Шабус Ханс

Ханс Шабус — современный художник из Австрии.

В этом поду Берлинской биеннале современного искусства исполнилось двенадцать лет, и, как всякий подросток, она внимательна к окружающему миру и активно отстаивает свою индивидуальность и независимое место в мировом арт-пространстве. В ряду крупнейших художественных форумов — таких, как «Документа» в Касселе или старейшая после Венецианской биеннале в Сан-Паулу, — у Берлина намного более скромная роль, но очень специфическая, унаследованная с тех дней, кода в 1998-м ее первым куратором (и прародителем) был Клаус Бизенбах. Берлин и сегодня — самая большая и самая интернациональная культурная сцена в Европе, и потому как нельзя логичнее биеннале оставаться самым новаторским и радикальным арт-форумом, зоной некоммерческого искусства.

Кроме заветов Бизенбаха, который, кстати, несмотря на нынешнюю жизнь и художественный пост в Нью-Йорке, свое детище не оставляет и приезжал на открытие в Берлин, есть и еще некоторые детали, связывающие нынешнюю VI Биеннале с предшествующими. Как и раньше, биеннале финансируется в размере 2,5 миллиона евро Федеральным фондом по культуре Германии, а Институт современного искусства Kunst-Werke Berlin — тоже, кстати, детище Бизенбаха — по-прежнему ее готовит и проводит. И хотя по числу участников этот год намного скромнее — 44 художника против 160 в 2008 поду, зато отбор стал качественнее и пристальнее, а статус — почти государственной важности. И при этом никого не смутило, что открытие проходило в культурном центре берлинских алевитов под портретом имама Али Ибн Аби Талиба (зрелище само по себе достаточно сюрреалистичное), но случаи, как в России с выставкой «Запретное искусство’,’ здесь немыслимы по определению. Министр культуры Берндт Нойман назвал биеннале «маяком» в сфере современного искусства, а федеральная финансовая поддержка следующей выставки, 2012 года, — дело уже решенное.

Но есть у нынешней биеннале немало отличий и новшеств. Прежде всего куратор — австрийский искусствовед Катрин Ромберг, настоящий знаток и профессионал с внушительным послужным списком. Она много лет была директором и куратором венского Сецессиона, директором кельнского музея Кунстферейн, в прошлом году курировала выставку Иона Григореску в Музее современного искусства в Варшаве и павильон Чехии и Словакии в Венеции. Еще Берлинская биеннале немного переехала во времени и пространстве — с весны на лето (она продлится до 8 августа), а к традиционно центральным местам проведения выставок в этом году прибавился берлинский район Кройцберг — мультикультурный анклав с большим процентом эмигрантов. Кураторы посчитали, что здесь сложились общество и среда, воспроизводящие модель будущего всей Европы. И это оказалось максимально подходящим контекстом для презентации современного искусства.

В закрытом десятилетия назад супермаркете на площади Oranienplatz разместилась большая часть экспозиции, а художникам и зрителям предоставили простор для освоения реальности и в буквальном, и в переносном смысле. «Мы намеренно в этом году решили действовать прицельно и лаконично. Отобрали гораздо меньшее число участников, поменяли формат подачи’,’ — сказала Катрин Ромберг на открытии. По ее замыслу в этом году все участники своими работами в разных жанрах, от перформанса до видеоарта, отвечают на главный лозунг-вопрос биеннале, звучащий на русском как: «Верите ли вы в реальность?»

Еще два года назад кода Ромберг только назначили куратором, она публично заявляла, что ее проект призван «поставить под вопрос современное искусство и его связь с реальностью. » Впрочем, в исходном английском варианте вопрос звучит более размыто: «What is walting out there?» — и вполне может означать: «А что нас всех там ждет?» Как уточняет кураторский манифест; в слово «там» влажен и вполне метафизический смысл: «где-то в мире, где-то в бытии, там, где каждый пытается найти и совместить свой мир и окружающую реальность». Фокус куратора четко направлен на самые разные формы реальности и на то, как ее изменения отразились в искусстве.

Далеко не все одобрили такой художественный подход, а, например, в одной из центральных немецких газет в дни открытия вышла статья с заголовком «Если это искусство, то довольно и настоящей жизни’.’ Но задача такого арт-форума в том и состоит, чтобы реальность и искусство могли обрести новые границы. Это, безусловно, и происходит на всех шести основных площадках выставки и даже на улицах Берлина, где в самых неожиданных местах разместились великолепные фотографии Майкла Шмидта — бонус туристам, коих в Берлине немало, даже если они далеки от современного искусства.

Так кто же и что ждет «там» зрителей и посетителей биеннале? Много самого разнообразного и качественного видеоарта. Причем видеоарт в основном документального стиля, который, в общем-то ближе всего к реальности, какой бы она ни была. Например, африканской, как в вызвавшей много дискуссий, наверное, на фоне кризиса, работе американского художника Марка Булоса В его видеоинсталляции из 2 частей одно действие переносит нас в дельту реки Нигер, где местные юноши действуют как стихийная группа сопротивления против нефтедобычи, а параллельно действие происходит на сырьевой бирже в Чикаго. Название длинное, но понятное — «Все, что реально и твердо, может превращаться в воздух» Трансформации политических материй изучает британский артист Фил Коллинз в работе «Марксизм сегодня’; а в своей работе Мохамед Боруисса наблюдает за подростками в пригородах Парижа.

А вот затейливая и мозаичная (показываемая на нескольких экранах одновременно) работа известного американского кинематографиста Джоржа Кучара далека от политической реальности и погружает зрителя во внутренний мир художника. Именно эта работа была отмечена критиками как одна из самых сильных.

Довольно широко представлены молодые художники из Восточной Европы, которых нечасто увидишь на выставках мирового масштаба Кто, как не они, имеет дело с быстро меняющейся послевоенной или посткоммунистической реальностью? Гиганская инсталляция молодого художника Петрита Халилая из Косова воссоздает каркас разрушенного войной дома родителей, но только в увеличенном масштабе — стропила и балки дома уходят под самую крышу здания, а во дворе Института современного искусства KW, совсем как в балканских деревнях, гуляют куры. Название работы — почти элегия: «Места, которые я ищу, не существуют, и я не знаю, как сделать их реальными» Словацкому художнику Роману Ондаку (который в прошлом году представлял Чехию и Словакию в Венеции) отдали для его монохромной и бесстрастной инсталляции под названием «Зона» огромное пространство вестибюля здания.

шабус1

Свою реальность австрийский художник Ханц Шабус населил фрагментами двух огромных динозавров — прежде они были частью парка развлечений в канувшем в Лету Восточном Берлине.

Ждет зрителей и неожиданный ход кураторов — выставка графики и живописи немецкого классика — Адольфа Менцеля (1815 — 1905) в Старой Национальной галерее — одном из главных музеев города. Проект «Exlreme Realism» («максимальный реализм») курирует известнейший американский историк искусства Майкл Фрид, предлагающий зрителю сравнить, что видел в деталях жизни германский живописец и великолепный график, с реалиями и видением современных художников. Причем отобранная куратором графика Менцеля оказывается для современного глаза несравненно ближе и понятнее, чем его же полотна маслом в соседних залах музея. Сюжеты и фрагменты жизни на рисунках XIX века, которые мастерски ухватил штрих художника, не надо пояснять и сегодня — это и эксплуатация, и неповиновение, и трогательные детали, как неубранная кровать или тогдашнее чудо техники — велосипед!

Двое роосийских художников, приглашенных на биеннале, — более чем достойный выбор. Почти мэтр Ольга Чернышева на этот раз представлена серией рисунков из коллекции Русского музея и немецких собраний и фотографий 2007 года «High Road Nr. 8 (1 — 6)» а молодой художник Андрей Кузькин показал в Берлине свои перформансы и инсталляции. Оба ясно высказались, что и в России художники заглядывают туда где заканчиваются гламур и глянец. Фотопортреты гастарбайтеров на обочине дороги или трёхчасовой перформанс Андрея Кузькина, во время которго он стирает ацетоном изображение со страниц глянцевых журналов, — тому яркое подтверждение. «Ольга — одна из очень крупных художниц нашего времени, не только в российском, но и в международном контексте. У нее очень чуткий, очень пристальный взгляд на реальность, она наблюдает повседневную жизнь, открывая в ней удивительные детали и особенности» — прокомментировала свой выбор Катрин Ромберг.

Надо признать, любая многоплановая и многожанровая выставка порождает вопросы. Тем более такая, как Берлинская биеннале, демонстрирующая много жесткой и не всегда приятной реальности, которая хоть и заставляет думать, но при этом мешает чувствовать и получатъ эстетическое удовольствие. Ну и поневоле спрашиваешь себя, а может, излишний реализм (будь то в XIX веке или нынче) вовсе и не идеальный путь для искусства сблизиться с миром, который ждет всех нас «где-то там»? И уж точно, он далеко не единственный.

Елена РУБИНОВА

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта