Крюков Константин

крюков2

 

Крюков Константин Витальевич (1985) — российский художник, ювелир, актёр.

 

 

 

 

Премию Кафки получил внук Сергея Бондарчука.

Эта весьма престижная награда ранее присуждалась режиссерам Стивену Спилбергу и Милошу Форману, писателю Норману Миллеру, художнице Марии Луизе Гримани.

Крюкову вручили медаль за серию картин под общим девизом «Мысле-формы», которые, по оценке авторитетных экспертов, не имеют аналогов в мировой живописи ни по форме, ни по содержанию, ни по технике исполнения. На церемонии награждения было выставлено его полотно под названием «Дежавю».

крюков1                                                                                                         Лицо Норд-Оста.

Крюков — внук знаменитого кинорежиссера Сергея Бондарчука, самый молодой из награжденных когда-либо этой медалью. Сначала Крюков учился в школе живописи в Цюрихе. Потом в 16 лет окончил самый известный в ювелирном мире Американский геммологический институт. Сейчас он учится на 4-м курсе Московского юридического института. Недавно Константин сыграл одну из главных ролей в фильме режиссера Федора Бондарчука «Девятая рота».

Президент Европейского общества Франца Кафки профессор Мирослав Кливар, оценивая работы Крюкова, сказал в беседе с корреспондентом «Труда»:

— Писать, как этот юноша, — адский труд. Вглядитесь. На каждый квадратный сантиметр положены десятки мазков. Присутствуют всевозможные, только ему присущие сочетания красок. Мало того — его работы многослойные. Он пишет три-четыре изображения одно на другое. Глаз человека воспринимает только незначительную часть изображенного на его картинах, остальное пишется для подсознания.

Владимир ШЕЛЕПИН,

 

Вот как прокомментмровала успех внука знаменитая актриса Ирина Константиновна Скобцева-Бондарчук:

Российский эксперт по драгоценным камням, он же 19-летний студент, киноактер и художник Константин Крюков был награжден в Праге Золотой медалью европейского общества Франца Кафки «За выдающийся вклад в развитие современной живописи».
— Мы с мужем всегда старалась своим детям прививать вкус к искусству: чтение детских книжек, занятия музыкой. Федя и Алена стараются то же самое делать и для своих детей. И когда Костя, сын мой дочери, известной актрисы Алены Бондарчук, начал рисовать, мы, конечно, поощряли его увлечение. Сергею Федоровичу нравились его работы. Дед и внук часто рисовали вместе. У Бондарчука не было художественного образования, в этом деле он был самоучкой. Однако живопись и рисунок были основными в его режиссерской работе. Так что подобно Рене Клеру Бондарчук мог сказать: «Мне осталось только снять на пленку готовый фильм».

Рисует ли Костя портреты бабушки или других своих знаменитых родственников? Нет. Он весь в каких-то своих фантазиях, навеянных прочитанной прозой, поэзией, услышанной музыкой. Я считаю, что человек в молодости должен искать себя, и дай Бог, чтобы Костя нашел такое дело, которое приносило бы ему радость и счастье. Я очень рада, что Костя недавно снялся в Федином фильме «Девятая рота». Когда он вернулся со съемок, меня поразили его слова: «Я сейчас даже о средней картине не буду говорить плохо. Я понимаю, какой это тяжелый труд — съемки фильма. Мне даже трудно представить, как дедушка смог поднять такую глыбу, как «Война и мир». Думаю, что полученная Костей премия Кафки мало что изменит в его жизни. Он будет продолжать учиться. Мой внук очень собранный человек, в его характере есть внутренний стержень. Это очень важно.

Записал Анатолий СТАРОДУБЕЦ.

 

Роль художника по прозвищу Джоконда в фильме Федора Бондарчука «9 рота» открыла нам молодого талантливого актера. А ему самому дала понять, что от генов никуда не деться: внук оскароносного Сергея Бондарчука и Ирины Скобцевой, сын актрисы Алены Бондарчук сам заболел кино и теперь не мыслит своей жизни вне этой профессии.
Константин Крюков:

«Меня всегда удивляет папа»

— Многие говорят, что самые яркие их впечатления — из детства. А что запомнилось вам?

— Большую часть детства я прожил в Швейцарии, где все довольно спокойно и размеренно. Такая упорядоченность жизни не давала особо ярких впечатлений, а к красотам вокруг быстро привыкаешь. Зато у меня есть человек, который всю жизнь меня удивлял и удивляет — это мой папа.

И чем именно он вас удивлял?

— Может, это только моя личная, персональная история, не знаю… Но папа всегда вел себя непривычно. К примеру, если все родители запрещали своим детям жечь петарды — Виталий Дмитриевич не только разрешал, а наоборот, проявлял большой интерес к петардам и всяким елочным экспериментам и бодро шел их взрывать.

Вообще я очень благодарен своим родителям: у меня было хорошее детство. Они вопреки всеобщей тенденции не нагружали меня никакими лишними заданиями. Я не ходил ни в музыкальную школу, ни в спортивную секцию. Все, чем я занимался, было моей собственной инициативой.

И когда я сказал: «Хочу научиться рисовать», — только тогда родители отвели меня в художественную школу. Ни мама, ни папа никогда не настаивали на дополнительном образовании и давали мне большую свободу действий.

— Вы, наверное, хорошо учились?

— По-разному. В связи с частыми переездами родителей из одного места в другое я научился быстро адаптироваться к любой среде. Сначала мы переехали из России в Швейцарию, а потом в среднем каждые два года меняли место жительства.

Соответственно менялись детские сады, школы и целиком все окружение. Я поменял какое-то невероятное количество школ! каждый раз подстраивался
под окружающую среду. Если модно было быть отличником — я становился отличником. А если это не очень ценилось и поощрялось — я быстренько скатывался до нужного уровня «модности».

Для меня самого некоторые вещи казались удивительными. К примеру, в Москве я учился в школе при немецком посольстве, и там была какая-то безумная конкуренция за право быть лучшим! При довольно жесткой дисциплине в школе был настоящий культ успеваемости.

И в какой-то момент даже мои родители удивились тому, что я лучше всех все знал. А для меня, как я понимаю, большее значение всегда имел социальный фактор, а не образование как таковое.
Сам себе ювелир

— Когда-то вы получили престижную премию за художественные работы. Продолжаете ли рисовать?

— Живопись для меня никогда не была каким-то обязательным делом. Я и сейчас занимаюсь ею сам по себе « для себя. Гораздо в большей степени я занят кино и созданием ювелирных коллекций. Эти два вида деятельности живут параллельно, никак друг друга не ущемляют и -тьфу-тьфу — процветают!

— Ваша известность как-то помогает успехам в ювелирном бизнесе?

— Поскольку работа над ювелирными украшениями — это все-таки больше бизнес, нежели хобби, то, конечно, актерство, публичность и популярность, вроде бы этому способствует.
Но еще задолго до того, как сняться в первом фильме, я работал геммологом — оценщиком камней. Занимаюсь этим очень давно — с шестнадцати лет. Сначала учился в художественной школе, потом заинтересовался камнями, получил образование геммолога и начал работать по этой специальности.

Но поскольку там много чисто машинального труда, мне это было не сильно интересно. И всегда хотелось понять: как эти знания можно применить более творчески? Так появились первые художественные изделия из камня. Сначала они распространялись в узком семейном кругу, и только потом дело пошло дальше.

Работа эта оказалась очень интересной. Создание ювелирной коллекции — это совмещение живописи и производства. Чтобы любая вещица ожила, надо учитывать огромное количество факторов, и от идеи до готового изделия — путь неблизкий…

— Кому вы дарили свои первые украшения?

— Конечно же, маме. А делал их по заказу папы.
За кадром

— Когда вы решили, что кино — ваше второе призвание?

— Наверное, после дебюта в фильме «9 рота». Это был такой сложный проект… Практически два года, пока шли съемки, я работал без выходных. График был очень плотный и напряженный.

Сначала я думал, что больше никогда не буду сниматься. Но довольно быстро стало понятно, что жить без кино скучно, грустно и не хочется.

— Глядя на вас, начинаешь думать, что у вас вообще никогда не бывает проблем — вы красивы, успешны, у вас все хорошо…

— Знаю. Часто люди видят только глянцевую обложку и даже не подозревают, что за ней есть что-то иное. Никто не знает, что с тобой происходит на самом деле — при всем этом видимом благополучии.

Я знаю много историй, когда со стороны все выглядит безупречно, но это ровным счетом ничего не значит. Переживания, мучения, сомнения никто не замечает, поскольку люди не очень любят это показывать и обсуждать. Но человеческие проявления присутствуют у каждого…

— Каких героев и какого кино вам не хватает?

— Мне бы очень хотелось, чтобы больше снималось фильмов про мужчину и женщину, про их отношения. Таких, как «Последнее танго в Париже», «Осень в Нью-Йорке», «Вавилон», «Мужчина и женщина»… Если подумать — это самое важное в жизни, это то, что интересно всем и отзывается в каждом. Но таких историй почему-то очень мало…

И еще я понял, что в искусстве мои вкусы далеки от реализма — и в живописи, и в кино. Мне ближе символизм. Мне нравится смотреть не очень популярные фильмы с фантастическим сюжетом — напртмер, «Последний романтик с планеты Земля». А фильм «Реконструкция» вызвал у меня одновременно и шок, и дикий восторг!

К тому же я — самый большой фанат жанра трагикомедии и обожаю в этом участвовать. Мне кажется, людям очень не хватает таких эмоций.

— Какие фильмы с вашим участием мы увидим в ближайшее время?

— В этом году должны выйти комедии «Одной левой» и «Помню-не-помню!» В по-

следней я играю бизнесмена, у которого — довольно взбалмошная жена. Но в результате несчастного случая она превращается в свой полный антагонизм — милую, спокойную, покладистую девушку. И мой герой ужасно боится: вдруг все вернется и станет, как раньше?
О личном

— Что вы больше всего цените в семейных отношениях?

— В семье нужно дружить и любить друг друга. Важное качество — умение прощать всякие мелочи. Но самое главное — это однажды принятое тобой решение быть вместе, какие бы ни были обстоятельства: хорошие или плохие. А это требует большой внутренней работы.

— А могли бы вы поссориться с супругой из-за того, что ваши взгляды на какой-то фильм сильно отличаются?

— Вряд ли. Как правило, мы сходимся во мнениях. А если нет — то можем часами обсуждать наши разногласия.

— Чему вам хочется научить своих детей?

— Думаю, главное — научить их следовать себе, а не всеобщим тенденциям, чтобы дети занимались любимым делом. Именно так складывается и моя жизнь.

Ирина Долглрукая.

 

 
Актер, сыгравший в картине своего дяди Федора Бондарчука «9 рота» художника по прозвищу Джоконда, планирует летом устроить выставку собственных картин.

В узком кругу друзей Крюкова известно, что он освоил профессию геммолога — специалиста по драгоценным камням. Известно, что он успешно продвигает свои ювелирные коллекции.

Но мало кто знает, что Константин давно и серьезно увлекается живописью. • Он не афишировал свое хобби, но теперь решился выставить работы на суд зрителей,

— У меня нет художественного образования, но рисовать я любил с детства, — признался Константин. — У меня — чуть больше 30 работ, которые не не стыдно показать, Почти все эти картины ли созданы не в Москве, а в — в Праге, где у меня есть своя художественная мастерская.

 

 

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта