтобы они понимали, в каких пределах можно действовать. Все движения просчитаны для дальнейшей прорисовки.

Специфика моей работы с актерами в том, что я требую от них точного владения пластикой, движением, жестом. Их задача — визуально-пластически воплотить характеры персонажей. Поэтому мне потребовалось сотрудничество с хореографом. Вместе с Владимиром Аджамовым мы разрабатываем особые движения персонажей. С одной стороны, — это актеры, с другой — изображение, с которым дальше можно работать.

—    Бывало, что артисты разочаровывались и уходили от вас?

—    Нет Актеры приходят ко мне уже зная, на что идут: будут мультипликационными пероонажами. Сейчас-то легче, артисты знают мои картины, не то что 15 — 20 лет назад. Как правило, те люди, с которыми я работаю, остаются со мной надолго.

—    У вас очень большая массовка.

—    Это не совсем так. Потому что я иногда клонирую людей — в своей технике. У меня было, скажем, всего шесть танцоров, а на экране, когда они водят хороводы, вы видите, что их гораздо больше. Некоторые кадры «зацикливаются’.’ Я могу на своих проекторах менять движения, редактировать, чтобы получить то, что надо. Ведь я не гонюсь за натуралистичностью кадра. Наоборот, мне важна условность.

—    Мой вопрос об актерах, массовке связан вот с чем. Ваши фильмы ма-
лобюджетны, неужели артисты работают бесплатно?

—    Естественно, небесплатно. Их гонорары — самая дорогая часть постановки.. Всё, как в настоящем кино, только нам! надо снимать быстрее, иначе не хватит денег на всю картину. 40-минутные «Маленькие трагедии» довольно объемный материал, мы сняли всего за девять: дней. Но предварительно была сделана четкая раскадровка актеры репетировали движения с хореографом.

Мы снимаем на пленке «Кодак», делаем достаточно дорогое кино и на дорогой студии («Ленфильм»), с необходимым оборудованием, группой специалистов и актеров. Если сравнивать с игровым кино, то наше, конечно, не такое дорогое. Золото, роскошные парчовые ткани -часто это бывают простые бумажки, обертки от конфет. Замечательный ленфильмовский художник Лидия Крюкова: придумывает костюмы. Мне важно, чтобы костюм не просто был взят из определенной эпохи, а выражал драматургическую линию, «разговаривал» Допустим, платье Лизы Боярской, когда она танцует на стопе, разбивает сочные гранаты, было решено в резных оттенках красного цвета. И декорации еще одного; известного художника — Натальи Кочергиной — особенные, мобильные. Надо снять много местечек, уголков, которые потом переставляются, она придумывает разные «задники»

—    Вы работаете скрупулезно, долго. вручную. Не все знают, что вы не используете компьютер. За двадцать лет снято всего восемь фильмов, часть из которых длится лишь десять минут.

—    Снято уже три часа. Для мультипликатора это много, целая жизнь. К примеру: нормальный формат ленты — десять минут — снимается коллективом художников за год. То, что мы работаем без компьютеров, — это сознательный вьбор, проверенный опытом. Я не стремлюсь к имитации натурной, фантастической, безусловной среды, что весьма плодотворно исполняется при помощи компьютера Для меня, как для художника-аниматора, принципиально важна работа с живописным кинопространством.

В обычной анимации многие режиссёры используют натурщиков и технику «эклер» там актер прорисовывается в другой персонаж и становится неузнаваемым. Мне же важно, чтобы актёр работал сам, и его внешность была узнаваема. Стилистика покадровой обработки материала позволяет работать в диапазоне между живописью и натурными кадрами. Поэтому процесс прорисовки изображения на стекле, в котором заняты два постановщика — я и Генрих Маранджян, такой длительный — два года. Мы вмешиваемся в изображение цветом, светом и объёмом мазка.

Моя прабабушка Елизавета Рулин училась у Куинджи. Предки её мужа, моего прадеда Вильгельма Меринга, были приглашены из Германии Петром I для изготовления кукол-марионеток. Средний брат, Леонид Леонидов работал постановщиком в Ташкентском оперном театре.
Я собиралась стать художником. Училась в Мухинском. Мой дед, театральный актёр Фёдор Федоровский работал на Ленфильме, снимался у Козинцева, Пырьева, а потом стал первым в стране «укладчиком русского текста в иностранных фильмах (50-е — 70-е годы 20-го века.) Он меня устроил на Ленфильм бутафором.
Я окончила институт культуры на отделении кинофотоискусства. Я преподаю с 24-х лет. Учеников много. Но я не преподаю свою профессию. Принципиально. Если ты занимаешься анимацией, ты должен найти свою технологию и технику. Воспользоваться чужой — то же, что научить художника рисовать в той или иной манере. Если человек талантлив, можно научить его азам, и тогда всё получиться.
Был ужасный перерыв после «Эликсира» в 95-м. После победы в Суздале ждала обещаный миллиард на создание нового фильма. Но так и не увидела. Написала монографию «О взаимодействии видов кино, преподавала. Ездила по миру с «Эликсиром».
Готовлюсь к постановке «Наваждения» — китайская притча — История спасения китайского художника в собственной картине. (морской пейзаж) по новелле Александра Грина.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта