Комеч Алексей

Комеч Алексей Ильич (1936-2007) — советский российский архитектор, искусствовед, преподаватель, защитник Древней архитектуры, фотохудожник.

Когда заходит речь о таких людях, как Алексей Ильич Комеч, то вспоминаются слова Солженицына из рассказа «Матренин двор»: «Не стоит село без праведника. Ни село, ни вся земля наша» Или одна из самых любимых пословиц писателя: «Одно слово правды весь мир перетянет’.’

Действительно, Комеч, этот спокойный, интеллигентный человек, всегда был олицетворением какого-то поразительного, пушкинского самостояния и полной убежденности в собственной правоте.

Природа одарила его удивительным чувством гармонии. Недаром в юности он разрывался между выбором двух дорог: искусствоведа и исследователя музыки. Алексей Ильич даже окончил три курса теоретического отделения Музыкального училища при Московской консерватории имени П.И.Чайковского, но потом оставил музыку, чтобы сосредоточиться на учебе в отделении истории и теории искусства истфака МГУ.

А еще, великолепно понимая и чувствуя красоту архитектуры, он стал прекрасным фотохудожником. Выставки его работ «Отблески христианского Востока на Руси. Псковское искусство, «Архитектура Новгорода и Пскова’,’ «Деревянная архитектура Древней Руси» помнят до сих пор. Директор Библиотеки иностранной литературы Екатерина Гениева вспоминала об их совместной поездке в Италию: «…Он вставал ни свет ни заря во Флоренции, чтобы попасть к одному из своих любимых храмов, чтобы снять его при особом освещении, в лучах восходящего солнца. Казалось, его силам нет предела, когда со своим неподъемным фотоустройством он энергично обегал все свои «особые места» в разных городах мира. А ведь силы его могли убывать от постоянной, последовательной и страстной борьбы за сохранение культурного наследия, которое на его глазах исчезало в России от пожаров, наводнений, а главное — от произвола чиновников, да и разгильдяйства самых обычных людей, не понимающих, какое это чудо — русское деревянное зодчество, но какое это хрупкое чудо»

Избранный в 1992 году директором Государственного института искусствознания, которым он руководил потом двенадцать лет, Алексей Ильич мог бы спокойно быть исключительно кабинетным ученым. Один из лучших в мире знатоков Византии, автор классических работ по истории взаимоотношений древнерусского зодчества и византийского наследия, исследователь, умевший, в отличие от многих своих коллег; ясно и четко излагать мысли на бумаге, он легко жил бы без серьезных проблем. Но его ждала другая судьба. Комеч стал рупором защитников памятников архитектуры.

«Бывают периоды, когда памятники прошлого ненавидят так же сильно, как реальных противников. Памятники же прошлого молчат — в отличие от людей их речь слышна только тем, кто их ненавидит, и совершенно не слышна равнодушному большинству, которое могло бы их защитить» — писал он.

Заместитель председателя Экспертно-консультативного общественного совета при Главном архитекторе Москвы, член Комиссии по монументальному искусству Московской городской думы, член Научно-экспертного совета при председателе Совета Федерации, член Совета музеев, член правления и учредитель ряда благотворительных фондов и организаций, таких как Институт «Открытое Общество» или Фонд Д.С. Лихачева. .. Перечислять можно очень долго. И при всем этом Комечу совершенно не нужны были лавры и звания. Он хотел достучаться, докричаться и использовал для этого любую трибуну. Причем он не боялся выступать и против общепринятого мнения, коща это совпадало с его совестью и убеждениями:

«У нас так много противников приватизации памятников потому, что она
преподносится как распродажа наследия. Возникает впечатление, что у нас есть памятники, бережно сохраненные государством, и теперь мы распродаем их направо и налево. Реальная же картина совсем иная: в России тысячи памятников, находящихся в ужасном состоянии, и на то, чтобы отреставрировать их, при нынешнем финансировании понадобится не менее тысячи лет’,’ — говорил он.

Славной ареной его битвы последних лет стала Москва. Здесь он отстаивал, боролся. Доказывал, что нельзя уничтожать старинный архитектурный ландшафт. Часто проигрывал, но и того, что сумел спасти и сколько мыслей сумел вложить в голову власть предержащим, хватило и хватит надолго. Навсегда.

Под его руководством был подготовлен огромный свод памятников монументального искусства России. И очень много души он вложил в появление «Черной» «Красной» и «Белой книги» — обзора навсегда утраченных памятников архитектуры, а также усадеб, домов и церквей, спасенных реставраторами, и тех каменных и деревянных свидетелей прошлого, что еще ждут помощи почти накануне гибели.

«Он продемонстрировал городу и миру, что при любом режиме, при.любом раскладе, в любых обстоятельствах можно остаться самим собой, пройти свой собственный, незаемный путь и реализоваться до конца». Такие слова нашел для Комеча известный телеведущий и писатель Александр Архангельский.

Эта цитата, как и выдержки из интервью и статей самого Комеча, взяты нами из подготовленной Натальей Самовер великолепной, в обрамлении множества фотографий, в том числе и сделанных самим Алексеем Ильичем, книги «Алексей Комеч и судьбы русской архитектуры. Хранитель» Большой том статей и бесед великого защитника древностей, в который также вошли и воспоминания о нем, увидел свет в московском издательстве «Искусство — XXI век»

Теперь он стал ближе и понятнее тем, кому не выпало счастье встретить на дороге жизни этого удивительного человека.

Виктор ЛЕОНИДОВ

«Алексей Комеч и судьбы русской архитектуры. Хранитель’.’ М.: «Искусство -XXI век’,

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта