Бриммер Николай

Бриммер Николай Леонидович (1898-1929) — российский художник-график, немецкого происхождения. Родом из Киева. Оформлял книги, занимался экслибрисом.

Иллюстрация к повести Н.Гоголя «Сорочинская ярмарка».

Гоголь явился на свет накануне решающих для России событий. Вскоре Наполеон завоюет Австрию, а затем двинет свои полки на Москву. Свет 1812 года — свет победы русского войска — навсегда озарит его душу. Он вызовет к жизни и смех Гоголя. Смех Гоголя — такое же дитя свободы, дитя победы, как и стихи Пушкина. Оба они начинают в одну эпоху, и оба есть эхо этой эпохи.

Беги, сокройся от очей

Цитеры слабая царица!

Где ты, где ты, гроза царей,

Свободы гордая певица?

Гоголь услышит этот призыв Пушкина в далеком Нежине и откликнется на него сначала стихами, а потом прозой, которая, по словам того же Пушкина, заставит русских смеяться так, как они не смеялись со времен Фонвизина. Признанные герои истории для Гоголя как бы и не герои — он возвеличивает малое и смеется над великим. Титулярные советники в его прозе теснят королей, а особам царской крови отводится третьестепенное место.

Человек по фамилии Яичница имеет у Гоголя больше прав на существование — и на внимание со стороны автора, — чем какой-нибудь генерал, который по виду „умная голова», а на самом деле мечтает лишь о крестике на шею. Наполеоны и
Фердинанды у Гоголя смешны, а вот смерть Акакия Акакиевича из „Шинели», как и смерть двух старичков в повести „Старосветские помещики», оплакивается как национальная потеря.

Чистая сатира, ставя вопросы, дает и ответы. В смехе Гоголя заключен не ответ, а надежда.

Это не значит, что герой на наших глазах должен исправиться и превратиться из „прорехи на человечестве» в образцового хозяина и семьянина. Попытки совершить этот переворот в человеке — переворот, дающий урок преображения, — не удались Гоголю. Смех Гоголя дает нам гораздо больше, нежели те положительные примеры, которые он представляет во втором томе „Мертвых душ». Гоголь иногда с грустью называл себя человеком, привыкшим смешить людей. Так отвечал он на заблуждение в том, что он писатель исключительно комический, призванный смехом своим осудить, покарать. „Я не знал, — писал он, — …что мое имя в ходу только затем, чтобы попрекнуть друг друга и посмеяться друг над другом. Я думал, что многие сквозь самый смех слышат мою добрую натуру…»

И. Золотусский

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта