Нижинский Вацлав

Нижинский Вацлав Фомич (11889-1950) — русский танцовщик польского происхождения, новатор танца, художник

Выставка «Танец цветов» в Гамбурге

Мы уже свыклись с мыслью о том, что все лучшее, связанное с Русскими сезонами Дягилева, находится не у нас и что самые интеллектуальные мероприятия по празднованию юбилея этих самых сезонов проходят где-то за границей. Увы, нам остается только мечтать о них. Вот и сейчас на зависть интересная выставка проходит в Гамбургской Кунстхалле. Она называется «Игра цветов. Глаз Нижинского». Предлагается новый взгляд на художественное наследие легендарного танцовщика. Известно, что Вацлав Нижинский постоянно рисовал всякие абстракции — в основном его фантазия вертелась вокруг метаморфоз сфер.

Танцовщица.

Это рисунки с двоящимися кругами и глазами долгое время считались «бредом сумасшедшего» Такой взгляд был поверхностным, и чтобы постичь секреты этих композиций, понадобились годы, которые ушли у Джона Ноймайера на то, чтобы собрать эти рисунки вместе и осмыслить. Всего в коллекции Ноймайера хранится 27 тысяч единиц «балетных» экспонатов, и рисунки Нижинского — жемчужина собрания, с которыми он редко расстается — только ради серьезных выставок. Первый раз рисунки покидали гамбургскую «квартиру» в 2000 поду, когда на летних Гамбургских днях балета отмечалась пятидесятая годовщина со дня смерти танцовщика. Именно тогда Ноймайер закончил работу над опусом, тема которого занимала его всю жизнь. Он выпустил свой ностальгический балет»Нижинский» использовав в числе многих других источников оригинальные рисунки танцовщика. В неожиданном свете предстала тема сумасшествия артиста. Нижинский рисовал двоящиеся сферы и в десятые годы, когда в ясности его сознания никто не сомневался, и в начале двадцатых, когда он перестал выступать. В балете «Нижинский» Ноймайер придумал целый сферический мир, в который уходил танцовщик, чтобы творить свою хореографию, Гигантская проекция двух светящихся кругов напоминала сразу и колыбель, и качели для пения. А часть «сферических» рисунков вместе с личными вещами танцовщика экспонировалась сначала в Гамбурге в Музее искусств и ремесел, а затем отправилась в Париж в музей Д’Орсэ. За десять лет Ноймайер подсобрал еще некоторое количество рисунков, и для нынешней выставки он смог дать целых сто работ Нижинского (техника гуашь и цветке карандаши). Кураторы из Кунстхалле со своей стороны предложили поместить рисунки Нижинского внутрь художественного контекста начала XX века. Оказалось, что над абстракциями в духе «танца красок» работали и другие художники из Восточной Европы, чьей родиной в десятые — двадцатые годы прошлого века стал Париж.

Так художница и модельер Соня Делоне (родилась в Полтаве, детство и юность провела в Петербурге, с 1905 года — в Париже), очарованная движением кубистов, уходит в своих работах от натурализма и фигуративности в сторону геометрии и абстракции, экспериментирует с ритмом и с разложением цвета. Направление, в котором работали она и ее муж Вэбер, называлось, как известно, орфизмом. С Дягилевым Соня познакомилась в Испании и сразу получила заказ на оформление балета. На выставке представлены ее «глазастые» и «сферические» «Певцы фламенко», датируемые 1915 годом.

Одессит Владимир Баранов-Россинэ, который вместе с Шагалом, Цадкиным и Сутиным проживал в Париже, когда тут гремела слава первых Русских сезонов, также интересовался тематикой сфер. На выставку привезли его картину из Бонна «Нимфы и кентавры» (1914), на которой небесные созвездия оказались заключенными в часовые шестеренки. А спустя время он в компании со Скрябиным и вовсе создал «оптофон» так называемое цветовое пианино — этакий аппарат с системой клавиш, позволяющий
проецировать на экран более трех тысяч оттенков спектра.

Не менее ярким представителем орфизма был и переехавший в те же годы в Париж чех Франтишек Купка. Сначала он впечатлился «Манифестом Футуризма» и последовал было за Маринетти и его товарищами, но вдруг остыл. В1910 -1911 подах его полотна стали более близки к абстрактному искусству, отражая теории о взаимодействии движения, цвета, музыки и живописи. Судя по представленным работам, он больше других был близок к стилю Нижинского, и когда рисовал «Формы желтого, или Нотр-Дам» (1911), а особенно через полотно «Линии. Грани. Пространство» (1911).

В гармоничный ряд попадает и Леопольд Сюрваж с его «Ритмами цвета» (1913). Это в 1917 году он будет дружить с Модильяни и тесниться с ним в одной стуции, а в начале десятых Сюрваж занимался проблемами синтеза цвета и ритма, пытался соединить их с техникой кино, предвосхитив поиски Ханса Рихтера и Викинга Эггелинга в области абстрактного кино и поиски абстракционизма в целом.

Любимой темой самого Нижинскопо-художника становится танец и танцовщики, поданные в абстракции. Он никогда не изобразит тела — только глаз человека или маленькое лицо и вокруг него извивающиеся в танце круги. Иногда его абстракция совсем чиста от образа -только радуги в калейдоскопическом беспорядке. Нижинский, хоть и несколько однообразен, вполне может претендовать на свою маленькую нишу в истории искусства.

Есть и другое, чем примечательна гамбургская выставка. Она болезненно всколыхнула целый ворох событий дней давно минувших. Ведь все эти люди — художники — были гостями Парижа, такими же, как Нижинский, пришельцами, кому-то из них повезло меньше, кому-то больше. Душевнобольной Нижинский, затворником сидящий в лечебнице, зачем-то на двенадцать лет переживет Баранова-Россинэ, который в самом рассвете сил и на пике творческой активности перед самой войной попадет в гестапо и будет там замучен. Сюрваж доживет до девяноста лет и умрет в Париже в год волнений 1968 года. Соня Делоне, плодовитая и богатая, как Крез, переживет многих, и в 1964 поду у нее пройдет персональная выставка в Лувре, что редкость для Парижа.

Ноймайер, когда отправлял любимые рисунки на суд толпы (а большая часть коллекции экспонируется впервые), хотел, чтобы о «темном» периоде в жизни легендарного танцовщика стали думать иначе. Чтобы люди выходили и поверили: как много успел сделать в жизни этот занятый в общем-то другой профессией человек. И критики, слетевшиеся в Гамбург ради этих неизданных рисунков, всерьез говорили о неизвестном художнике-абстракционисте, что не может не радовать. То есть замысел удался.

Екатерина БЕЛЯЕВА

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта