Апсит Александр

Апсит (Апситис. Петров) Александр Петрович (1880-1944) — русский советский художник-иллюстратор

 

 

Пересолил.

 

 

При жизни Чехов иллюстрировался мало.Не считая, правда, Антоши Чехонте— сотрудника юмористической прессы, в среде которой и начинал писатель свой творческий путь. Здесь лучшими его иллюстраторами были Н. П. Чехов (1858-1889), брат писателя, сделавший, в частности, прекрасные рисунки для так и не вышедшего сборника рассказов 1882 года, и А. И. Лебедев (1866-1898). Но вот «серьезному» Чехову с иллюстрациями не везло. Прежде всего их было мало. И виной тому не только издательские принципы или книжная культура 80-90-х годов. Законодателей моды в книжной графике того периода, «мирискусников», которых занимала тематика и стиль «века русских маркиз», Чехов ни в коей мере заинтересовать не мог.

На подводе

 

И только в начале XX столетия появляется ряд иллюстраций, большинство которых делалось по заказу А. Ф. Маркса и печаталось в его журнале «Нива». Маркс, начавший в 1903 году новое издание Собрания сочинений Чехова, использовал эти иллюстрации, большинство которых и приходится на 1903 год, в качестве рекламы. Эта установка — рекламность и расчет на читателей «Нивы», не отличающихся большой требовательностью,— определила художественную сторону рисунков. Лучшие из них, рисунки А. П. Апсита,— одновременно и типичные образцы так называемого «журнального стиля» с его стремлением внешне изящно оформить рисунок, с эффектностью поз, с подчеркнутой драматичностью, экспрессивностью.На общем довольно сером фоне иллюстраций 900-х годов выделяются только два рисунка О. Л. Делла-Вос-Кардовской (1875—1952) и серия иллюстраций Д. Н. Кардовского (1866-1943) к отдельному изданию «Каштанки» в 1903 году.

Скорая помощь

Но в изофондах Литературного музея хранится много иллюстраций, сделанных на картоне в одной технике, примерно одного формата, но разных авторов. Как выяснилось, все они предназначались для волшебного фонаря.Волшебным фонарем раньше назывался всем нам хорошо знакомый диапозитивный проектор, изобретенный еще в 1640 году иезуитом Кирхером.

Со второй половины XIX века волшебный фонарь — повсеместное явление. «Волшебный фонарь получил в настоящее время такое обширное распространение, что ни одна публичная лекция, ни одно чтение на фабриках и в воскресных школах не обходится без его услуг»,—писал в 1895 году автор одной брошюры.Значительно обогащает наши представления о бытовании русской классической литературы то, что волшебный фонарь широко использовался в народных чтениях, делая литературу доступной широким слоям населения. Отчет о чтениях для рабочих в аудитории Э. Л. Нобель сохранил для нас любопытное свидетельство. В среду 2 февраля 1905 года: «Читал А. Ф. Бардовский на тему «А. П. Чехов и его рассказы» по следующей программе: «Сведения о жизни Чехова. Черты его характера. О чем он писал. Отношение к животным (рассказ «Каштанка»), Отношение к детям (рассказ «Ванька»), Изображение смешного в жизни. Рассказы: «В Москве на Трубной площади», «Пересолил», «Канитель», «Хирургия», «Лошадиная фамилия», «Налим». Чтение было выслушано с большим вниманием и до конца. Собралось 130 рабочих, а с их женами и учащимися — 170».

Мужики.

 

Для истории иллюстрирования существенно, что специфика волшебного фонаря, задача создания графического комментария произведения, в будущем — диафильма, неизбежно требовала выработки нового принципа иллюстрирования, которого не знал еще XIX век,— принципа «параллельного ряда», при котором художник стремился не просто изобразить героев и их положение, а по-своему пересказать сюжет и даже больше —содержание произведения.
Чехов — выдающийся мастер короткого рассказа был удобным автором для волшебного фонаря, специфика которого — чтение вслух — требовала произведения небольшого размера и в то же время емкого, заключающего в себе значительное и злободневное содержание. Удобен был как и юмористический Чехов, высмеивающий пороки и недостатки своего времени,
так и серьезный Чехов, близкий самой разной аудитории.О том, насколько широко иллюстрировался писатель, свидетельствует само количество дошедших до нас работ: в изофондах Литературного музея сохранилось 19 серий иллюстраций шести художников (А. П. Апсит, Н. А. Богатов, Я. П. Турлыгин, В. С. Пономарев, А. А. Кучеренко, В. Спасский) к 16 произведениям*

 

 

Хирургия.

 

Хорош уже сам подбор произведений, многие из которых вошли в золотой фонд нашей литературы: это юмористические рассказы «Налим», «Винт», «Хирургия», короткие рассказы «Тоска», «Ванька», «Злоумышленник», рассказы «Мечты», «Святою ночью». Иллюстрировалось такое значительное произведение писателя, ставшее событием в литературной жизни эпохи, новой вехой в изображении и осмыслении жизни русской деревни, как повесть «Мужики». Интересен и факт иллюстрирования рассказа зрелого Чехова «На подводе».И работали для волшебного фонаря неплохие художники. Известный график А. П. Апсит (1880-1944). Сын кузнеца и прачки, он, переменив много профессий —был и лакеем, и даже клоуном в цирке,— стал популярным художником.
Плакат «Грудью на защиту Петрограда» 1919 год.

Сотрудничал в журналах «Родина», «Звезда», «Нива» (1902-1906), рисовал карикатуры для сатирических журналов, после переезда в Москву ллюстрировал книги для московских издателей, в том числе И. Д. Сытина и А. Д. Ступина. Известны его иллюстрации к произведениям Горького, Чехова, Лескова, Д. Бедного, Салтыкова-Щедрина, Никитина.

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта