Харлов Виктор

Харлов Виктор Георгиевич (1949) — советский  российский художник. Родом из Мурманской области. Окончил МГХИ им. Сурикова. Учился у К.Тутеволь.

харловЛиственница.   1979 год.   Фрагмент.

…Художник получил заказ: оформить зал в мастерских знаменитой вятской игрушки. Что, кажется, нужно ждать от такого заказа! Конечно, многочисленных кукол, лошадок, уточек, конечно, пестрой декоративности. Но Виктор Харлов посмотрел на весёлуй «дымку» совсем по-другому… Многим сначала это решение показалось странным, неожиданным… Давайте всмотримся в чудные, удивительные краски, линии… Вертикальные, то уплотняющиеся до черноты, то тающие, уходящие в бесплотность линии и между ними пульсирующие, таинственные блики — коричневые, золотисто-охристые и светлые, голубоватые. И никаких ярких игрушек. Вся стена — будто плывущее в дымке царство сказочных мастериц: ведь село Дымково расположено на низком берегу Вятки, и всякую весну его заливает вода, а от дома к дому люди плавают на лодках. Вот отчего затопленная земля, лодки, птицы — вот отчего весь зыбкий колорит и высокие деревья, как бы уходящие в бесконечность. Если смотреть сверху (а мастерская Харлова находится как раз напротив Дымкова — на другом высоком берегу), то дерево бесконечно продолжается в воде.

Можно бы спорить: в старом Дымкове уже не работают мастерицы. Глиняные игрушки лепят («колбаски», «ленточки», фигурки), обжигают, покрывают белилами, а потом раскрашивают не в этом утопающем по утрам в тумане селе, а в современном новом здании, специально выстроенном в Кирове. И одеты мастерицы не так, как у Харлова, и фигуры их не столь стройны…

Однако у большого искусства есть закон: отстранись от мелких реальностей ради главного, «сотри случайные черты…». Взгляните, в левой нижней части фигура старой женщины — это знаменитая мастерица Мезрина. Правые — сказочницы Деньшина и Коновалова, далее Пенкина и другие. Это — «старухи», основавшие, вернее, возродившие промысел. Фигуры их в белых одеяниях, почти бесплотные. Кто знает — тот увидит портретное сходство, черты лица точь-в-точь, как в жизни. И вместе с тем… Вместе с тем не совсем, как в жизни. А руки! Руки — коричневые, испачканные в глине…

-Вторым планом художник изобразил среднее поколение мастериц — Фалалеева, Баранова, Иванова и другие. «Водоноски» с коромыслами и ведрами идут чередой друг за другом, их движения как мелодия, они идут к роднику. Как знать, может быть, родник — символ вдохновения! При желании можно рассмотреть и третий ряд — несколько совсем молодых мастериц. Художник необычайно ярко чувствует то, что пишет. Это для него родное, вятское, здесь живет его душа. Ведь и сам он не просто живет в городе Кирове, а каждое лето едет на север, в любимую деревню Русиново. Там ему знакомо каждое дерево, каждый кустик; деревня расположена высоко, и в этих взгорках, увалах — бездна возможностей для фантазий и раздумий.

харлов6Жители деревни Русиново.   1979 год.

Картина «Жители деревни Русиново» — одна из тех, за которые художник удостоен премии Ленинского комсомола, экспонировалась в Москве. Пейзажи этой деревни — неизменная тема Харлова. Что ни день, что ни утро — новое освещение, новое видение. А вечером! Когда умиротворенная природа «красою вечною сияет»!

харлов5

Исаковская. Вечер.   1984 год.

«Иной день по четыре пейзажа видишь,— говорит художник.— До завтрака и после, в полдень и вечером…» Сначала Харлова в пейзаже увлекало «развертывать окрестности ковром», цикличное, чуть плоское видение, а потом началось осваивание перспективы. Однако всегда хотелось передать поэтичность русской природы и самое трудное в пейзаже — воздух.

харлов4Мастерская.   1979 год.

Вот мольберт, крыша дома, стул и дерево вдали… Разве это лишь простой уголок природы! Нет, здесь и трепетная душа художника. Особое, щемящее чувство вошло в картину, а теперь — передается нам. Пейзаж без человека, но человек — вот он, только что был возле мольберта, на минуту отошел. А зритель вглядывается — и входит на крыльцо дома, под это бледное небо, к одинокому дереву.

харлов7

Девочка и природа.   1969 год.

Сколько раз писал Харлов дом, который стал там, «в Русинове, его мастерской. Старый, брошейный дом, но необычный — когда-то жили в нем большие ценители красоты: стены кухни и заборка возле печки расписаны яркими красочными цветами, есть даже традиционный красно-черный лев. А какая утварь, полки, какая печь! Во всем: и в выборе этого дома, и в многочисленных интерьерах его, запечатленных художником,— неизменность, постоянство, верность Виктора Харлова. Не здесь ли и отгадка того, почему Харлову удалось создать такую прекрасную роспись в дымковских мастерских. Конечно, не полное объяснение, потому что произведение искусства всегда тайна.

Алексеева Адель

 

Мастерская. Она у каждого художника особенная — то место, где он работает, его творческая «кухня». Уголок своей мастерской изобразил на одном из холстов живописец из Кирова Виктор Харлов. Угол старинного бревенчатого дома. Немудреный рабочий инвентарь сельского труженика, и здесь же, на равных с ним — художнические принадлежности. Не в интерьере, а прямо на природе. Автор как бы подчеркивает родство и близость своего и крестьянского труда, значимость профессий, говорит о том, что его —- Харлова — мастерская — это деревня и колхозные угодья, река, лес и поле — бескрайние просторы родной земли.

Уже десять лет трудится Виктор Харлов в своей мастерской, на севере Кировской области в деревеньке Русиново, когда-то самой большой в округе и очень древней. На удивление красивы здесь окрестности, неоглядны просторы. Есть даже место, откуда на все стороны открывается такой вид, что кажется, будто находишься в центрё’земли. Да вот беда: оказалось Русиново в стороне от проезжей дороги. Сначала молодежь подалась отсюда в другие — благоустроенные села. Потом за ними потянулись и старики. Опустело, словно уснуло, Русиново. Но не ушло из памяти: назвали люди в честь деревеньки свой колхоз — «Русиновский». Живут воспоминания о Русинове и в полотнах Виктора Харлова. В 1979 году за картины «Жители деревни Русиново», «Туман», и «Лиственница» ему была присуждена премия Ленинского комсомола.

В 20 лет, после окончания художественного отделения Кировского училища искусств, написал он свою первую картину «Девочка и природа», показанную на зональной выставке «Советский Север». Изобразил сценку, обычную для деревенских мест: босоногую девчонку с косичками, сидящую на жердях, на фоне незатейливого, скупого на контрасты и яркие цвета пейзажа Нечерноземья. Так уже в самом начале творческого пути молодого живописца прозвучала тема, которой он верен и по сей день: человек и природа.

— Считаю себя пейзажистом,— говорит Виктор Харлов.— Хотя Суриковский институт окончил по мастерской монументальной живописи. На первых порах делал росписи. Но любовь к станковой живописи взяла свое. Ведь писал пейзажи еще до поступления в институт, а во время учебы каждое лето непременно работал в Русинове.

Русиново для Харлова — понятиe более широкое, нежели просто деревня, пусть даже любимая. Тем более звучание ее названия сродни словам «русский», «Русь». Не потомy ли скромный деревенский пейзаж в работах Харлова выходит за рамки живописного повествования о конкретной местности, возвышается до обобщенного образа Родины.

— Человек в пейзаже отнюдь не средство для его «оживления»,— делится мыслями Виктор.— Пейзаж — это основа основ, через него пытаюсь подойти к человеку, определить и передать живописными средствами отношение людей к данной местности, природе. И через пейзаж показать их жизнь. С этой, думается, главенствующей идеей должно быть увязано даже состояние природы. Ну и конечно, в любой картине должно присутствовать собственное отношение художника к миру, человеку.

Пейзажи Виктора Харлова отличает своеобразный, свойственный лишь его работам колорит — их узнаешь сразу, запоминаешь. Ведь природа тех мест, где создает он свои произведения, особенная. Здесь и солнце летом ходит по небосводу много дольше, чем в среднерусской полосе, словно стремясь напитать живительной силой обделенную теплом и светом за долгую студеную зиму землю. И зори в здешних местах одна с другою сходятся. И летние ночи совсем короткие. Поэтому кажется, будто и света в харловских картинах больше, а цвет открытый, чистый.

В последнее время В. Харлов пишет и городские пейзажи. Одна из его картин посвящена старейшему городу Кировской области Слободскому, сохранившему до наших дней свой неповторимый облик. Художник не просто показал новь и старину Слободского. Автора волнует — как сосуществуют в едином организме города здания разновременной постройки, каковы взаимоотношения людей с архитектурой — какая она в целом, картина сегодняшней жизни тихого провинциального городка? То есть и в этом случае прослеживается развитие темы «человек и природа», но уже в условиях иной, созданной самими людьми рукотворной среды.

Говорят, для того чтобы создавать полноценные произведения, художник должен много ездить, видеть. Тогда, мол, более содержательными, со знанием жизни будут его композиции. Спору нет: жизненный багаж, запас знаний и впечатлений — всегда на пользу. Но ведь можно это многознанье разменять на бесчисленное множество тем, «размазать» по десяткам холстов, не затронув сути, оставаясь на поверхности явлений и событий. А можно употребить и по-другому — как, например, А. Пластов в Прислонихе или братья Ткачевы в своей родной деревеньке: добиться такого проникновения в тему, чтобы во всем бесконечном многообразии открылись людям красота и глубина человеческих характеров, нежная сила русской природы. Наверное, именно это преследует в своих творческих исканиях Виктор Харлов. От холста к холсту совершенствует он знания, профессиональное умение, обогащает пластику полотен, наполняет содержательностью мир создаваемых образов, открывая все новые, доступные внимательному глазу художника черты вечно меняющегося облика-природы. Он остается верным избранной теме. И своей мастерской — тому «центру земли», который открыл для себя в Русинове, откуда черпает силы и вдохновенье.

В. ШУМКОВ.    Журнал «ЮХ»

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта