Глущенко Кирилл

Выпускники Института проблем современного искусства на Лужнецкой набережной

ИПСИ, основанный Иосифом Бакштейном в 1991 поду, — одно из немногих в Москве, да и вообще в России, мест, ще учат, как быть не живописуем, скульптором, графиком или дизайнером, а именно что современным художником. Программа ИПСИ, занятия которого вполне по-домашнему проходят в бывшей мастерской Ильи Кабакова в мансарде роскошного доходного дома начала XX века на Сретенском бульваре, далека от всеобъемлющего академизма — тут не обучают ремеслу, но, скорее, стараются дать не слишком систематизированные, но зато разнообразные сведения о современном искусстве, как его понимают преподаватели, в роли которых здесь попробовали себя чуть ли не все наличествующие московские искусствоведы, арт-критики, художники, читавшие курсы лекций или хотя бы проводившие мастер-классы. В ИПСИ учат и учатся хоть и с энтузиазмом, но «понемногу, чему нибудь и как-нибудь» Впрочем, даже эти довольно скромные — в силу объективных причин — усилия принесли весьма внушительные результаты: на выставке «Время, вперед?» представлены почти все заметные художники, появившиеся на нашей арт-сцене в нулевые годы, многую из которых уже успели показать музейные ретроспективы и поучаствовать в значительных международных проектах вроде Венецианской биеннале. Тут есть Ирина Корина, Сергей Шеховцов, Виктор Алимпиев, Анна Желудь, Хаим Сокол, Илья Трушевский, Евгений Антуфьев, Арсений Жиляев и прочие вполне себе звезды отечественного contemporary art.

Но выставка «Время, вперед?» соорпанизатором которой выступил «Russian Art Institute», а куратором — художник Стас Шурипа, некогда ученик, а теперь -преподаватель ИПСИ, не просто «доска почета» выпускников этого Института, но вполне убедительный портрет поколения нулевых и его места в современном искусстве. Собственно, поиски места и есть, наверное, сквозной сюжет выставки, расположившейся на территории научно-технического комплекса «Союз» в некогда заводских, а теперь офисных помещениях, которые, кажется, со временем хотят преобразовать в нечто наподобие «Винзавсда» но пока что никакого лоска тут не наблюдается. Выпускникам ИПСИ предложили, впрочем, довольно красивые залы с белеными стенами, деревянными балками и остатками скудной обстановки, в которых многие работы не просто выглядят уместно, но сливаются с интерьером едва ли не до камуфляжной неразличимости, как, например, собранный из фрагментов ностальгически-минималистской советской мебели 1960-х объект Арсения Жиляева из цикла «Время работает на коммунизм».

Кирилл Глущенко «Без названия» 2010 г.

Мебель и прочие предметы обстановки вообще, кажется, являются источником вдохновения для многих выпускников ИПСИ — тут и сиротливо-милое «Дерево» Ольги Божко, словно бы собранное из фрагментов шведской стенки, и белые макеты не то зданий, не то музыкальных инструментов типа пианино, не то старомодно-громоздких предметов мебели Надежды Бушеневой, и целая пирамида из стульев, кресел, столов и мольбертов, похожих на разгромленный школьный кабинет ИЗО, от Кирилла Глущенко, и «Архив» Анны Титовой — причудливая смесь стерильных «икейных» офисных стеллажей и грубых строительных лесов, и выгнутый из железного прута трехмерный контур гинекологического кресла от Анны Желудь. Живопись тут так же про всевозможную не слишком уютную повседневность — сюрреалистический морок в казенных, гостиничного вида комнатах у Юлии Ивашкиной, псевдосоцреалистические полотна с заводскими цехами у Таисьи Коротковой, кухонная утварь, написанная по клетчатой клеенке от сумок завсегдатаев вещевых рынков, у Натальи Стручковой. А вот всевозможный домашний текстиль стал, как ни странно, сюжетом для различных страшилок. Тут и Хаим Сокол, добавивший в обстановку драматически вспоротое ватное одеяло («Жертва»), и Евгений Антуфьев с натянутой на пяльцы черной тряпочкой, на которой вышит вписанный в окружность жутковатый «Эмбрион» и Ростан Тавасиев с неожиданно гиньольной работой — надгробием самому себе, да верхняя часть могильной плиты поросла пушистым синим искусственным мехом, в котором прорезалась пара игрушечных глазок, открылся ротик и выросли ушки.

Выставка «Время, вперед?» — своего рода «наш ответ» открывшейся в «Гараже» экспозиции лондонской «сборки» «The New decor» (к которой в Москве прибавились, в том числе и «ипсишники» Анна Желудь и Анна Титова). Только тут гораздо меньше сюрреализма и совсем нет дизайна Молодые российские художники не пытаются переделать согласно антифункциональной, сюрреалистической логике обыденный предмет, но, кажется, напротив, стремятся найти хоть какую-то функциональность в попавшихся им под руки старье и обломках. Арт-сцена, на которой им нужно было найти свое место, напоминала пространство необустроенное, в то же время отнюдь не пустое, но загроможденное множеством разнородных идеологических и эстетических проектов (нонконформистских, официальных, постперестроечных) — начатых, но недостроенных, заброшенных и обреченных на слом, но так и не снесенных, намеченных для реконструкции, но так и не перестроенных. Художники нулевых уже не стремятся ни построить очередной свой, новый, мир, ни разрушить до основания старый — они пытаются обжить хоть как-то пригодные для существования имеющиеся пространства. Но занимаются именно обживанием, а не выживанием. И в этом они как-никак оптимистичнее, чем Илья Кабаков с его знаменитыми инсталляциями про обитателей туалетов или строительных бытовок, которого тем не менее трудно не вспомнить, говоря об авторах, учившихся хоть и не у него, но все же в мастерской самого известного из ныне живущих русского художника.

Ирина Кулик

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта