Баранов-Россине Владимир

 

Владимир (настоящее имя Шулим-Вольф) Давидович Баранов появился на свет 1 января 1888 года в селе Большая Липатиха Таврической губернии (сейчас — Запорожская область Украины). С 15 лет учился в Одесском художественном училище. Еще в его стенах увлекся авангардом, был участником выставок в Киеве и Москве. Окончив училище, поступил в Петербургскую академию художеств, но через год был отчислен по банальной причине — за непосещение занятий.

Тогда-то, в 1910 году, вольные ветры русского модернизма и занесли честолюбивого молодого человека в Париж. Баранов сразу оказался в знаменитом «Улье», объединявшем Пикассо, Шагала, Модильяни. Его картины того времени сделаны в манере футуризма и супрематизма, впервые подписаны на французский лад «Россине» (потом он присоединил псевдоним и к своей фамилии).

Особой страницей биографии Баранова стала завязавшаяся тогда и продолжавшаяся всю жизнь дружба с Соней и Робером Делоне. Их влияние на творчество Баранова несомненно. «Цвет ради цвета», «Пока искусство не освободится от предмета, оно осуждает себя на рабство» — эти высказывания французского «ересиарха кубизма» (так себя именовал Р. Делоне) вспоминаются, когда видишь картины Баранова первого парижского периода — «Война», «Голубой апокалипсис».

Одновременно Баранов увлекся светоцветомузыкой. Благодаря этой страсти он познакомился с Александром Скрябиным и написал его портрет. Композитор оставил на нем автограф: «Музыканту красок — Скрябин». «Цена» этого автографа особенно высока. Ведь Скрябин, как известно, много и всерьез занимался синтезом музыки и света, впервые введя в партитуру симфонической поэмы «Прометей» строчку для светового сопровождения.

 

Первый в мире светомузыкальный инструмент — оптофон.

Увлечение Баранова тоже было очень серьезным. Он даже изобрел особого рода фортепиано — «оптофон», каждая клавиша которого соответствовала не только определенному звуку, но и цвету. Свет, проходя через сложные оптические фильтры, проецировался на специальный экран — «хромотрон». Это изобретение сделано уже после возвращения Баранова в Россию в феврале 1917 года. В 1923-м он провел первые цветомузыкальные концерты у Всеволода Мейерхольда, а затем и в Большом театре. Сам изобретатель исполнил партию света в сопровождении симфонического оркестра. В программе были произведения Вагнера, Шуберта, Грига, Рахманинова. Между прочим, копия этого уникального музыкального аппарата сейчас хранится в Центре Помпиду в Париже (оригинал погиб во время второй мировой войны). Ну а на родине в 20-е годы «нотная живопись» встретила негативную оценку со стороны официозной критики. Возможно, оптофон был еще не вполне завершён. Но как бы то ни было, в 1925 году Баранов покинул СССР окончательно и снова уехал в Париж.
Примечательно, что и в дальнейшем жилка изобретателя не гасла в этом художнике. И порой весьма далекой от изобразительного искусства оказывалась его фантазия. Например, аппарат под названием «мультиперко» был предназначен для изготовления, стерилизации и розлива газированных жидкостей.

Затем Владимир Давидович разрабатывает «хромофотометр» — прибор для анализа качества драгоценных камней. А незадолго до начала второй мировой войны Баранов придумал «динамический камуфляж», авторство которого позднее было ошибочно приписано Жоржу Браку. Его суть — в проецировании увеличенных цветовых пятен, позволяющих «скрыть» любой военный объект — движущийся или неподвижный. Свое изобретение он представил директору заводов Рено и представителям Пентагона. Но по каким-то причинам его тогда не внедрили в производство. Кстати, занимался им он не в одиночку, а со своим другом Робером Делоне.

И разумеется, художник оставался художником. Все эти годы Баранов-Россине — непременный участник Салона независимых, а также других выставок парижского авангарда. К этому добавлялась еще и преподавательская деятельность в открытой им по приезде в Париж «оптофонической академии».

Нетрудно представить, чем грозил Баранову приход нацистов, однако он отказался покинуть город, заявив: «Я люблю Париж и ничего не боюсь!» Его арестовали вместе с семьей. Родных вскоре выпустили, а самого Владимира Давидовича отправили в Освенцим, где он погиб в январе 1944 года.

Произведения Владимира Баранова-Россине на Западе нынче в моде. Например, на русских торгах «Сотбис» в ноябре прошлого года его картина «Зеленый апокалипсис» 1912 года «ушла» за 350 тысяч долларов.

И вот после затянувшегося — на 80 лет — перерыва он снова встретился с Соотечественниками.

Маргарита Марутян
В творчестве Владимира Баранова-Россине можно найти следы всех самых смелых художественных течений начала XX века. Окончив Одесское художественное училище. Баранов получил звание «учитель рисования и черчения», а продолжил обучение в Петербургской Академии художеств. На занятия молодой художник ходил нерегулярно, из-за чего его вскоре отчислили.

Только приехав в Париж в 1911 году, Баранов ощутил подлинную свободу творчества. Поселившись в парижском «Улье» и общаясь с французскими живописцами Фернаном Леже и Амедео Модильяни, он четко улавливал новейшие веяния эпохи, что, конечно же, находило отображение в его работах в духе футуризма, супрематизма, кубизма и даже сюрреализма. Менялись течения — менялись и работы Баранова, так что на его полотнах запечатлены чуть ли не все «измы» эпохи. Нашлись, впрочем, критики, увидевшие в них скупые подражания. В Париже Баранов взял псевдоним Даниэль Россине в честь коня Дон Кихота Россинанта.

Автопортрет.   1912 год.

После революции художник вернулся в Россию и преподавал во Вхутемасе, украшал революционный Петербург вместе с Кустодиевым и Петровым-Водкиным к первой годовщине Октября, работал над революционными панно «365 революционных дней», « Красноармеец-барабанщик», «Марширующие красноармейцы». В ноябре 1917-го состоялась первая в России большая выставка художника, где было представлено свыше 60 работ, в том числе красочные пейзажи, реалистичные портреты на кубистском фоне и декоративные панно.

К этому времени Баранов вслед за экспериментами со светом и музыкой Скрябина сконструировал своеобразный клавир — «оптофон», каждая клавиша которого соответствовала не только определенному звуку, но и цвету (свет, проходя через специальные оптические фильтры, проецировался на экран, таким образом отображалось более трех тысяч оттенков спектра). Светомузыкальные представления он давал в театре Всеволода Мейерхольда и Большом театре. О том, как далеко заходила любознательность художника, можно прочитать в одном из его писем: «Я пишу этюды академические и работаю по химии, изучаю спектральные анализы и солнце; работаю также по одной вещи разными материалами, разными красками и формами. Для меня живопись — жизнь. Главное: делаю все любя, ибо так нравится».

Эффект преломления световых лучей Баранов использовал и в других своих изобретениях, правда, исключительно в практических целях. В его «хромофотомере» эффект применялся для определения качества драгоценных камней (веса, величины, цвета, чистоты и свечения), а в «мультиперко» — для производства и очистки химических растворов. Свое оптофоническое пианино он запатентовал спустя десять лет после его создания, и та самая первая модель, впоследствии не раз совершенствовавшаяся, хранится в парижском Центре Жоржа Помпиду.

Страсть к изобретательству отразилась в скульптурах художника, а одна из них — футуристическая «Симфония» — сконструирована из металлических труб, пружин и проволоки. Кроме того, Баранов первым придумал пятнистый камуфляж для армии и, кстати, также запатентовал его, хотя сегодня этого уже почти никто не помнит.

В 1925 году Баранов снова уехал из России: славить революцию он больше не мог и не хотел, его изобретения на родине оказались никому не нужны. В Париже он занимался продажей недвижимости, а в 1944-м погиб в Освенциме. В работах художника не было эпатажа, они были чистым искусством, которое современники Баранова, как обычно бывает, не сумели оценить по достоинству.

НАТАЛЬЯ СОКОЛОВА

 

Комментировать

Поиск
загрузка...
Свежие комментарии
Проверка сайта Яндекс.Метрика Счетчик PR-CY.Rank Счетчик PR-CY.Rank
SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
карта